, view = metaData.view != null ? string.Join("|", metaData.view) : null})

Когда мы пытаемся понять настроение небожителей Кремля к возможному ужесточению санкций со стороны Запада, мы совершенно отбрасываем другой вопрос — о ком идет речь, и какую реакцию мы хотим просчитать?

ЦРУ и всем разведкам мира очень хорошо известно кто такой Путин и какой алгоритм принятия решений существует в сегодняшней России. Мало того, на Лубянке упускают самую важную деталь, касающуюся их личной безопасности. Засекреченные данные о первых лицах любого государства — это политический мораторий на уголовное преследование, и только международное право и мировой порядок являются гарантом этого правила. Стремление путинского режима разрушить международное право и мировой порядок — это попытка спилить сук, на котором и повисла легитимность российской власти. Все свержения диктаторов происходили и происходят по строгому соблюдению суверенности того государства, где были прецеденты внешнего вмешательства, и во всех случаях решение принималось и принимается только на основаниях выхода диктатора за границы своей юрисдикции или после денонсации национальной Конституции, по которой он сам и пришел к власти.

Путин и его окружение нарушили все, что только можно, и большая часть этих нарушений произошла от некомпетентности и правового нигилизма самого Путина и его окружения. Мировоззрение спецслужб тоталитарного государства совершенно неприемлемо к применению в политической жизни любого современного правового демократического гражданского общества, тем более к ядерной державе с таким политическим статусом, которым обладает Россия. Именно по этим основаниям США после образования ООН не прибавили к своей территории ни одного метра, а Китай продолжает себя сдерживать по отношению к Тайвани и другим спорным территориям.

Нужно наконец-то понять, что интервенция любого государства в послевоенный период чревата очень губительными и непредсказуемыми последствиями. В конечном счете агрессор не только теряет контроль над оккупированными землями, но и лишается своей части территории, а если в государстве еще и заложена внутрирегиональная правосубъектность, как это было в Югославии, то такое государство ждет неминуемый распад на все его составные части. К сожалению, распад невозможно остановить никакими аргументами, что мы и видели после референдума в Черногории. Никакие родственные связи не спасли даже такой союз, так как преступления Милошевича имели общефедеральный статус, и соразмерность наказания не могла быть объединяющей повинностью для всех социалистических республик и автономных краев, составляющих Югославию. И если бы власти Сербии не выдали бы гаагскому трибуналу Милошевича, то они бы потеряли не только Социалистический автономный край Косово, но и Социалистический автономный край Воеводина. Касаемо Воеводина, заигрывание с путинским режимом и разногласия с Евросоюзом могут привести к потери и последнего региона, который был вписан составной частью в Конституцию СФРЮ, правопреемником которой является нынешняя Сербия.

Сегодня рассуждать на тему санкций уже поздно и бесполезно. Перед нами нависает более губительная угроза, и на примере политического кризиса в Югославии, когда элиты до последнего держались за своего национального "мачо", вождя и лидера "особого сербского мира", мы можем получить такой же результат.

Читайте все новости по теме "Санкции против России" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги