Старые развратники снова в седле

884
Старые развратники снова в седле

Сладострастные старцы не унывают – свидетельствуют специалисты-сексологи. Седые девы не остыли в ожидании старости. Настала пора для любовных чудачеств и хулиганских проделок в утлой постели, пусть холоден пол загородного домика и зимний запас овощей в погребе атакуют муравьи – почтенные дамы и их мужья вновь предаются плотским играм, медлительным и вдумчивым, мудрым и, конечно же, азартным.

Такая картина предстала глазам геронтологов, ученых, занимающихся интимными делами возрастных любовников и любовниц. Почти все мужчины, вскарабкавшись на пик пятидесятилетия, ощущают некое томное недомогание, словно бы воздух разрежен, но сладок, спасения нет – для тех, кто входит в этот возраст, влечение превращается в опасную шпионскую миссию. Вернее, так было прежде – какие-нибудь двадцать лет назад старик, имевший неосторожность заглядеться на трамвайную красотку, и случайно выдавший себя, моментально обретал славу настоящего развратника.

"Похотливый", "сальный", "бесстыжий" – хлестали его пощечины, и дряхлая жена, потупив взор, молча возила губкой по чистой, чистой, тарелке для супа, и неприкаянный старец отправлялся в спальню, один, и рылся в выдвижном ящичке, где хранилась старая немецкая косметика жены. Она проходит по коридору, заворачивает в свою темную комнатушку, и потом за дверью долго кряхтит, стягивая шерстяные колготки.

Нет, не будет этого больше. Согласно статистике, опубликованной журналом Geriatrics, более 81% мужчин, разменявших шестой десяток, охвачены бурной страстью к женщинам (классический случай; разумеется, уважаемое издание не учитывало различных джазовых отклонений).

"Интерес к сексу у этой группы мужчин чрезвычайно велик", - говорит д-р Хиллс, геронтолог. – Четверть века назад пожилые люди даже и мысли такой себе не позволяли. Тогда было так: если пожилой человек обнаруживает хоть малейшую сексуальность – он извращенец. Сейчас все окей, мужчины за коктейлем признаются друг другу, да, приятель, я грязный старикашка. О, ты не поверишь, какой я мерзкий старикашка". И оба немедленно краснеют.

Помните, от такого признания не смог удержаться даже писатель Курт Воннегут – правда, слово "старикашки" он искусно обошел:

"Я просто скажу, что до сих пор не могу спокойно смотреть на женщин - как же это они так сделаны, а? - и что я сойду в могилу с желанием тискать их груди и бедра. А еще я скажу, что, если честно, занятия любовью - одна из лучших идей, вложенных Сатаной в Евино яблоко. Хотя, конечно, самая лучшая из них – джаз"

Когда Воннегут писал это, ему было семьдесят пять лет.

А между тем, д-р Хиллс продолжает – женщины перестают заниматься любовью в возрасте 40-50 лет чаще всего из-за потери партнера. Или, правильнее сказать, "трудоспособного партнера". Дамы сетуют: партнер спился, впал в тоску и пошел по миру. Да, это часто случается, соглашается с ними Хиллс, но, все-таки, говорит доктор, облизывая пересохшие губы, посмотрите, какая у меня есть статистика.

92% сладострастных старцев не используют презервативы, никогда, а 95% считают сущей чепухой тесты на СПИД и прочие заболевания, передающиеся половым путем. Правда, говорит Хиллс, жаркое второе дыхание у старшего поколения открылось в основном благодаря стимулирующим медицинским препаратам.