УкрРус

"Шпионские страсти" Лаврова

13.5т

В минувший вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров ошарашил журналистов информацией о том, как "переодетые американские дипломаты участвуют в митингах российской оппозиции". Он, правда, не уточнил – кто переодевался, в каком количестве и с какой целью, но добавил: "Мужчины-дипломаты появлялись в женской одежде для проникновения на некие режимные объекты, после чего, зайдя в здание, переодевались в туалете в обычный костюм". А еще он сказал, что была попытка спецслужб США завербовать сотрудника российского посольства – в его машину "засунули" 10 тысяч долларов". Ни фамилий, ни дат он не назвал, пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

В Великобритании популярны spy shop – "шпионские магазины", в которых можно купить все: миниатюрные микрофоны, видеокамеры в пуговицах, симпатические чернила и многое из того, что тешит воображение после просмотра фильмов о Джеймсе Бонде. Лет десять назад я зашел в один из таких магазинов в Лондоне и купил потайной камень – spy stone. Тогда вся Россия бурлила от негодования по поводу того, как английские разведчики подкладывали в парке свои шпионские камни. Двадцать пять фунтов были деньгами немаленькими, но как не позабавить себя – стать обладателям настоящего шпионского оборудования. Мои лондонские друзья похихикали, а потом стали всерьез сомневаться – нужно ли мне везти это в Москву, "загребут же", говорили они. Этот spy stone теперь всегда со мной – как память о великом маразме, охватившем огромную страну.

Воскресным вечером 22 января 2006 года телеканал "Россия" вдруг без предупреждения изменил сетку и показал программу "Специальный корреспондент", из которой следует, что некоторые сотрудники посольства Великобритании в Москве занимаются разведывательной деятельностью. "Мы поймали их за руку на агентурной связи и на том, что идет финансирование ряда неправительственных организаций в РФ", – заявил на следующий день журналистам начальник Центра общественных связей ФСБ Сергей Игнатченко. Он показал и трофей, захваченный контрразведчиками во время операции, назвав его "новейшим электронным шпионским устройством", то есть "ноу-хау британской разведки".

По примеру классика советского кинематографа пастора Шлага, молодой секретарь-архивист британского посольства Кристофер Пирт, как заявило ФСБ, "подозрительно" и периодически приходил в парк, чтобы "скачивать" из "шпионского камня" информацию, которую "закачивал" туда некий российский отщепенец. Конечно, российский "предатель" мог бы жвачкой прикреплять флешку со шпионской информацией к правой ягодице гипсовой скульптуры "девушка с веслом", но камень оказался интересным для российского кинематографа FSB Pictures. Автором того самого фильма, показанного 22 января, был Аркадий Мамонтов, уже широко известный российской общественности тем, что в августе 2000 года показывал в прямом эфире плавающий в водах Кольского залива мешок с картошкой, называя его "таинственным предметом", оставшимся после катастрофы АПЛ "Курск". Теперь настал звездный час Аркадия, и он полностью посвятил себя сотрудничеству с ФСБ, разоблачая и предавая остракизму любые происки иностранцев посягнуть на Россию.

В 2006 году мало кто обратил внимание на одну деталь: Аркадий Мамонтов утверждал, что "через сотрудников-шпионов деньги переводились некоторым неправительственным организациям", в частности, Московской Хельсинкской группе и фонду "Евразия". При чем тут "шпионский камень" – становится совсем непонятно, но зато появилась интрига, хорошо известная рожденным в СССР и воспитанным на советском кинематографе: когда враги – всякие шпионы и диверсанты – придумывают невероятные ухищрения, чтобы навредить великой стране. Аркадий Мамонтов тогда себя почувствовал пионером, который нашел в дорожной пыли "коричневую пуговку" и сдал ее в НКВД.

Ловить шпионов – это одно, а использовать ловлю шпионов с тем, чтобы уничтожить неправительственные организации, – совсем другое. Хотя, честно говоря, как руководитель одной из самых больших неправительственных организаций, я получал финансирование легально, через банковские счета, с уплатой российских налогов и огород городить из-за этого не стоило. Тогда мало кто понимал, что фильм Аркадия Мамонтова – это информационный вброс: поймет ли средний россиянин, что ФСБ печется о нем, или будет требовать свободы и демократии. Все поддержали российских разведчиков в борьбе против британских шпионов, и тогда началась тотальная борьба с правозащитниками. Последняя закончилась тем, что был придуман закон об "иностранных агентах", большинство из них теперь уже закрыты. Спустя два дня Путин так и сказал: "В этом случае никто не может сказать, что деньги не пахнут…" После этого инцидента многим станет понятно, почему в России принят закон, регламентирующий деятельность НПО.

Поднявшийся тогда скандал – прерогатива назначенного в 2004 году главой МИД Сергея Лаврова. Спустя неделю после показа фильма он встретился с представителями российских неправительственных организаций, на которой он мягко потребовал переключиться на "защиту русскоязычного населения за рубежом и содействовать более объективному восприятию России в мире". То есть, стать частью государственного аппарата, заниматься пропагандой и требовать от государств, где живут "русскоязычные", больших прав, чем записано в национальных конституциях. По его словам, в ближайшее время будет создан клуб российских НПО, которые будут сотрудничать с дипломатическим ведомством по вопросам, представляющим взаимный интерес.

Встреча с Лавровым была необычной – оказалось, что руководителей ведущих организаций не пригласили – ни Людмилу Алексееву, ни Льва Пономарева, по словам которого, в приглашении нет смысла, "правозащитники лишь портят имидж государства, тогда как задача Лаврова – его укреплять". Пономарев также добавил: "Если правозащитные организации и приглашаются, то, как правило, те, которые так или иначе взаимодействуют с той же комиссией по правам человека Эллы Памфиловой".

Сергей Лавров был назначен главой российского МИД за неделю до окончания первого президентского срока Путина в марте 2004 года. Это было время становления новой идеологии "русского мира", и Сергей Лавров оказался как раз кстати – до того он работал 10 лет представителем РФ в ООН на должности, которая подразумевает бескомпромиссный супер-патриотизм, что до сих пор демонстрирует Виталий Чуркин. Поскольку Лавров с 1993 года был сопредседателем Межведомственной комиссии по координации участия Российской Федерации в миротворческой деятельности, то имперского духа у него не занимать. А там, где империализм, там и борьба против противников российского влияния.

Когда после нескольких "шпионских" скандалов деятельность российских неправительственных организаций была парализована, в 2010 году Сергей Лавров стал инициатором и возглавил попечительский совет Фонда поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова. В состав попечительского совета входят также предшественник Лаврова Игорь Иванов, а также ректор МГИМО Анатолий Торкунов, директором назначен бывший посол РФ в Польше – Леонид Драчевский. Самое необычное – статус организации – неправительственная, а деньги, что совсем не странно, – бюджетные.

Фонд Горчакова стал основным пропагандистом России на постсоветском пространстве и в дальнем зарубежье. В странах СНГ почти все русскоязычные газеты получают гранты Фонда, если они отвечают целям возвеличивать Россию, заботиться о русскоязычном населении, пропагандировать Путина. Само собой, и не речи не может быть о софинансировании, к примеру, из Фонда Горчакова и Фонда Сороса одновременно – из Москвы тщательно следят за "чистотой помыслов". Практически в каждой из постсоветских стран работают до десятка финансируемых из российского бюджета газет и журналов, рассказывающих о счастливой жизни в России при мудром руководителе Путине. Но главное – о происках Запада, который спит и видит, чтобы уничтожить миролюбивое российское государство.

К короткому портрету Лаврова и его деятельности на ниве отношений с неправительственными организациями необходимо добавить новую и яркую деталь – Мария Захарова. Благодаря ей внешнеполитическая деятельность окрасилась не только пируэтами и притопами публичного исполнения "калинки-малинки", но и искрометным юмором, который не всеми воспринимается, а многими и вовсе считается хамством. Но это ведомственная традиция: почему-то и сам Сергей Лавров, и Мария Захарова считают хамство доблестью российской дипломатии. Теперь не все следят за самим министром, сколько за его рупором – только она может посадить экс-президента США Барака Обаму фразой о "взломе русскими хакерами мозга Обамы", а окружение Обамы назвать "командой озлобленных неудачников".

Трудно себе представить, чтобы Путин звонил Лаврову или Захаровой с требованием умерить пыл и быть дипломатами, то есть не хамами. По всей видимости, что-то внутри кремлевских коридоров происходит, если руководители российской дипломатии опускаются до оскорблений, а сам министр рассказывает сказки про переодетых американцах. Так и представляешь себе, как секретари посольства США надевают лапти и онучи, косоворотки и портки, и сливаются с толпой русских оппозиционеров, постоянно матерясь и дыша перегаром требуют отставки Путина.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги