Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Мурзин: приезды в Киев становятся для меня стрессом

132

Его помнят по потрясающему исполнению броска с отклонением. Чемпион СССР-1989, чемпион Украины, лучший снайпер украинского чемпионата сезона-1996/97. Несомненно, он – живая легенда киевского «Будивельника». Еще и потому, что пребывал у руля команды целых шесть лет, возможно, самых неопределенных в клубной истории. Вместе с тем, сегодня Мурзин стал легендарной личностью в еще одном украинском городе. Выиграв с ивано-франковской «Говерлой» бронзу минувшего чемпионата, тренер удивил многих. Казалось, потеряв в межсезонье нескольких ключевых исполнителей, в этом сезоне «медведи» снизят свои показатели. Но по старту сезона этого не скажешь. Выдав серию из семи побед подряд, «Говерла» обосновалась в пятерке сильнейших.

В интервью «Обозревателю» Евгений Мурзин поведал о плюсах и недостатках своей нынешней команды, о своей тренерской философии, а также о том, что Карпаты напоминают ему родную тайгу.

- Евгений Викторович, семи побед к ряду на старте от «Говерлы» не ожидал, наверное, никто. Для вас такие результаты тоже стали сюрпризом?

- Не могу сказать, что наш старт был прогнозированным. Проигранная игра первого тура с «Азовмашем» вселила в нас уверенность, показала, что мы на правильном пути. Правда, сейчас рано делать какие-то скоропалительные выводы. Мы побеждали не с явным преимуществом, а в тяжелой борьбе, с разницей в несколько очков и в концовках матчей. Это добавило нам психологической уверенности.

Такое впечатление, что победные матчи с «Одессой» и «Черкаськими мавпами», складывавшимися не в вашу пользу команда выиграла за счет физического превосходства…

- Совершенно верно. Я отметил бы хорошие кондиции нашей команды в первую очередь. Мы мобилизуемся на концовки. Также сказывается, наверное, высокий командный дух. Потому в сложных ситуациях мы были помобильнее, посильнее наших оппонентов.

- Такой старт тем более удивителен, что в межсезонье команда потеряла трех ведущих исполнителей – Деррика Зиммермана, Джереми Шаппела и Павла Ульянко. Вы настаивали на том, чтобы оставить этих игроков в Ивано-Франковске?

- С Зиммерманом расставание получилось очень болезненным. Я лично с ним работал около полутора-двух месяцев, не в итоге договориться мы смогли. Я до последнего момента ждал, что Деррик останется, ведь он был капитаном нашей команды, в прошлом чемпионате показал хороший баскетбол. Да и человек Земмерман человек прекрасный. Расставания с Шаппелом и Ульянко были в меньшей степени болезненными.

- Лидеры ушли, но новички влились в команду просто отлично. Особенно – Браян Грин...

- Для меня, как для тренера, очень важен командный дух. Нам удалось его сохранить, и, возможно, благодаря этому получаются такие результаты и такая игра. У нас подобрался очень хороший коллектив единомышленников, царит хорошая атмосфера на площадке.

- Просматривая тренировку «Говерлы» в Киеве, отметил для себя, как вам удалось завести подопечных в конце двухчасового занятия, организовав игру Украина – США по трехочковым броскам…

- Это игра, это сильно заводит, никто не хочет проиграть. До того момента в этом упражнении лидировали украинцы. Потому американцы очень радовались, когда выиграли. Это все – рабочая атмосфера.

- Такими поединками вы не разделяете команду на украинцев и иностранцев?

- Тяжело объединить украинца с американцем полностью. Объединить их на площадке – цель и задача. Пока нам это удавалось и, надеюсь, удастся в дальнейшем, потому что собрался неплохой коллектив. Первое – это хорошие люди, второе – это хорошие профессионалы. Думаю, что мы порадуем своих зрителей.

- Но если американцы выполняют те задания, которые вы перед ними ставите. Почти в каждом матче, то с украинцами все не так просто. Скажем, предполагалось, что лидером среди украинских игроков будет Виктор Герасимчук. Но на старте чемпионата он выглядит очень блекло…

- Многие говорили, что наш ростер украинцев самый слабый среди всех участников. Но в некоторых матчах, к примеру, выигранном с небольшим отрывом поединке с «Николаевом», роль украинских игроков была велика. И вообще, в каждой игре неплохо себя показывает Ярослав Лемик. Хорошо влился в коллектив Игорь Сильковский. Достаточно продуктивно иногда играют Александр Оснач с Анатолием Дубнюком. Определенная проблема с Герасимчуком в самом деле существует. Я и болельщики ждем от него более полезной игры. Работаем над этим вопросом. Человек с таким опытом должен приносить больше пользы команде. Да Виктор и сам это чувствует. Он хорошо работает, работает над своими ошибками, но пока нет той психологической уверенности, которой мы ждем и которая у него была раньше. Это рабочие моменты и мы их решим.

- Вообще, в Западной Украине люди любят, чтобы в составах их команд были местные исполнители...

- Ивано-франковским у нас считается Александр Шостуха. Он отыграл в «Говерле» больше всех, по-моему,около девяти лет. Он считается у нас талисманом. Не забывайте, что клуб организовался недавно. У нас пока нет сильной школы, нет тренировочной базы. Ведутся разговоры о постройке зала. Стараемся привести в порядок зал существующий, в котором проводим свои матчи. Есть определенное движение, но не все делается сразу. Заинтересованность вижу. В Ивано-Франковске любят баскетбол, сильно болеют, руководители тоже хотят видеть в составе своих воспитанников. Но чтобы вырастить нормального баскетболиста, нужно очень много сил и времени.

- Признайтесь, когда вы ехали в Ивано-Франковск, то верили, что там все будет серьезно, или воспринимали работу с «Говерлой» как временный проект?

- Когда ехал туда, у меня состоялся предварительный разговор с директором клуба Олегом Пелехом, с директором предприятия, которое является спонсором нашей команды. Когда я с ними поговорил и послушал задачи, которые мне ставили, то поверил в серьезность этих людей, и в реальность достижения и решения задач, поставленных перед командой. Первый год было очень тяжело, пришлось делать много ротаций. За сезон, пока нашли оптимальный состав, поменяли порядка восьми человек. Впрочем, оптимального состава не бывает никогда. Всегда возникают определенные проблемы, но мы стараемся с ними справляться.

- Ивано-Франковск – небаскетбольный город. Вам, как человеку, поигравшему и потренировавшему серьезные клубы многое пришлось поменять в жизнедеятельности команды?

- Не буду говорить о своих заслугах. Единственное, что хочу отметить – руководители умеют слушать, умеют выполнять. И это – главное. Да. этот город пока небаскетбольный. Но люди слушали, делали правильные выводы. И если давали слово, то его выполняли.

- Вместе с тем, В Киеве небезосновательно считают, что вы заложили фундамент нынешнего, чемпионского «Будивельника». Не огорчены, что ушли из родного клуба раньше времени?

- Я только рад за «Будивельник». За то, что после стольких лет команда вернулась на первую позицию. Мы одними из первых поздравили команду и их президента от нашего клуба. Вообще, при игре с «Будивельником» у меня не возникает никаких дополнительных мотиваций. Разве что поначалу что-то было…

- У вас была возможность остаться в Киеве, возможно, пойти на уступки?

- В той ситуации не было никаких шансов. Но я верю в то, что земля круглая, все течет, все меняется. Надо работать-работать-работать и ничего невозможного нет.

- «Будивельник» для вас остается родной командой?

- Безусловно. Есть люди, с которыми я долго проиграл, много проработал, люди, которых я уважаю и общаюсь с ними до сих пор. «Будивельник» - это «Будивельник».

- У вас не возникает ностальгии за теми временами, когда вы только начинали тренерскую карьеру, когда фактически строили команду с нуля, начинали собирать игроков потихоньку. Тот «Будивельник» действительно можно было назвать вашей командой. Сейчас времени на творчество уже нет – нужно давать результат…

- Совершенно другой уровень работы. Тогда я работал с молодежью, не было определенных задач. Точнее, задача была – воспитание молодежи. У нас тогда не было хорошего бюджета, не было выбора, были свои трудности. Я не испытываю ностальгии по тем временам, потому что это жизнь. Нужно развиваться, работать, идти вперед, выполнять задачи, которые ставит перед тобой руководство. На том этапе я, наверное, не смог выполнить поставленные передо мной задачи, потому мы расстались.

- То есть, вы научились быть практиком?

- Наверное. Жизнь – очень жестокая штука. Есть люди, которые учатся на чужих ошибках, а есть люди, учащиеся на своих. Не буду говорить, как они называются. Все это знают. Мне пришлось пройти тяжелый путь, поэтому надо сделать правильные выводы.

- Вам нравится жить в Ивано-Франковске?

- Скажу так: чувствую себя киевлянином все меньше и меньше. В Ивано-Франковске я уже почти три года. Там совершенно другой ритм жизни. Небольшой город, небольшое движение, небольшое волнение, стабильная работа. Иной раз приезды в Киев становятся для меня стрессом. Все эти попадания в пробки, количество людей, даже цены несовместимы по некоторым позициям. Да, я киевлянин, прописка у меня киевская, но на сегодняшний день мне тяжело воспринять тот ритм жизни, который существует в Киеве. Тихий, спокойный провинциальный Ивано-Франковск, воспитанные люди – мне это импонирует больше. Там нет никакой нервозности и созданы все условия для работы.

- В Карпатах часто бываете, ездите по горам?

- Был в горах, катался на лыжах. Там прекрасная природа. При первой же возможности стараюсь выехать куда-то и побродить по лесу, по горам, покататься на лыжах. Правда, чаще ездил только в первый год работы. Во второй – лишь раз, в этом году еще ни разу не был и вряд ли с таким графиком получится выбрать свободное время. Но при первой же возможности стараюсь выезжать.

- Есть любимые места?

- Я немножко из Сибири и эти места немного напоминают мою первую родину – лес, тайга, горы, конечно, в меньшей степени, но эта первозданная природа существует.

- Больше любите зиму?

Сейчас уже не так, как раньше. Раньше больше любил походить на лыжах, сейчас при первой возможности езжу в Буковель, катаюсь на горках.

- Вы родились в Новосибирске, но украинские корни у вас, если не ошибаюсь, есть?

- У меня бабушка и дедушка родом с Житомирщины. Каждое лето с шести месяцев и до 10-11 лет родители отправляли меня на каникулы к бабушке и дедушке. В Житомире я проводил много времени, часто бывал в Киеве. Поэтому, возможно, судьба так повернулась, что я оказался здесь.

- Но, кажется, это зависело не от вас?

- Не сказал бы. Выбор у меня был. Перед тем. как перейти в «Будивельник», у меня были неплохие предложение от московских ЦСКА и «Динамо», ленинградского «Спартака», от «Динамо» Тбилиси. Но я остановился на Киеве и связал свою жизнь нежданно-негаданно с Украиной. Конечно, никто не думал, что распадутся республики. Когда я переходил сюда, здесь было единое государство, мы с «Будивельником» стали чемпионами Советского Союза.

- Тот финал против «Жальгириса» каким образом отложился в памяти?

- Запомнилась победа – это самое главное. Сумасшедший бросок Волкова, сирена и радость. Неделю назад, когда приезжал в столицу на встречу с «Киевом», встретил во Дворце спорта соперника по тому финалу Римаса Куртинайтиса. Тепло поприветствовали друг друга. У нас хорошие отношения. Не скажу, что мы друзья и поддерживаем близкие отношения, но мы играли друг против друга и как игроки, и как тренеры. У меня к Римасу уважительное отношение. Он действительно человек с большой буквы.

Вот вы говорите, «бросок Волкова, сирена и радость». Но радости, наверное, сразу не было, ведь судьи назначили затем отмененный овертайм…

- Была. Летом я был на сборах в Литве. Мы играли турнир в Каунасе, в том самом зале, где стали чемпионами. Сейчас эта арена не является главной для «Жальгириса». Она служит каунасцам тренировочной базой. Но когда зашел в этот зал, чувства нахлынули, заставили вспомнить те игровые минуты, концовку. В Литве все жители любят баскетбол, всегда полный аншлаг на трибунах, там особая атмосфера.

- После того, как Союз распался, вам было интересно играть в независимом чемпионате? Многие талантливые игровики (не только баскетболисты), не чувствуя спортивной мотивации, деградировали тогда бесповоротно…

- Мотивации в самом деле было очень мало. Был еще один неплохой год, участие в турнире стран СНГ. Мы выступили неплохо, заняли третье место. Наверное, определенная деградация присутствовала, ведь практически вся сборная Украины была собрана в «Будивельнике». Мы были чемпионами Советского Союза, бронзовыми призерами чемпионата стран СНГ, а тут – играем в местном чемпионате. Не хочу никого обидеть, но действительно, команды были ниже определенного уровня и это был шаг назад. Очень много игроков поехали в зарубежные клубы, искали свое спортивное будущее там.

- Почему вы не поехали?

- Я одним из последних уехал из «Будивельника». Наверное, я такой.

- Патриотизм или не было нормальных предложений?

- Это можно и глупостью назвать. Когда так происходит, думаешь, может надо было раньше уехать, по-другому жизнь устроить. Но «Будивельник» мне дал очень много и я старался ему вернуть то, что получил.

- Или держали обстоятельства? Если не ошибаюсь, Зураб Хромаев в 1991-м выбил вам квартиру…

- Обязательства были больше морального плана, чем контрактные. У нас всегда были хорошие отношения с Хромаевым, с Зущуком. Мы всегда смогли бы договориться, если бы были какие-то проблемы или серьезные предложения. Просто на тот момент это было мое решение.

- Переход в новосозданный «Денди-Баскет» в середине 90-х вы воспринимали. Как возможность заработать?

- Это был следующий этап жизни. Интересная, конкурентная борьба с тем же «Будивельником», интересное противодействие с теми игроками, с которыми вместе играл. Этот этап жизни мне тоже мне много что дал. У меня до сих пор хорошие отношения с тогдашним президентом «Денди-Баскета» Михаилом Бродским. Думаю что о нашей совместной работе не пожалел ни он, ни я.

- После вашего пребывания в качестве тренера в «Черкасских мавпах» эти отношения не испортились?

- Нет. Я знаю причины, что и как произошло в «Черкасских мавпах». Даже благодарен, что так получилось, что у меня появилась возможность работать в профессиональном клубе с нормальным бюджетом и с нормальным отношением к тебе как к тренеру.

- Вы выглядите рассудительным и неконфликтным человеком. Но карьеру вы едва не завершили из-за конфликта с Виталием Лебединцевым, в то время, когда вы были игроком, а он тренером «Одессы»…

- После Лебединцева я еще полсезона провел в качестве играющего тренера в «Будивельнике» и потом плавно перешел на тренерскую работу, помогая Защуку в «Будивельнике» и национальной сборной. Я бы не назвал это конфликтом, просто определенное неуважение друг к другу. Вообще, не советую вам искать в наших взаимоотношениях какую-то грязь. Я бы так не сказал. У каждого человека есть свое мнение на определенные вещи. Могу сказать, что каждый из тех тренеров. С которыми работал, дал мне жизненный урок. Как человеку, так и тренеру. В частности, я извлек хороший опыт из отношений с Виталием Александровичем в «Одессе» и благодарен ему. Вообще, из любой жизненной ситуации нужно извлекать только полезное.

Читайте все новости по теме "Суперлига" на OBOZREVATEL.

Наши блоги