Выпив чаю в киевском кафе, пришел в себя через три недели в Италии

Выпив чаю в киевском кафе, пришел в себя через три недели в Италии

Сенсационное интервью вдовы разработчика украинских антивирусных программ для Кабмина и Секретариата Президента с версиями его гибели.

Видео дня

Примерно в два часа дня 12 октября 10-летний Рома Загородний, убегая на репетицию в школу, спросил у своего отца, который оставался дома: "Папа, ты сам закроешь дверь, а то я уже опаздываю?" "Хорошо, закрою", - отозвался Дмитрий Валерьевич. В следующие полтора часа в квартире создателя украинской компьютерной антивирусной программы произошли некоторые события, хронологию которых должно установить следствие. Доподлинно известно лишь то, что президент корпорации "Украинский антивирусный центр" Дмитрий Загородний позвонил на работу жене Анне и спросил о планах на вечер. После этого он поставил на подзарядку мобильный телефон... Рома, вернувшийся домой в четыре часа дня после репетиции, обнаружил, что дверь в квартире открыта, а в гостиной на полу в луже крови лежит отец. Первая версия правоохранителей была простой: самоубийство. Ведь роковой выстрел в сердце был произведен из винчестера, принадлежавшего Дмитрию Валерьевичу. Однако вдова Анна Загородняя уверена, что ее мужа убили.

"Дима сказал, что все наши телефонные разговоры прослушиваются СБУ"

- Много странных и непонятных событий происходило в последнее время с моим мужем, - рассказывает вдова Дмитрия Загороднего, генеральный директор корпорации "Украинский антивирусный центр" Анна Загородняя. - Примерно в июле Дима заметил, что за ним следят. По дороге на работу или домой за его машиной постоянно следовали серебристые "Жигули". Иногда и ночью эта легковушка стояла недалеко от нашего подъезда. Я знаю машины соседей. Это был кто-то посторонний.

- Дмитрий не пытался узнать, кто за рулем автомобиля?

- Окна у "Жигулей" затонированы, и определить, сколько людей находится в салоне, было невозможно. Дима просто подходил к окну и наблюдал за автомобилем из-за занавески. Я сказала ему: если хочешь, я сейчас спущусь и сама поговорю с ними, узнаю, что им надо. Но муж не отпускал.

- Он был напуган?

- Совсем нет. Он всегда был очень смелым. О слежке говорил с улыбкой. Муж рассказывал мне, что все наши телефонные разговоры прослушиваются сотрудниками СБУ, но не придавал этому особого значения. Внимание со стороны Службы безопасности к моему мужу оправдано. Программы, разработанные Димой, обеспечивают антивирусную безопасность в самых главных компьютерах страны - в Кабинете министров, Верховном суде, Секретариате Президента Украины. В 2004 году наша корпорация выиграла тендер по работе с госструктурами.

- Может быть, у вашей корпорации есть серьезные конкуренты? Наверное, работа по обслуживанию госструктур - это лакомый кусочек?

- Без конкурентов нельзя. Но это, в основном, нерезиденты Украины. Не нарушив закон, им невозможно занять наше место.

- Если не секрет, сколько денег выделило государство вашей корпорации на разработку антивирусных программ?

- В 2004 году три миллиона гривен. На 2006 год у нас была запланирована антивирусная поддержка областных государственных администраций. Дима готовил проект, по которому корпорация должна была получить от 19 до 25 миллионов гривен.

- Все ограничивалось только слежкой? Были ли угрозы?

- На домашний телефон нам никто с угрозами не звонил. Этот номер знают только близкие родственники. Дима общался в основном по мобильному телефону. У него было много номеров, и он их постоянно менял. Муж никогда не жаловался, что ему кто-то угрожал. Да у нас это в семье и не принято. Дима всегда говорил: "Не волнуйтесь, у нас нет никаких проблем. Я все решу сам".

- А у корпорации были проблемы в последнее время?

- Особых проблем не возникало. Дима был постоянно в работе. Договаривался с нужными людьми, постоянно находился в разъездах. В последнее время он решал вопрос с уже бывшим председателем СБУ Александром Турчиновым, просил его содействия, чтобы между корпорацией и госструктурами не существовало посредников.

- А с СБУ были какие-нибудь разногласия?

- Разведчики несколько раз пытались вербовать наших сотрудников. Обращались с подобной просьбой и к Диме, но он отказался.

- Почему?

- Нас тогда выгнали бы из антивирусной тусовки. У нас, разработчиков компьютерных программ, это не принято. Хотя предложения нашим сотрудникам все же поступали. "Незадолго до смерти муж взял частный кредит под 60 процентов годовых"

- Как обычно происходила вербовка ваших сотрудников?

- Это была всего лишь попытка. Сотрудник СБУ пришел к директору нашей дочерней фирмы вроде бы для проверки лицензирования, нашел какое-то нарушение и пообещал лишить лицензии. Правда, заметил тот, этого можно избежать, если контрразведке будет оказана кое-какая услуга. Когда Дима узнал об этом разговоре, проблема решилась, и сотруднику СБУ пришлось извиниться за неудачную попытку вербовки. А потом мой муж исчез на целый месяц. Только этому исчезновению предшествовала еще одна история.

Параллельно Дима занимался еще многими проектами, о которых я не знала. Это было связано с Интернетом. Для этого ему нужны были деньги, и он взял частный кредит - миллион долларов под 60 процентов годовых. Людей, у которых он брал кредит, Дима вроде бы хорошо знал. Но, как я потом выяснила, многие фирмы, которые брали у этих же людей деньги, обанкротились или же попали в зависимость от кредиторов. Понятия не имею, зачем Дима с ними связался.

30 августа этого года Дмитрий Загородний сообщил своей жене, что на 12 часов дня у него назначена встреча с человеком, которого он никогда не видел, а только общался с ним по электронной почте. Встреча должна была состояться в кафе возле столичного универмага "Украина". Дмитрий помнил лишь то, как в кафе пил чай с неизвестным мужчиной. После этого для него все было, как в тумане.

- Дима рассказывал, что иногда на короткое время приходил в себя, - рассказывает Анна Васильевна. - Понимал, что его куда-то везли... Все это происходило, будто во сне. Едва он приходил в себя, как тут же снова погружался в забытье. А очнулся недели три спустя... на пляже в Италии.

- О чем вы подумали, когда Дмитрий не вернулся домой 30 августа?

- Муж работал в сумасшедшем режиме, и я подумала, что он просто решил от всего отдохнуть. Я бы приняла такой шаг мужа. Но время шло, а Дима не давал о себе знать. Тогда мы заволновались не на шутку. К поискам мужа подключились его друзья. Я начала получать кое-какую информацию. По крайней мере, знала, что он жив. Более того, за десять дней до того, как он нашелся, друзья Димы высказали мысль о том, что он может быть в Италии.

- А милиция не занималась поисками вашего мужа?

- Мне известно лишь то, что в райотдел друзья завезли определенную сумму денег, чтобы поиски ускорились. А в конечном итоге Дима позвонил сам. У него не было с собой денег, так как его кредитная карточка оказалась заблокирована.

- Как это произошло?

- Когда появилась информация о том, что Дима может находиться в Италии, ко мне пришел его друг, который работает в службе безопасности одного банка, и предложил скинуть на карточку мужа деньги. Я согласилась, но вместо этого "друг" заблокировал счет. Потом он приходил ко мне с угрозами и претензиями, мол, Дима кинул всех, назанимал кучу денег и уехал в Италию. И будто я тоже собираюсь уезжать за границу.Экспертизу крови Дмитрия делали в день его похорон

- Потом еще много всего произошло, - продолжает Анна. - У нас просто-напросто хотели забрать корпорацию. Мне уже давали на подпись документы, что я якобы за долги мужа передаю некоторым людям права на использование брэнда корпорации. Я не подписала. Тогда бывшие друзья подают иск на Диму. В тот же день суд арестовывает личное имущество мужа. Причем в вердикте суда для судебных исполнителей была интересная формулировка: если стоимости арестованного имущества не хватит на погашение долгов, то передаются права на нашу интеллектуальную собственность, а именно на разработанные мужем программы.

Прямо в центре Киева, когда я возвращалась после одной из встреч, к моему автомобилю подошли судебные исполнители из Оболонского района (хотя иск рассматривался в Подольском районе). Не предъявив никаких документов, они сказали, что конфискуют машину. Я отказалась передавать им автомобиль мужа. На том инцидент был исчерпан.

Любопытно, что, когда я собиралась погасить хотя бы часть долга мужа, при выходе из банка меня встретили сотрудники безопасности этого банка и работники Подольского РОВД. Они угрожали посадить меня в СИЗО.

Кредиторы постоянно говорили мне, что готовы забрать иск, если я соглашусь сама погасить долги мужа. Я опять отказалась подписывать какие-либо бумаги. А потом Дима позвонил из Рима.

Дмитрий Загородний, пришедший в себя на пляже в 130 километрах от Рима в порту Чивитавеккья, без копейки денег вынужден был добираться до столицы Италии "зайцем". На каждой остановке его высаживали из поездов контролеры, он ждал следующий и опять двигался к Риму. По пути Дмитрий обращался за помощью к полицейским, но те отказывались ему помогать.

Позвонив из посольства Украины жене, Дмитрий вернулся в Чивитавеккью, где неделю жил в недостроенном супермаркете, как бомж, прямо на картонных коробках. Иногда, чтобы купить себе что-нибудь поесть, ему приходилось воровать. Его возвращение стало возможным лишь после того, как Анна Загородняя сделала денежный перевод через "Вестерн Юнион" для мужа.

- Вернувшись в Украину, Дима сразу же как ни в чем не бывало приступил к работе, - рассказывает Анна Загородняя. - Я уговаривала его, чтобы он написал заявление в милицию, но муж сказал, что сначала сам все попробует решить. Но все "друзья" снова стали неожиданно друзьями. Они рассказывали Диме, как искали его, как беспокоились о нем...

- Дмитрия обследовали медики после его возвращения из Италии?

- Да. И они ничего постороннего в его организме не нашли. Дима не успел сделать лишь экспертизу крови. Это пришлось делать мне в день похорон мужа. Но и тут не было выявлено ничего подозрительного. Кстати, и чисто визуально на его теле не было никаких следов от уколов.

- В последний месяц жизни вашего мужа вы замечали за ним что-нибудь странное?

- Нет, он был таким, как всегда. Если вы имеете в виду, было ли у него суицидальное настроение, то я отвечу: нет. Муж даже пытался иногда шутить. Он был полон планов на будущее. Если бы Дима собирался свести счеты с жизнью, наверное, в тот день он вел бы себя как-то по особенному. Например, обнял бы сына, когда тот уходил на репетицию. К тому же он звонил мне, и мы обсуждали планы на вечер. Самым сильным аргументом в пользу того, что моего мужа все-таки убили, я считаю то, что незадолго до своей гибели, буквально за несколько минут, Дима поставил на подзарядку мобильный телефон. Согласитесь, самоубийцы так не поступают. Хотя из квартиры ничего не пропало. Обстановка не была нарушена. Дима был застрелен из собственного винчестера, который хранился в его сейфе. Где ключи от несгораемого шкафа, знал только муж. Тем не менее я почти уверена, что муж был убит.

Михаил СЕРГУШЕВ "ФАКТЫ"

www.facts.kiev.ua