Готов ли я сесть за стол переговоров с Путиным? Конечно — Садовый

Готов ли я сесть за стол переговоров с Путиным? Конечно — Садовый

В Украине официально стартовала избирательная гонка. Среди многих интриг предстоящих президентских выборов, пристальное внимание приковано к так называемым демократическим силам — смогут ли они объединиться.

Есть ли перспективы объединения, какие главные проблемы страны и что нужно делать в первую очередь — OBOZREVATEL спросил у мэра Львова, а ныне кандидата в президенты Украины от партии "Самопоміч" Андрея Садового.

Главное:

  • Андрей Садовой утверждает, что будет идти до конца президентской гонки. Объединения с другими кандидатами не будет;

  • На парламентских выборах видит в союзниках "Гражданскую позицию", "Силу Людей", "Демальянс" и певца Святослава Вакарчука. Настроен также и на диалог с Владимиром Зеленским;

Видео дня
  • Работу своей фракции в парламенте оценивает позитивно. Гордится, что партия всегда могла избавляться от тех, кто, по их мнению, не справляется;

  • Военное положение оценивает как политическую технологию Петра Порошенко. Хотя фракция "Самопомочі" введение ВП поддержала;

  • Выступает против российского бизнеса в Украине, а олигархов обещает отстранить от политики.

Как понимаю, ваше выдвижение в президенты говорит об одном, вы кандидат от "Самопомочі" и будете идти до конца? Союзов, объединений уже не будет?

— Я большой сторонник единства и буду делать все, чтобы на следующих парламентских выборах демократические силы получили большинство. "Самопоміч" готова быть той лодкой, которая объединит "Гражданскую позицию", "ДемАльянс" или "Силу Людей". Будем убеждать Вакарчука активно участвовать в политической жизни, потому что он имеет большое положительное реноме.

И вообще всех людей, которые не воровали и не занимались коррупцией, надо объединить, чтобы вернуть страну людям. Потому что нынче страна украдена, 0.1% олигархата монополизировали все сферы жизни, точка.

Андрей Садовый и Анатолий Гриценко

Вам не кажется, что сложившаяся ситуация может раздробить рейтинг демократических кандидатов? Есть Анатолий Гриценко, который по соцопросам получает неплохие проценты.

— У нас в политикуме много людей, живущих в нем последние 20 лет. Они имеют опыт, работали в различных структурах и для них политика это процесс. Для меня это жизнь, которую я готов положить. "Самопоміч" приняла решение: выдвинуть мою кандидатуру на пост президента. Это очень большая ответственность, я очень переживающий человек и понимаю, что взваливаю на свои плечи. Я готов идти, побеждать и работать президентом, дай Бог, следующие пять лет.

Трудно понять, объективны ли сегодняшние рейтинги, но они не дают вам даже место в тройке. Сможете ли вы войти во 2-й тур? Думаете, за эти месяцы вам удастся переломить ситуацию?

— Выборы для того и делаются, чтобы ломать рейтинги. Я настроен побеждать, выходить во второй тур и побеждать.

Когда я слышу "Андрей Садовый", ассоциации сразу со Львовом. Удалось ли вам за последние месяцы увеличить свою электоральную базу на юг или восток страны?

— Слава Богу, мы имеем достаточно высокий уровень доверия в Украине — а это является основным фундаментом, на котором строится победа. Я не имел возможности ездить по стране, потому что был сконцентрирован на работе в должности городского головы. Сейчас я беру отпуск и буду больше общаться с гражданами, доносить свои идеи, мысли, агитировать за свою кандидатуру.

Андрей Садовый

— Ваш союз с "ДемАльянсом" — есть ли граница объединения между вашими силами и какие планы на парламентские выборы? Так понимаю, они ("ДемАльянс". — Ред.) получают долю в списке?

— Я бы очень хотел, чтобы эти активные молодые люди, которые сегодня в "ДемАльянсе", имели больше возможностей реализовывать себя в Украине. Чтобы они были в парламенте, в правительстве. По моему убеждению, "ДемАльянс" — это антикоррупционная сила, поэтому мы с ними и подписали соглашение о партнерстве.

И они в рамках кампании, если вы зайдете в парламент, получают свою долю...

— Конечно.

Недавно был перфоманс от Владимира Зеленского. Он заявил о намерении баллотироваться. Как вы оцениваете его как возможного кандидата?

— Очень классно оцениваю его участие в выборах. Он не воровал, не занимался коррупцией. Я бы хотел, чтобы независимых кандидатов, которые не связаны со старой системой, было как можно больше, тогда украинцам будет из чего выбирать.

Вы считаете его независимым кандидатом?

— Ну, я не знаю фактов, которые бы указывали на то, что он от кого-то зависит.

Возможно ли между вами сотрудничество, диалог в будущем?

— Мы знакомы с ним, но о политике не говорили.

Владимир Зеленский

Были ли у вас контакты с действующей властью, президентом? Слышал информацию, что вы вели переговоры.

— Вы знаете, Петр Алексеевич предлагал мне все, кроме своего кабинета.

То есть переговоры были?

— Вы со мной общаетесь, можете мне что-то предлагать, я внимательно слушаю, но решения касательно своей судьбы и жизни принимаю самостоятельно.

Вы еще держите обиду за раздувание мусорного скандала?

— Это записано в историю. Петр Алексеевич уже вошел в историю Украины как человек, который делал мусорную блокаду города Львова. Мы имеем примеры, когда татаро-монголы делали осады городов, когда оккупанты хотели захватить город, они его осаждали. Мы откупились деньгами, на сегодня же мы платим 1 млн грн в день областной государственной администрации, чтобы быть в безопасности.

"Мусорный скандал" во Львове

А сильно подкосил ваш личный рейтинг этот скандал?

— Вы знаете, политика и рейтинги вопросы относительные. Я понял, кто есть кто, наверное, это был самый сложный период в моей жизни, потому что когда физически невозможно функционирование города — это не просто. Это, кстати, один из вопросов, который мне задал мэр Нью-Йорка, когда мы встречались — как я выжил?

Мэр Нью-Йорка?

— Об этом знают все. Петр Алексеевич сделал себе прекрасную рекламу, все знают, на что он способен. Если бы он эти технологии использовал против врагов, но он эти средства использует против собственного народа.

Как в целом оцениваете работу фракции в парламенте?

— В целом положительно. Как вы помните, в 2014-2016 гг. "Самопоміч" — единственная говорила правду, что Минские соглашения — это фейк и нельзя соглашаться на особый статус. Когда президент убеждал всех идти этой дорогой и обещал золотые горы, мы, имея принципиальную позицию, потеряли несколько наших членов, которых исключили из фракции. В принципе, "Самопоміч" — это государственная политическая сила, которая всегда занимает проукраинскую позицию, и я благодарю своих коллег.

Конечно, я должен получать большие удары за их деятельность. К этому готов, что ты возьмешь с политика? А создать проблему мэру, который руководит миллионным городом — не сложно. Но это жизнь, и я знаю, за что страдаю. Я за Украину страдаю.

Ваша фракция еще раньше поддерживала введение военного положения и голосовала за его введение в ноябре. Как вы оцениваете само решение о военном положении, эти 30 дней? Не считаете, что это было не своевременное, а политическое решение?

— Это было политическое решение, которое Петр Алексеевич хотел использовать для своего рейтинга и продвижения. В определенной степени ему это удалось, но он сделал большой вред для государства, не использовал время военного положения для того, чтобы навести порядок. Никто из российских граждан не потерял свои активы, никоим образом мы не избавились от влияния медиа, которые имеют явно пророссийскую позицию.

Что бы вы сделали с такими медиа, если бы были президентом?

— Что бы я сделал? Заставил бы их уважать украинские законы.

Андрей Садовый

Как? Путем санкций или переговоров?

— Учитывая действующее законодательство Украины. Если ты хочешь сделать дело, ты сделаешь. Если Петр Алексеевич имеет общий бизнес с Медведчуком, который является реальным владельцем 112 канала, что он может ему сделать?

У вас есть обязательства перед политиками, бизнесменами?

— Только перед гражданами украинского государства, потому что я задекларировал свое намерение служить и буду под пристальным вниманием, атакой. Жизнь, служение всегда вызывает определенные вопросы людей: А зачем он туда идет, а зачем ему это надо? Но я готов, потому что это наша страна, у нас другой нет, только сейчас.

Сто лет назад украинцы имели шанс и им не воспользовались. Мы потеряли тогда независимое украинское государство. Что тогда было вы знаете, десятки миллионов людей погибли в лагерях, войнах. Мы потеряли государство и сегодня не имеем права его терять.

Вы выступаете против российского бизнеса в энергетической сфере Украины. А по российскому бизнесу в стране как относитесь к собственности российских олигархов? Речь идет и о ТРЦ "Ocean Plaza", Николаевский глиноземный завод и других.

— Ну если мы просим, умоляем страны ЕС, мировое сообщество накладывать санкции на российский бизнес, а сами этого не делаем в Украине, наши партнеры спрашивают у нас: "А как это так ребята, у вас с ними есть общие дела, вы в Украине их не двигаете, а мы должны терять сотни миллиардов долларов из-за ограничения поставок, например, компанией Siemens, или другими бизнес-структурами?". Так не может быть.

Если это война, и Россия оккупировала часть нашей территории, мы должны активно действовать. Если мы не действуем, значит мы подыгрываем врагу или тогда мы зарабатываем с врагом деньги. Вы знаете, мне еще в 2014 году один серьезный человек сказал, что если войну остановить, то власть сметут. И я думаю, что это правда, сегодня война — это ширма, за которой скрывается коррупция и унижение человеческого достоинства.

Вы говорили, что вы за мир на Донбассе. С кем вы готовы сесть за стол переговоров?

— Донбасс оккупирован Россией...

Готов вести переговоры с Путиным — Садовый

Вы готовы сесть за стол переговоров с Россией?

— С Путиным? Конечно. Ну лучше говорить напрямую, чем через посредников. Но для того, чтобы садиться за стол, ты должен чувствовать силу, ты должен навести порядок в стране, чтобы враг тебя боялся и уважал, а в сегодняшнем состоянии украинская власть не является равноценным партнером. Украинская власть грабит собственное государство. Вы думаете, что эта информация неизвестна? Она известна для всего политикума мира — для американского и для китайского президентов. Украинский политикум никто не уважает, потому что это ниже плинтуса — грабить собственный народ.

Какая есть красная линия этих переговоров? На что готовы пойти?

— Готов жертвовать собой, Украиной нет.

Поддерживаете ли вы вопрос федерализации или особого статуса для территорий?

— Каких территорий?

Ну которые сейчас оккупированы.

— Смотрите, у нас есть Донецкая и Луганская области, определенная часть которых оккупирована Россией. Если Россия выведет свои войска оттуда и украинская власть сможет зайти, тогда надо будет наводить порядок, и это будет продолжаться не один год. Это будет серьезный процесс, и многие страны через это проходили. Я не вижу намерения России оттуда выйти.

Переговоры должны учитывать некоторые аспекты. Поговорите, пожалуйста, с Кучмой, с Марчуком, их вердикт очень простой — Россия последующие 10-20 лет намерена использовать захваченные территории как элемент шантажа Украины.

Вопрос еврономеров были приняты два закона. Нужно ли на этом остановиться или стоит их заменить другими?

— Вижу, что ситуация урегулировалась, большого напряжения нет. Этот закон не идеален, но компромиссный.

Акции еврономеров

Украинизация: как вы вообще относитесь к законопроектам, которые сейчас голосуются в Верховной Раде?

— Если вы придете на праздники или на выходные во Львов, вы будете удивлены, но большинство гостей в центре города говорят по-русски. Меня это очень сильно радует. Знаете почему? Потому что на третий день они переходят на украинский и появляется уважение к Украине. Они видят, что успехи возможны, они видят, что у Украины есть Львов, которым можно гордиться. Вот я за такой подход, а пробовать что-то делать с трудом в вопросах языка — это путь в никуда.

— Не надо быть страусом.

По двойному гражданству, вы выступили за такую инициативу, к тому же привели пример украинцев в Канаде. В контексте ситуации, которая сейчас есть на Закарпатье с украинцами, которые имеют венгерские паспорта, не кажется, что это может спровоцировать проблемы, или это решит те трудности, которые мы сейчас имеем?

— Не надо быть страусом. Вот наши политики страусами, запихнули голову в песок и думают, что это как-то пройдет. Венгерское гражданство уже является фактом, и его никто не собирается отдавать. Надо все возможное делать, чтобы цена и статус украинского паспорта были в десятки раз сильнее. Если Закарпатью дать шанс на развитие, если объединить Закарпатье авиационным сообщением, поездами, качественной коммуникацией с Украиной, если туда будет приезжать несколько миллионов человек и закарпатцы будут на этом зарабатывать деньги, они влюбятся в Украину.

Тогда регион будет интегрированным, а сейчас закарпатцы зарабатывают в Венгрии, Чехии, Словакии, а с Украиной они не могут этого делать, они оторваны. То есть каждая проблема имеет вариант решения, а я практик. Мои корни — это общественная жизнь, это местное самоуправление. Я вижу не проблему, а как с той проблемы сделать решение, успех. Есть тысячи вариантов как решить проблему, должно быть желание — политическая воля. Если ты не связан каким-то обязательством, ты смотришь и решаешь.

Это выгодно для Украины, чтобы мы имели еще 7-10 млн граждан. Вы представляете, если они еще и будут иметь право голосовать? Как вы будете влиять на украинцев в Канаде, в Америке, в Австралии? Через канал "Интер"? Или через канал "Украина"? Они их не смотрят, они будут голосовать за тех, кто им нравится. Таким образом олигархия будет терять влияние. Вы понимаете, что сегодня Украина является оккупированной небольшой группой людей, контролируют медиаструктуры, политические партии. 95% партий в Украине — это собственность местных феодалов.

Когда придете к власти, вы сядете за стол переговоров с этими людьми или наоборот начнете проверять их бизнес?

— Смотрите, если олигарх хочет заниматься бизнесом, пусть платит налоги и занимается. Если он хочет лезть в политику — это недопустимо, это тюрьма, потому что политикой должны заниматься граждане в интересах Украины. А сегодня политика — возможность для олигархов зарабатывать сверхприбыли, которые они и получают за монопольные цепочки, возможность иметь лицензии на добычу нефти, газа, без аукционов, тендеров.

Вы понимаете, это все воруется из наших с вами карманов. Почему мы бедная страна, потому что ограблены и нас дальше грабят, вешают нам лапшу.

Нынешние коммунальные тарифы. Справедливы ли они?

— Ситуация очень сложная, потому что сегодня города покупают газ по новой цене, а тарифы на тепло остались старыми. И как вы думаете, кто эту разницу платит — города. Конечно, если Украина будет идти в направлении добычи собственного газа и мы его будем иметь по себестоимости 100 долларов — совсем другие цены, а самое главное — это вопрос безопасности.

Готов вести переговоры с Путиным — Садовый

Если мы будем внедрять технологии энергосбережения... Простой пример, берете там 70-80-квартирный дом, сделайте его утепление, вы на это потратите 2,5 млн гривен, а что вы получите — экономию от 30 до 50%. В бюджете предусмотрено на это всего 400 млн гривен, а "Самопоміч" предлагала на это 2 млрд. На так называемые теплые кредиты. Почему это не делается системно и планомерно? Выглядит так, словно нет политической воли терять зависимость от российского газа. Вы что думаете, тот газ, что мы покупаем, он где добывается?

У нас есть реверсные поставки это российский газ, который заходит со стран Европы.

— ... и возвращается снова в Украину с наценкой. Ну надо быть прагматами, надо реалистично смотреть на этот мир. Он очень прагматичный этот мир. Строительство "Северного потока-2" — это очень большая угроза для Украины. Почему страны ЕС так остро выступили в 2014 году? Потому что они боялись холодной зимы, труба проходит через Украину, и если здесь будут форс-мажорные обстоятельства, они будут без газа.

Если "Северный поток-2" будет построен, чего Европе переживать за Украину? Они будут иметь свое снабжения. Как только заработает Северный поток-2, Украину ждет огромное политическое напряжение, так как часть политикума работает в направлении с Россией. Кто-то их выбрасывает из украинской жизни? Нет, они себя адекватно чувствуют.

Строительство "Северного потока-2"

Сейчас есть мода относительно предложений по изменению Конституции, предлагают различные варианты, как вы относитесь к этому?

— Мы парламентско-президентская страна. Считаю, что это оптимальная модель и не вижу сегодня необходимости вносить изменения в Конституцию. Она является достаточно демократической, рабочей и надо концентрировать внимание, чтобы выполнять эту Конституцию, а не вносить изменения в законодательство.

Выход из партии мэра города Николаева, скандал с выборами в Кривом Роге в 2016 году... Не кажется ли вам, что "Самопоміч" не всегда может защитить результат партийцев в регионах? То есть фракция в Киеве, вы во Львове, а по городам ситуация кажется очень сложной.

— Давайте различать, с одной стороны, есть огромное давление на наших однопартийцев, и не все его могут выдержать, и когда есть выбор, кто главный, я всем говорю — это община, которая вас выбрала, служите ей. Это один кейс. Второй — когда человек, приходя к власти, видит возможность заработать сверхприбыли — мы таких людей выгоняем.

Можете привести пример?

— Мы многих выгнали. По Киеву исключали людей из партии за то, что они закрывали глаза на коррупционные действия. Мы это делали в Херсоне, в Черновцах целую фракцию распустили — это где-то 3-4% от общего числа депутатов, которые были избраны в органы местного самоуправления.

Мы чуть ли не единственная антикоррупционная сила в стране, поэтому нас уничтожают, давят со всех сторон.

Кого бы вы хотели видеть во втором туре?

— Вы знаете, я приму любой выбор граждан Украины, мне все равно.