Анатолий Кинах хочет апеллировать к Юлии Тимошенко без политических последствий

726
Анатолий Кинах хочет апеллировать к Юлии Тимошенко без политических последствий

Украинские правительства традиционно выступают в обществе в двух ролях: с одной стороны, им отведена роль мальчиков для битья при любых промахах и просчетах, а с другой — именно правительственные скамьи позволяют политикам приобретать известность и делать дальнейшую карьеру. Первый вице-премьер нынешнего правительства Анатолий Кинах не новичок и на улице Грушевского, и во власти вообще. За ним — принципиальная позиция в дни оранжевой революции. Когда многие колебались, вслед за линией действовавшего президента, он, заявив о том, что главой государства не может быть человек с криминальным прошлым. Теперь, в правительстве, Кинах также не потерял свой голос, хотя у него зачастую и нет другого выбора, кроме как подчиняться правилам командной игры.

— Как вы оцениваете сегодня уровень доверия к власти и, в частности, к правительству? Он, по-вашему мнению, растет или падает?

— Доверие людей к власти — это, на мой взгляд, высшая ценность и основополагающий фактор, который дает возможность консолидировать политическую волю, кадры, ресурсы для решения проблем развития страны и экономики, повышения уровня жизни людей. Поэтому тот кредит доверия, который сложился в ходе очень важных событий за последнее время, включая и выборы Президента, — это бесценный ресурс, который надо беречь и укреплять. Но очень важно, чтобы доверие укреплялось не на основе спекулятивных популистских игр власти с обществом, а, в первую очередь, путем формирования прозрачной, морально ответственной власти, постоянного диалога власти и государства с обществом, власти и бизнеса, наличия обратной связи между властью и обществом, стремления власти создавать механизмы, в основе которых стремление общества контролировать власть и, безусловно, четкая связь между тем, как развивается экономика и улучшается жизнь каждого живущего в Украине, понимание людьми логики событий, происходящих в нашей стране, доступ к объективной информации, возможность влиять на те или иные решения, связанные с формированием государственной политики. То есть, для установления доверия важно все то, что консолидирует. И только тогда можно быть уверенным, что доверие будет расти и укрепляться. Для Украины это очень актуально. Если говорить о сегодняшних критериях, то пока еще существует очень высокий кредит доверия к власти. Беспрецедентно высокий, особенно если сравнивать с предыдущими периодами, причем как к власти вообще, так и к отдельным ее представителям, начиная от Президента. Но это доверие не бесконечно. Как говорят в народе, от любви до ненависти — один шаг. Я часто повторяю своим соратникам в правительстве, что революция — дело очень сложное, но испытание властью — еще сложнее. Поэтому сегодня необходимо ни на йоту не забывать о бесценном ресурсе доверия. И каждый шаг системной и профессиональной работы правительства должен быть направлен на укрепление доверия. Повторяю, пока оно еще достаточно высоко.

Видео дня

— А куда оно движется?

— Все это будет зависеть от конкретных дальнейших шагов. Насколько власть будет мудрой и ответственной, насколько она будет стремиться наполнить кредит доверия реальными результатами своей работы по всем параметрам, начиная от верховенства права, кадровой политики, информационного пространства, социального состояния общества и так далее.

— Сегодня правительство предпринимает титанические вербальные усилия для того, чтобы привлечь в страну инвестиции. Хотелось бы услышать от вас об основных причинах нашего инвестиционного провала. Еще несколько месяцев тому назад страну убеждали в том, что нас буквально зальет дождь инвестиций. Пока их нет...

— Я не стал бы использовать такие формулировки, как инвестиционный провал. Потому что за первый квартал в Украине наблюдается рост инвестиций (данных за второй квартал еще нет). Нужно оперировать точными цифрами. Я хочу вам напомнить, что мы подписали очень важное соглашение с Дойчебанком на два миллиарда евро, из которых 300 миллионов уже пошли на решение серьезных проблем энергетического комплекса. Я бы порекомендовал такой уважаемой газете не оперировать такими терминами, как провал, а постарался дать объективную оценку тому, в какую сторону меняется инвестиционный климат.

— Это не моя оценка. Это оценка бизнес-среды. Я хотел бы узнать ваши взгляды на эту проблему.

— Напомню, недавно международные агентства в очередной раз повысили инвестиционный рейтинг Украины. Однако проблемы, конечно, есть, и серьезные. Нарушен баланс между социальной составляющей государственной политики и тем, что мы называем стратегией развития, ее инновационной и инвестиционной составляющей. Баланс, к сожалению, нарушен содержанием бюджета на 2005 год, начиная от ухудшения условий работы инвесторов — односторонняя ликвидация стимулов для инвесторов в технопарках и СЭЗах — вместо того, чтобы провести там инвентаризацию и навести порядок. А мы действовали линейным методом в худшем варианте, создавая фактор неуверенности инвесторов в будущем и нарушая свои же обязательства, как страны. Эти проблемы есть, безусловно. Я уже не говорю о риторике вокруг проблем приватизации, которая, к сожалению, все чаще и чаще используется в спекулятивно-политических целях. Мы сейчас делаем все, чтобы изменить ситуацию, не допустить снижения уровня безопасности бизнеса, защиты прав собственника, инвестора.

— В правительстве вы отвечаете за вопросы реприватизации?

— Часть функций по этому вопросу относится и ко мне, безусловно.

— Вы чувствуете внутреннее удовлетворение от того, что приходится этим заниматься, и от сделанного? Чем в дальнейшем будет руководствоваться в реприватизации правительство? Списком на дооценку или соответствующим законом?

— Главное, в чем я уверен, — этим надо заниматься, потому что мы говорим о прозрачной экономике, равноправной конкуренции, балансе интересов государства и частного бизнеса, мы говорим о защите прав собственника и инвестора. Все это, как нигде, концентрируется в процессе приватизации, особенно, когда речь идет о стратегических объектах. И государство, без всякой сенсационности или попыток заполучить на этом политические дивиденды, должно заниматься законностью и контролировать соблюдение государственных интересов и интересов общества. Это — постоянная задача государства. И то, что в ходе рассмотрения проблемных вопросов приватизации постоянно звучат определенные заявления о количестве объектов от десятков до тысяч, о дооценке, доплате и так далее, — это очень ухудшает положение и создает негативный фон, включая сомнения и недоверие инвесторов. Такие вещи недопустимы. Я занимаю такую позицию и далее буду ее отстаивать в рассмотрении проблемных вопросов приватизации. Никаких списков предприятий, подлежащих реприватизации, нет. Есть перечень проблемных вопросов, которые имеются к тем или иным предприятиям после приватизации. На одном предприятии явно была занижена стоимость в момент приватизации (речь идет о той же «Криворожстали»), на другом, к примеру, Черноморском судостроительном заводе, у инвесторов есть проблемы с выполнением инвестиционных обязательств (речь идет о возобновлении деятельности по основному профилю — строительству кораблей), на третьем видим ухудшение социально-экономических и финансовых показателей, а это стратегическое предприятие — там тысячи рабочих мест. На все эти случаи государство должно отреагировать, но строго в рамках закона, с учетом презумпции невиновности. И только суд может принять окончательное решение. В этом — суть самого процесса. У нас он, к сожалению, слишком заполитизирован. На него влияют многие и разновекторные интересы различных лоббистских групп. Но как бы ни было сложно, наша принципиальная позиция, о чем говорил недавно и Президент, состоит в том, что мы больше никогда не допустим, чтобы в Украине происходил передел собственности за рамками закона или рыночной конкуренции. Вот это мое кредо, и я его отстаиваю. Речь идет о достаточно ограниченном перечне вопросов, и надо без ажиотажа и налета сенсационности, без политического популизма рассматривать и решать их, и при этом одновременно укреплять и безопасность бизнеса, и защиту прав собственности, создавать условия для инвесторов и равноправной конкуренции. И в этом плане нас понимают. Главное — чтобы мы сами не создавали проблем.

— Не думаете ли вы, что перечисленное нельзя делать одновременно, — это процессы, которые идут в разные стороны?

— Мы должны соблюдать процедуру. Понятно, что одно мешает другому, но в этом и суть мудрости и ответственности власти: выстраивать процесс таким образом, чтобы он логично воспринимался обществом, окружающим миром и инвесторами, чтобы он проходил цивилизованно, в рамках закона.

— Власти это пока не удается?

— Здесь есть проблемы, и мы будем решать их.

— По-моему, реприватизация принесла больше проблем, чем пользы... От нее в бюджет еще не поступила ни одна гривня. А каковы поступления от приватизации? Прошло уже полгода…

— Вот данные статистики на 9 июня: 670,5 миллиона гривен поступления от приватизации. Это даже выше плана на эту дату — 158%.

— Это интересно. Вы первый об этом сообщаете. До сих пор ни Семенюк, ни кто-либо другой об этом не говорил. Я слышал, что называлась цифра 125 миллионов. И это деньги, полученные в основном от приватизации в прошлом году. А теперь Госсекретариат, заместитель его главы господин Соболев, уже сообщает о новом урезанном списке на дооценку — 22 объекта.

— Нет списков на дооценку. Речь идет о списке предприятий, где есть проблемы. Чтобы сказать, какой будет результат — то ли дооценка, то ли расторжение договора купли-продажи, то ли повторный конкурс, — должно быть решение суда, только он может определить конечный результат, в том числе и положительный для предприятия, если там все нормально.

— Чем может закончиться, по вашему мнению, этот процесс, если он быстро не прекратится?

— Мы должны заявить, что речь идет о таком-то количестве проблемных вопросов, которые будут решаться строго в соответствии с законами. И поставить точку. А дальше уже пойдут процедуры. По некоторым вопросам они могут длиться и год, и полтора с точки зрения судебной специфики. При этом недопустимо любое давление на судебные органы.

— Важно вообще закончить этот период неопределенности, который создан для бизнеса. Он сейчас продолжается...

— Мы стремимся его завершить.

— Что делает власть с бизнесом? Почему он от нее отворачивается? Парламент принял закон, направленный на реанимацию «упрощенки», но в таком виде, что Президент вряд ли сможет его подписать: в нем угроза выполнению бюджета. Не дойдет ли дело до нового противостояния бизнес-среды и власти?

— Я думаю, не дойдет. Тем более этот закон шел под рубрикой «неотложный», так его определил Президент. За этот документ, среди авторов которого Партия промышленников и предпринимателей, проголосовало 326 депутатов. Мы считаем, что он очень актуален. А проблемы, связанные с возможными потерями бюджета, будем решать совместно: Кабинет Министров, Верховная Рада Украины и предприниматели. Более того, после возврата доступа к упрощенной системе может быть получен позитивный результат для экономики за счет роста предпринимательских структур, предприятий, рабочих мест... Мы будем делать все, чтобы этот закон был подписан.

— Министр финансов против этого возражает.

— Это его позиция. А решение будет принимать Президент. Если закон несовершенен, то он может его подписать с соответствующими предложениями... Мы должны найти компромисс и дать возможность возродиться малому бизнесу, что для нас принципиально важно как с точки зрения рабочих мест, так и в деле создания в стране среднего класса.

— Работая в этом правительстве, вы, как президент УСПП и лидер соответствующей партии, должны защищать интересы промышленников и предприятий ведущих отраслей — вашего родного судостроения, а также авиа-, авто-, машино- и других?

— Я был против поправок к бюджету и фракция Партии промышленников и предпринимателей голосовала против в связи с тем, что в нем были заложены меры, ухудшающие инвестиционный климат и ликвидирующие государственную поддержку разных отраслей, начиная от ракетно-космической, авиа, судостроения и ряд других. Сегодня с подачи нашей фракции, партии, которую я возглавляю, в парламент внесен ряд законопроектов, в которых предлагается возобновить определенные меры для поддержки указанных отраслей.

— Вы уверены, что эти законы пройдут в парламенте?

— Мы будем все для этого делать. По этому вопросу нужна открытая профессиональная дискуссия власти с бизнесом, а не попытка силовым методом решить ту или иную проблему, включая попытки ручного управления экономикой, поиска врагов.

— Какие отношения сложились внутри правительства, где как ни странно, образовались какие-то фракции?

— Пришла серьезная команда с высокой моральной планкой. Да, надо всем совершенствоваться, повышать уровень государственного менеджмента. Я чувствую себя в правительстве очень комфортно. Уважаю своих соратников и буду делать все возможное, чтобы мой опыт повлиял на системность, профессионализм и консолидированность в работе правительства.

— Тем не менее страна не видит в правительстве единой команды, как бы успешно министры не катались на лошадях или коньках. У правительства есть явный лидер, но почему его не слушают и часто идут в противоположную сторону?

— Дело в том, что нам, да и вам тоже, нужно научиться уважать дискуссию, которую необходимо вести, потому что правительство — высший орган исполнительной власти, и каждое его решение должно быть выверенным, профессиональным, экономически обоснованным и иметь прогноз последствий. Нужно как раз создавать такую обстановку, чтобы все члены правительства могли высказать свою точку зрения без опасения, что это может повлиять на политическую карьеру, на устойчивость его в должности. Если так не будет, тогда это шаг назад. Наши решения должны быть максимально профессиональными и давать результат.

— Что сейчас, по вашему мнению, больше всего угрожает экономике страны? Что будет, если Россия действительно повысит для нас цены на газ?

— Рисков для экономики достаточно много. К сожалению, экономика сегодня испытывает на себе еще и серьезное влияние прошлогодней политизации. Принятия массы популистских решений и силового давления. Начиная с осени прошлого года, темпы экономики начали снижаться. Нам эту тенденцию необходимо обязательно остановить путем создания благоприятных условий для развития экономики, промышленности, предпринимательства, привлечения инвестиций. Такова задача правительства. Украина, в связи с победой добра над злом, в чем я абсолютно уверен, имеет достаточно высокий уровень авторитета в окружающем мире. Теперь необходимо этот морально-политический авторитет и доверие трансформировать в инвестиции. Конечно, нужно выходить на системные программные действия. И самое важное тут не нарушать баланс — помнить, что социальная политика, уровень жизни людей, в первую очередь, зависят от эффективности и конкурентоспособности экономики. Мы это закладываем и в бюджетную резолюцию на 2006 год, и будем добиваться, чтобы нынешняя тактика расширения потребления превратилась в стратегию развития, что крайне важно для страны. Немаловажное значение имеет внешняя составляющая. На мировом рынке ухудшается конъюнктура для украинских экспортных товаров — металла и химической продукции, а это в сумме составляет около 40% валового внутреннего продукта нашей страны. И нам сегодня очень важно найти компенсаторы, которые позволили бы снизить зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры и негативные результаты от сокращения темпов развития нашей горно-металлургической и химической промышленности. Компенсировать внешние потери может, в первую очередь, развитие внутреннего рынка. Ведь сегодня 83% вырабатываемого в стране металла мы экспортируем и только 17% потребляем внутри страны из-за низкой платежеспособности внутреннего рынка и низких темпов развития смежных отраслей — строительства, машиностроения и других.

Что касается природного газа, то я считаю, что нам необходимо работать с Российской Федерацией в рамках соглашения о транзите газа через территорию Украины и ни в коем случае не допускать одномоментного перехода на расчеты за транзит в денежной форме, потому что это очень болезненно ударит по нашей экономике. Учитывая ее высочайшую энергоемкость, которая в три-четыре раза выше, чем в соседних государствах.

— Переход на денежные расчеты, по-моему, мы сами и инициировали.

— Нет, это не было нашим предложением. Оно исходило от российской стороны. Я думаю, что мы все же найдем компромисс с Россией, чтобы не нарушать наши соглашения, которые, кстати, ратифицированы парламентом и имеют силу закона.

— Что вы думаете по поводу ЕЭП ? Не заставят ли нас, в конце концов, пойти на еще большие уступки с помощью газонефтяного давления?

— ЕЭП — это перспективное направление, о чем было сказано и Президентом Виктором Ющенко, и правительством, это возможность снять искусственные барьеры, возможность приблизиться к принципам четырех свобод, которым руководствуются члены Евросоюза, это благоприятные условия для передвижения, общения людей, движение товаров и услуг. Украина будет четко следовать решениям, которые были приняты в момент ратификации договора о ЕЭП. Хочу напомнить, что там поставлено условие: договор о ЕЭП действует только в той части, в которой соответствует Конституции Украины. Первый этап создания ЕЭП — зона свободной торговли — воспринимается у нас совершенно однозначно. Это тест на искренность, на желание сторон создать полноценное экономическое пространство. И только так можно думать о перспективе. Украина предложила перейти на этот режим с первого июля этого года и направила проект соответствующего протокола. Мы готовы исключить все изъятия и перейти в режим свободной торговли. Предложение рассматривается, и от этого будет зависеть будущее ЕЭП.

— Последний вопрос. Почему вас и вашу партию не приглашают в создаваемый политический блок пропрезидентских сил?

— Нас не надо никуда приглашать. Мы самодостаточные люди и самодостаточная партия. Наши принципы остаются неизменными: мы боролись и будем бороться за то, чтобы жить в честной, справедливой, демократичной стране. В стране, умеющей защищать национальные интересы, современными методами укреплять свой внутренний рынок, поддерживать своих экспортеров, создавать благоприятные условия для сотрудничества с окружающим миром на принципах ВТО. Мы также уверены, что нам нужно укреплять моральное и духовное здоровье общества. Прививать людям порядочность, патриотизм. На этих принципах мы готовы объединять усилия. Но окончательно все будет определяться не раньше осени. И мы не исключаем, что все- таки пойдем на выборы в составе блока, который будет придерживаться конфигурации и принципов, действовавших тогда, когда мы боролись в рамках коалиции «Сила народа».

Виталий КНЯЖАНСКИЙ

http://day.kyiv.ua/uk