О бедном Кислинском замолвите слово...

О бедном Кислинском замолвите слово...

Перебранки между политиками уже давно перестали удивлять украинских граждан и теперь воспринимаются или как очередной политический анекдот, или как некий ритуал.

Если отбросить самых именитых, традиционных склочников, то внимание общественности приковано нынче к мышиной возне главы крымской милиции Геннадия Москаля (того самого, который в крымское МВД пошел совсем бескорыстно, а по жизни нардепом подрабатывает) и замглавы СБУ Андрея Кислинского (того самого, который «главный по Голодомору»).

Началось все с того, что Москаль заявил о якобы отсутствии высшего образования у Андрея Кислинского. В ответ получил иск в суд и «лестное» сравнение с неудобозабываемым Лозинским, к тому же вооруженным «всей системой Министерства внутренних дел Украины».

Видео дня

Далее диалог развивался так:

Москаль: У Кислинского диплом фальшивый.

Кислинский: Москаль злоупотребляет алкоголем.

Москаль: Кислинский – бывший сутенер.

Кислинский: Москаль для Кучмы «очищал» Днепропетровск от бомжей и проституток, чтоб не мозолили глаза.

Москаль: А диплом у него все равно фальшивый! Вот, даже справка есть.

По следам событий «Обозреватель» решил поинтересоваться историей карьерного роста и общим прошлым Андрея Кислинского.

Как оказалось, Кислинский – фигура достаточно загадочная и, до определенного времени, «незасвеченная».

Родился наш герой в городе Красный Луч Луганской области. Первое образование – специалист по эксплуатации и ремонту горного электромеханического оборудования и автоматического оснащения (местный техникум). В 2000 году закончил исторический факультет Киевского национального университета им.Т.Шевченко по специальности «преподаватель исторических дисциплин». Впрочем, именно аутентичность этого диплома и оспаривается Геннадием Москалем…

Восхождение к политическому олимпу началось у Кислинского в том же Красном Луче, где он вместе с Анастасией Ржавской, младшей сестрой экс-депутата и скандально известного миллионера Александра Ржавского, выпускал независимую газету «Контакт». Женившись на Анастасии, Кислинский вошел в семейный бизнес Ржавских. В 1992 году был создан «Коралл-Банк», ставший правопреемником «Монтажспецбанка». До 2002 года председателем наблюдательного совета «Коралл-Банка» была Анастасия Кислинская, членами совета — ее супруг и Лариса Ржавская.

Для справки, в 2003 году «Коралл-Банк» продан крымским бизнесменам и переименован в «Крымский универсальный банк» с офисом в Симферополе. В 2005 году перерегистрирован в «ФинэксБанк».

Также Кислинский был идеологом известного журналистского кафе, созданного на деньги «Коралл-Банка».

Работа в банковской сфере свела Андрея Кислинского с Андреем Мирошниченко. Когда Мирошниченко возглавил правление фонда «Украина 3000», Кислинский стал исполнительным директором этого благотворительного учреждения.

В дальнейшем вся деятельность Андрея Кислинского была связана с фондом «Украина-3000», штабом Ющенко и блоком «Наша Украина». В частности, он выполнял обязанности офис-менеджера под чутким руководством Олега Рыбачука.

С февраля 2007 года Кислинский – советник Президента Украины. До своего назначения Кислинский руководил службой офиса президента и, по неофициальным данным, формировал его график.

Его также сватали на пост пресс-секретаря президента. Поговаривали, что будто бы уже и соответствующий указ был подписан. И даже больше, по слухам, Кислинский якобы помог «уйти» с этого поста Ирину Геращенко.

С сентября 2007 по июнь 2009 гг. – заместитель главы Секретариата Президента Украины.

С 19 июня т.г. переместился на должность заместителя главы Службы безопасности Украины, которую называют местом почетной ссылки чиновников, покинувших правительство или Секретариат. Кислинскому поручили гуманитарные вопросы, в т.ч. тему Голодомора, каковая на тот момент как раз пребывала на пике внимания со стороны СБУ. Причем внимания, как мы помним, далеко не символического – поднимались вопросы о возбуждении вполне реальных уголовных дел.

Не будем идеалистами: навряд ли намерением инициаторов подобного было реальное выяснение истины и наказание виновных (тем более, как минимум большинство из них давно уже мертвы). А вот как шаг политический, с целью завоевания симпатий националистически настроенного электората и давления (какого-никакого) на Россию – уголовное дело по Голодомору годится более чем. Не говоря уже об очередном поводе распилить энную сумму из госбюджета…

И казалось бы, не нам судить Кислинского до завершения официального разбирательства по «дипломному делу». Однако согласитесь: маловероятно, чтобы настоящий профессиональный историк всерьез рассматривал перспективу уголовного дела по Голодомору.

Нет, понимаю: наличие диплома, даже вполне настоящего, еще не говорит о профессионализме. Но, думаю, следует учесть, что Геннадий Москаль, при всех его недостатках – человек неглупый. А уж как сотрудник МВД и ветеран политической борьбы – наверняка понимает, чем ему грозит подделка той самой справки из университета (об отсуствии в архивах данных о дипломе Кислинского). Покупка же диплома в современных реалиях – практика весьма распространённая. Что, кстати, подтверждает недавняя проверка Главгосслужбы совместно с силовиками, согласно которой 81% госслужащих указали в официальных документах неверную информацию о себе (собственно, почти 5% предоставили неправдивые данные о наличии дипломов о высшем образовании).

А ведь, как известно, в любой афере нужно смотреть в две стороны: не только как самому обмануть, но и как бы тебя не обманули. Иначе можно остаться хорошо если просто ни с чем.

Кислинский – не единственный пример «как бы ученого» представителя отечественной власти; навскидку можно вспомнить как минимум скандал с дипломом Романа Зварыча. Однако «все такие» – это не оправдание. Повторим избитую идею: в нормальных цивилизованных странах после подобных историй чиновники часто подают в отставку по соображениям чисто нравственным, даже если обвинение не доказывается окончательно. В случае же с Украиной, к сожалению, не приходится сомневаться, что и этот случай, по большому счету, окончится ничем. А пока вопросами исторической памяти будут у нас рулить облеченные властными полномочиями недо- (или псевдо-) историки – навряд ли стоит надеяться на построение какой-либо конструктивной идеологии. Как во внутренних, так и во внешних отношениях.

О бедном Кислинском замолвите слово...