Миллионер Омар Арфуш: «Обо мне во Франции писали все что угодно – вплоть до того, что я крестный отец русской мафии».

12,4 т.
Миллионер Омар Арфуш: «Обо мне во Франции писали все что угодно – вплоть до того, что я крестный отец русской мафии».

Странный человек этот Омар Арфуш – родился в Ливане, уже в двенадцать лет давал концерты в президентском дворце. Потом стал миллионером во Франции. Говорят, «Пари Матч» по сей день пишет о нем очерки как о VIP-персоне. А он в самый разгар бросает все и переезжает в Украину. Ну не странный? Или, может, это мы чего-то не понимаем?

– Омар, вы ведь родились в Ливане и долгое время жили во Франции – как же вас занесло в Украину?

– Впервые я приехал в Советский Союз в 17 лет – в 89-м году, учиться музыке. Год учился в Московской консерватории, затем переехал в Днепропетровск. Конечно, в первое время у меня был шок – скорее, культурный. В Ливане у тебя впереди море, а сзади горы – либо наоборот. В Москве не было ни моря, ни гор, и тамошние пейзажи воспринимать было тяжело. Я не был готов к холоду, удивляла психология советских людей, их внешний вид, а еще отсутствие мяса и туалетной бумаги в магазинах. Я жил в ужасных условиях общежития – четвертым в комнате. Но ради учебы был готов на все – ведь советская школа фортепиано считалась лучшей в мире.

Видео дня

– Но потом ведь вы жили во Франции? Что же побудило вернуться к нам?

– Франция для меня – слишком легкая страна. Там люди рождаются, уже зная, что у них есть права, и требуют у государства их соблюдения. А я учился в СССР, поэтому научился добиваться всего сам. Во Франции мне просто скучно, там я чувствую себя как в доме престарелых – все слишком ме-е-е-дленно, размеренно. На французских открытках видно, что их улицы сегодня такие же, как и 200 лет назад – может, только рекламные щиты добавились. А в Украине сейчас происходит очень сильное и быстрое движение, и это похоже на послевоенные Францию и Германию. Я часто езжу во Францию, и не успею вернуться, как здесь уже или новый ресторан открылся, или новое здание можно купить либо арендовать, новые лица появились.

– Не многие знают, что вы были владельцем знаменитого французского модельного агентства «Элит».

– Да, это был один из лучших периодов моей жизни. Я купил акции Джона Касабланкаса и работал с «Элит» более пяти лет, открыл филиал в Украине. Но из-за конфликта с бывшими партнерами пришлось с агентством расстаться, зато я официально стал миллионером и теперь живу, как мне нравится. Что касается моделей, то я хорошо знаю Карен Мюлдер. Клаудиа Шиффер – замкнутая девушка, кроме фотографов и ассистентов почти ни с кем не общалась. Вот Наоми Кэмпбелл – наоборот, посещает все, что только может. Она большая скандалистка, очень любит мужчин. Причем ей нравятся абсолютно все, и пусть тот, на кого она обращает внимание, не думает, что ему повезло – скорее, наоборот. Она и бить его будет, и издеваться. Не люблю я ее. Хотя ее день рождения в Каннах пришлось посетить.

– В Каннах вы шли по красной дорожке – в качестве кого?

– VIP-гостя. Во Франции меня знают еще со времен «Элит» – до сих пор пишут обо мне в газетах, приглашают на ток-шоу. Дольче и Габбана, зная, что я одеваюсь у них, приглашают на свои мероприятия.

– Ну и как там, в Каннах?

– Канны сильно впечатляют каждый год. Конечно, я был в восторге, когда вручали приз Игорю Стрембицкому. Когда он сказал: «Я не буду говорить по-русски, я украинец» – я один засмеялся. Потом, когда перевели, засмеялись все. В Каннах приходится присутствовать на всех вечеринках. Пойдешь к одним – обидятся другие, к другим – обидятся третьи, в будущем могут не пригласить. Поэтому важные лица стараются побыть везде хотя бы по чуть-чуть. В результате после фестиваля я два дня почти не разговаривал – только спал.

– А ваш клип с Музой что в Каннах делал?

– Один из экранов перед красной дорожкой демонстрировал только его.

– Это очень дорого стоило?

– Очень, но я считаю, что есть вещи, которые просто нужно делать и не стесняться. Я подумал: люди ведь не все время ходят мимо этих экранов. Если его не будут крутить постоянно, кто-то не увидит. Поэтому решил не скупиться и оплатить круглосуточную трансляцию.

– Да, чего не сделаешь ради любви... Кстати, о любви. Чем вас так пленила Муза?

– Я влюбился в нее с первого взгляда. А недавно мы отметили 200 дней нашей любви – я подарил ей 201 розу. Мы вместе уже полгода, и я до сих пор сильно влюблен, даже всерьез подумываю о женитьбе. Пока только думаю, но сам этот факт уже невероятен – я всегда был противником брака. Просто впервые в жизни понял, что нашел то, что мне нужно.

Помимо того, что Муза красавица, она очень спокойна, уважает мою музыку и мою свободу, не давит на меня. Не вмешивается в личные дела, даже не знает, о чем следующий номер моего журнала. Мои дочки, как и все вокруг меня, ее обожают. Она – идеальная украинская девушка. Разве что готовить не умеет.

– Для вас это важно?

– Наоборот, я же с двенадцати лет ем только в ресторанах – не переношу запах пищи в доме.

– А стирка-уборка?

– Ни в коем случае! У меня есть две уборщицы, это их дело. Иногда она начинает наводить порядок, переставлять шкаф – я просто не могу этого видеть. Пусть плетет из бисера, поет, ходит со мной на танцы.

– А мне всегда казалось, что восточные мужчины женщин не особо уважают, считают их людьми второго сорта.

– Ну что вы! На самом деле второй сорт – это мужчина. Женщина гораздо умнее, умеет играть на чувствах. А мужчина, когда влюбляется, глупеет и становится готовым на все. Кроме того, женщина – это мать, это ее власть. У меня хорошее воспитание: отец очень высоко ценил маму. А моя мать, между прочим, – президент общества свободных женщин, борец за женские права. Поэтому плохое отношение восточных мужчин к женщине я видел только в кино.

- Вы публичный человек, дружите со многими звездами. Как же не боитесь испортить отношения, издавая такой журнал, как «Папарацци»?

– Отношения со звездами журнал, конечно, портит капитально. Но он популярен, нравится людям. Поэтому я предпочел дружбу с читателями. Я делал музыкальные проекты со многими звездами – это для меня просто испытание! Эти капризы, разговоры, самомнение, требования: «Нет, только этот визажист, только этот парикмахер!» – все это скучно.

– Вас ненавидят уже все наши «небожители»?

– Некоторые даже угрожают. Каждая новая обложка – это новая проблема. Нам, кстати, и бывшее правительство звонило – когда был сюжет о Мисс Украине – еще немного, и позвонил бы Кофи Аннан. Сейчас вот муж Русланы звонит мне на все мобильные, а сама Руслана – в офис. А о чем мы будем говорить? Материал-то уже вышел.

– Вам их не жалко?

– Мы ведь считаем Украину демократической страной, а в каждой демократической стране подобные издания есть. Нельзя говорить о людях только хорошее – это же неправда. У каждого есть свои проблемы. Нельзя думать, что в жизни у звезд все так же, как на глянцевых обложках. И пусть не обижаются. Например, обо мне во Франции писали все что угодно – вплоть до того, что я крестный отец русской мафии. Это что же, значит, я – шеф Березовского и Ходорковского? Я не обиделся – просто посмеялся, подал в суд и отсудил миллион швейцарских франков. И если то, что мы делаем – коллаж, пусть подают в суд. Но за два года в суд еще никто не подал. Потому что мы не пишем неправду.

– Почему мы долгое время знали Арфуша-издателя и бизнесмена, но Арфуша-композитора узнаем только сейчас?

– Я жил с одной девушкой, которая сильно ревновала меня к музыке, даже фортепиано мое подожгла. К тому же был занят бизнесом и хотел довести карьеру до той точки, когда смогу работать не целый день. Сейчас я работаю два часа в день и могу заниматься музыкой, реализовывать себя как композитор. Готовлю сейчас вторую песню с Музой, недавно снял клип с Ириной Билык.

– А почему вы с каждой звездой делаете только по одному проекту?

– Это принципиальная позиция – не хочу стать чьим-то эксклюзивным композитором. И потом, у меня есть замысел года через два-три сделать из этих песен программу. Ведь у каждой звезды в каждом альбоме по два-три хита, на которые и идут люди. Все остальное – так, дополнение. А у меня будет концерт, состоящий только из хитов.

Виктория Аронова

http://www.pk.kiev.ua/