Примите участие
в розыгрыше
планшета на Android Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

Слюсарчук: Кашпировского нам еще предстоит понять

3.3тЧитать материал на украинском

Анатолию Кашпировскому исполнилось 72. Среди людей, которыми по праву может гордиться Украина, эта фигура стоит особняком уже потому, что его авторитет и влияние на общественно-политические процессы конца 90-х годов прошлого столетия можно сравнить разве что с людьми, занимавшими высшие государственные посты. Его массовые сеансы и телевизионные циклы стали в свое время настоящим открытием. О нем написаны книги, им восхищались и его клеймили – путь, которому может позавидовать любая мегазвезда.

Но мир устроен так, что сход личности с информационного Олимпа равен забвению. Однако это не в полной мере касается Анатолия Михайловича. Ибо он – феномен. И ни один из современных врачей-психотерапевтов не может похвастаться такими результатами, как Кашпировский. И в то же время его методики исцелений во многом остались загадками для медицины. Уверенно оценивать тонкие механизмы исцеления многих болезней, которыми пользовался Кашпировский, могут единицы специалистов.

В Украине сегодня только один человек знает наверняка, что, как и почему делает в науке и практике Кашпировский. Это Андрей Слюсарчук, - знаменитый своей головокружительной памятью профессор-нейрохирург и гипнолог, - который, к примеру, повторил опыт с обезболиванием на расстоянии. Известный в Украине и за ее пределами нейроученый, по его признанию, многому научился именно у Кашпировского

- Андрей Тихонович, мы сегодня говорим об Анатолии Михайловиче Кашпировском. У вас, насколько я понимаю, есть свой взгляд на вклад этого человека в науку и медицину?

- Вклад Кашпировского в то, чему пока только учится человечество, сегодня очень трудно оценить – недаром говорят, что большое видится на расстоянии. Прошло не так много времени. Наш современник, Анатолий Кашпировский, конечно, был очень известен в 80 и 90 годы, но с социальной точки зрения, награда за то, что он сделал, была небольшой. Конечно, была просто невероятная известность.

Но как минимум, одна часть его творчества, очевидно, не оценена по достоинству. То, что он делал, воспринималось психотерапевтами и гипнологами весьма предвзято. Они, представители старой школы, смотрели и на него как на представителя старой школы. И сам инструментарий изучения феномена Кашпировского был слишком стар и авторитарен. Он, ушедший в науке далеко вперед, был окружен стандартами советской школы, которая смотрела на него крайне неглубоко - с позиций того, что на тот момент официально знали о мозге и психологии человека. То есть инструменты были неразвиты и не могли дать полного представления о том, что на самом деле происходило. Поэтому его талант, содержание его феномена в тот момент не были оценены по достоинству.

Да и сейчас немногие задумываются о том, насколько сильным идеологически и технически терапевтом является Анатолий Михайлович. Человек, который сумел старую гипнотерапевтическую школу обогатить новыми свойствами и новым пониманием. Он создал новую архитектуру в научной школе, которая называется гипнология, и смело предложил все это обществу.

- А чем различаются старая и новая школы?

- Ранее в психотерапии и гипнотерапии выстраивалась четкая архитектура – индивидуализм, некий авторитаризм, где гипнологу приписывался образ всесильного гуру, мага-волшебника, наделенного сверхсилой воздействия. А у пациента отнимались индивидуальность, право на свою территорию, если хотите, творчество, и самое главное – ответственность за свою жизнь и здоровье. Кроме того, незыблемым постулатом, неким законом считалось то, что мишенью для психотерапевтического лечения являлась только психосоматическая патология, а именно болезни, которые возникают на нервной почве.

При этом незаслуженно забывались основные постулаты о том, что психические феномены имеют колоссальное воздействие на нашу внутреннюю биологию и природу. В памяти возникает некий образ – душа плачет, а слезы текут по сердцу, желудку, почкам… Именно здесь Кашпировский выступил новатором, отказавшись, скажем, от заигрывания с пациентом и предложив иную, новую модель взаимодействия и построения работы с человеком, очень качественно используя ресурс самого пациента.

Вот сейчас, когда событие уже произошло и он, талантливейший, гениальный психотерапевт, проложил начало и показал этот путь, для современников все стало очевидно, просто и ясно. И многие воскликнули – в чем же чудо? Но не забывайте, к этому надо было прийти.

- Вы имеете в виду массовые сеансы? Я никогда до конца не верил, что это возможно. Вы можете объяснить механику явления?

- Скажем так, человеку свойственно объединяться в группы. Именно в группе древний человек защищал свою жизнь, добывал пищу и обменивался самым важным – опытом жизни. И таким образом становился сильнее и умнее. Это дало огромнейший толчок к развитию человека разумного.

В группе люди теряют личностные защитные механизмы, практически снижается уровень психологической защиты и усиливается во сто крат способность к обучению через эмпатию. Не здесь ли секрет высокой внушаемости, который так эффективно и тонко использовал Анатолий Михайлович при построении и отработке своего метода? Еще, о чем хотелось бы сказать – о некотором законе, который интуитивно прочувствовал этот гениальный психотерапевт. В 90-х годах группой итальянских нейрофизиологов были открыты уникальные свойства мозга, а именно активизация специфических зон и групп нейронов, которые были названы «зеркальными». Чтобы было понятно, позволю себе немного раскрыть суть эксперимента.

Например, есть группа кроликов, которым вживили в мозг электроды – таким образом ученые могли наблюдать активизацию тех или иных зон во время эксперимента. Животных кормили и четко дифференцировали, какие участки мозга активизируются при выполнении этой физиологической функции. Выработав стойкое пищевое поведение, животных разделили. На тех, кто будет питаться и тех, кто исключен из этого процесса. И вот тут-то и открылись уникальные особенности. Животные, которым не давали пищу, могли даже не видеть своих сородичей за едой, но слышали запахи и звуки.

И у них безошибочно активизировались те участки мозга, которые включались именно во время кормления. Таки образом, вырабатывая некий заразительный пример, у животного можно было вызвать активную работу мозга, свойственную для того или иного поведения. Какое отношение это имеет к работе Кашпировского, спросите вы? А непосредственное, прямое! Очень артистично, заразительно, выбирая нужных пациентов, демонстрируя исцеление от той или иной болезни, Анатолий Михайлович через этот феномен активизации зеркальных нейронов, включал нужные области мозга, которые активизировались и при этом «самоисцеляли» пациента.

Вот в такую коллективную игру была очень тонко втянута целая страна. Психотерапевтический телесеанс был очень качественно продуман до мельчайших режиссерских тонкостей. Уже сегодня я с пониманием дела просто восхищаюсь этой высокой классной отточенной техникой, которую еще многие годы наши современники будут пытаться раскрыть.

- Выходит, что именно массовость делала его сеансы результативнее? Вы не считаете, что именно это сыграло с Кашпировским злую шутку? Ведь все, в чем есть элементы шоу, людьми воспринимается с некоторым недоверием. А сеансы Кашпировского, согласитесь, содержали солидный элемент шоу…

- Конечно! Хотя мне очень жаль, что он не пошел по пути науки. Научные разработки Анатолия Михайловича не были восприняты с должным вниманием. То, что он делал, просто было не модно в то время в науке. Я уверен - если была бы общественная потребность, если можно так выразиться, заказ на науку, плюс какая-то поддержка, то Кашпировский направил бы свое гениальное чутье и мастерство естествоиспытателя, дар гипнолога, которому нет равных, в русло науки. Но общество получило то, что оно заслужило. Вместо того, чтобы поддержать и откликнуться на уникальность Кашпировского-ученого, общество хотело шоу и фокусов. И получало их.

- Но неужели он не мог позволить себе заниматься наукой, ведь он на самом деле имел и деньги и огромное влияние в то время?

- Да, он имел и деньги и влияние, но медицинская наука того времени его просто отторгла, выбросила за пределы своего мира, не пускала туда. Ну невыгодно было иметь рядом человека, который делает нечто, идущее вразрез с существующими догмами, вносит корреляции в науку. Таким образом, из науки был выброшен огромный пласт интереснейших исследований, и мы все от этого очень много потеряли. Потому, что изучая технику, действия, результаты (а ведь они существовали!), можно было бы многое понять и развить. Это был бы очень серьезный научный пласт! О Кашпировском можно говорить что угодно, но то, что Украина, как страна, и многие ее жители, в том числе дети, многим ему обязаны – неоспоримый факт!

Я, как врач, занимавшийся проблемами того же детского энуреза, могу сказать - это тяжелое неврологическое заболевание, которыми страдают многие дети, порой до подросткового возраста. А то и старше. Чтобы вылечить такого ребенка, порой, нужны огромные усилия группы врачей – невролога, уролога, психиатра, психотерапевта и родителей. И иногда все безрезультатно! А за какие-то полтора месяца работы этого уникального смелого психотерапевта, было излечено, повторюсь, более миллиона детей! Причем дистанционно – то есть без всяких материальных затрат! А ведь у нас есть десятки врачей, просто не понимающих, что сделал Кашпировский. Вот пусть они повторят его подвиг - ведь результативность работы у него была огромная. А мы-то знаем, что даже одна спасенная жизнь достойна уважения. За плечами этого великого врача – тысячи.

- Есть ли врожденная склонность к гипнозу, или все же этому может научиться практически каждый?

- Скажу так. Если меня бы спросили, насколько талантлив Анатолий Михайлович, я смело бы сказал – это Леонардо да Винчи в своей области! Гипнозу как феномену можно научиться и овладеть им – было бы желание. Я не раз повторял и повторяю еще раз: гипноз – лишь особая форма коммуникации, общения друг с другом, с использованием второй сигнальной системы – речи, мимики, жестов. Мы по жизни влияем друг на друга, формируем нужные реакции, а следовательно – гипнотизируем друг друга. Рисовать мы тоже умеем – все. Вспомните свои детские рисунки – солнышко, деревце, цветочек. Но кто из вас вышел на уровень Рафаэля?

Так же и в гипнозе – мы что-то умеем, но мы далеки от возможностей, мастерства гениального гипноперапевта, каковым является Анатолий Кашперовский. Однако повторюсь - все, что он делал, является результатом глубочайших исследований в области феномена мозга. Да, он отошел от науки, вернее, его отогнали от нее. Но наработки остались. И они были зафиксированы документально.

У Кашпировского есть очень интересная фраза – «Я открыл то, что еще много-много лет придется открывать другим!». Он-то сам хорошо понимал, к чему прикоснулся. Умение и способность регулировать многие процессы на самом деле сокрыты в глубинных ресурсах человеческого мозга. Но факт, что его отход от науки навсегда лишил Украину первенства в этой отрасли. Было ли осмыслено обществом произошедшее? Думаю – нет!

- Выходит, что Кашпировсеий лечил людей в ущерб занятию наукой? Тогда что, на ваш взгляд более благородно и ценно – реально, здесь и сейчас лечить людей или развивать науку во имя будущего?

- Лечить людей – важно, но объяснить механизмы воздействия, понять природу процессов и направить их в нужное русло – еще важнее. Анатолий Михайлович ближе других подобрался к некоторым скрытым ресурсам мозга. И если бы они раскрыты, техники лечения были бы еще уникальней и эффективней. Ведь Кашпировский сделал только первые шаги в своем направлении! Он вырабатывал свой стиль, свое понимание, свою науку, в конце концов.

И она не должна была быть похожа ни на что. Кирпичики – опыт, интуицию и так далее, человечество нарабатывало столетиями. Анатолий Михайлович просто сумел собрать все эти кирпичики и объединить их в единую архитектуру, создать из знакомых элементов новую модель. Ведь еще древние религиозные, шаманские практики позволяли вводить людей в некие особые состояние, в транс, к примеру. Они подавляли у них ощущение боли – люди ходили по горящим углям, стеклу… все это давно описано. Но чем уникален Кашпировский?

Он сумел доказать, что всеми этими процессами можно управлять, вызывать их искусственно! Он сумел показать, что уникальность-то эта сокрыта в каждом человеке! А за всем этим стоит огромнейший ресурс – скажем, есть вероятность, что стало бы возможным открытие некого химического вещества-нейропептида, которое выделяется во время такого психо-суггестивного обезболивания. Синтезировать его и использовать в качестве анестетика - это было бы природно и совершенно безвредно для человека.

- Вы считаете себя в некотором роде учеником Кашперовского?

- Я не могу сказать напрямую, что я его ученик, но моим кумиром в профессии был, конечно, Анатолий Михайлович. Я повторял и анализировал все его ходы, поведение, методы. Я просматривал его видеосеансы, записи выступлений. Всматривался внимательно в его почерк и стиль. От великий мастер слова. Ученый, знающий и понимающий человеческую душу. Человек, который хорошо понимает с кем, когда и в какое время он имеет дело. И это завораживает. Ну а то, что такой умный, талантливый, даже гениальный, человек не направил свои стопы в науку, для меня до сих пор является самой большой трагедией, хотя, повторюсь, я его прекрасно понимаю.

На сегодняшний день я сам оказался в подобной ситуации. Я предлагаю нечто новое, но встречаю непонимание, агрессию и ненависть. И возникает соблазн – все бросить и показывать фокусы за очень увесистый кусок хлеба с маслом. Но все же, когда я вижу, как не реализовался в науке столь талантливый человек, как Кашпировский, я нахожу новый стимул и стремлюсь дальше не смотря ни на что достучаться и реализовать себя именно в науке.

- Есть ли будущее у того учения, которое, как Вы говорите, начал развивать Кашпировский?

- Я уверен, что история однажды оценит, насколько это глубокий и неповторимый врач и человек. Знаете, каждый из нас иногда задумывается о тех жизненных вехах и явлениях, о которых порой приходится сожалеть. Лично для меня среди таких моментов есть один, который я отношу к числу наиболее значимых. Я очень сожалею о том, что получил возможность знать Анатолия Михайловича, общаться с ним и даже считать себя его другом и коллегой, сравнительно недавно. Произойди наше знакомство раньше - многое, очень многое было бы оценено с позиций Его мудрости, Его научной интуиции, Его опыта, Его интеллекта, Его безграничного человеколюбия.

Я хочу надеяться, что то, к чему прикоснулся Кашпировский, получит научное развитие. Иначе было бы просто несправедливо – ведь исцелил он такое количество людей, которым не может похвастаться не то что другой врач, а и отдельно взятая больница или научный институт. Он сделал невероятное – дал сотням тысяч пациентов понимание того, что горизонты современной науки о человеке и его внутренних резервах можно еще осваивать и осваивать, нащупывая совершенно фантастические методики и демонстрируя невероятные результаты. Он дал Надежду. Которая живет до сих пор.

Новая философия подходов к избавлению человечества от многих болезней, с которой Кашпировский ворвался в мир, уже оценена теми, кто испытал на себе результаты его уникальных методик, получил исцеление и вернулся к полноценной жизни. Но многое, очень многое из «эпохи Кашпировского», нам еще предстоит понять и оценить. Порой истинное понимание величия человека и его деятельности приходит со временем.

Хотя, с другой стороны, Анатолию Михайловичу повезло – он уже доказал эффективность и правоту своих взглядов на многие стороны человеческого бытия. И остается радоваться, что Кашпировский сегодня активно работает, что его пытливый ум продолжает развивать то без преувеличения великое учение, которым он одарил человечество. Уверен – мы познали этого человека и глубину его научного потенциала только отчасти. Он еще преподнесет нам не одно фантастическое открытие…

А грустить приходится от того, что настоящий Врач, Ученый и Человек сегодня вдали от Родины, которая в нем так нуждается. Родины, утратившей моральные ориентиры, истинную веру в Науку, в бескорыстный порыв подарить всего себя без остатка людям. Словом, во все то, что вписывается в социально-культурный и научный феномен Анатолия Михайловича Кашпировского. Вот мне горько от того, что уже 20 лет подряд пачками раздаются звания Героя Украины, вешаются на чью-то грудь ордена и медали… А рядом с нами живет человек, спасший сотни тысяч людей, так почему его нет среди толп «героев» и «орденоносцев», заслуги которых перед страной и ее людьми порой весьма сомнительны?..

Именно в этот день - день рождения действительно великого нашего современника - я хочу пожелать всем нам ощущения счастья от того, что мы живем в одно время с Кашпировским.

А самому Анатолию Михайловичу желаю новых научных вершин. Новых побед. Новых откровений. А главное – счастья от осознания того, что мы, люди, преклоняемся перед ним. Что мы – ученые – восхищаемся его талантом истинного первопроходца.

Он всегда был первым. Таким есть и будет.

Наши блоги