Демократия измеряется трупометром

Демократия измеряется трупометром

«Демократия, сука, - красивая!»

Как сказал бы «злобный суслик» Вадим (Рэмбо) Галыгин из «Комеди клаб», «демократия, сука, - красивая!».

И, действительно, разве не греет душу, когда после свободного волеизъявления народных масс на выборах, на сцену, украшенную разноцветными шариками и яркими предвыборными лозунгами, поднимается торжественно-печальный проигравший кандидат (или лидер потерпевшей поражение партии) со своей женой.

Он произносит трогательную речь, признает свое поражение, «от всей души» (а как же иначе!) поздравляет победителя, которого еще за два дня до этого обливал помоями с ног до головы, благодарит своих сторонников и выражает надежду на светлое будущее! Так это происходит в США и Великобритании, Франции и Германии... Ну, в общем, во всех странах, где слова «демократия» употребляется без определяющих прилагательных. Демократия - она и есть демократия.

Видео дня

Чем выше демократия, тем ниже число жертв.

Там же, где демократия немного «недодемократия», то есть демократия с определениями «суверенная», «народная», «национальная», «исламская» и т.д., благостная картина, как правило, резко портится.

Там все партии обожают демократию только при одном условии: что в ходе свободных (каких же еще!) выборов победу одерживают именно они. В противном случае, демократия объявляется «неправильной», как пчелы у Винни-Пуха, выборы – фальсифицированными, подтасованными и узурпированными (обожаю это слово!).

И в таком случае степень демократии измеряется количеством убитых в результате свободного волеизъявления масс. Чем выше демократия, тем ниже число жертв. Как в песне: «чем выше любовь, тем ниже поцелуи».

Демократии живут от выборов до выборов. Ведь «власть народа», а именно это и означает «демократия» в переводе с греческого, осуществляется через выборы, которые являются кульминацией демократических процессов.

«Выборы в Грузии были свободными, но нечестными».

В конце декабря – начале января прошли президентские выборы в Грузии и Кении - двух государствах, находящихся на разных континентах, на разных уровнях экономического развития, и, если есть между ними что-то общее, то это – демократия. Я уже писал в «Обозревателе» о ситуации в Грузии.

Как я и предсказывал, выборы в Грузии выиграл Михаил Саакашвили. Причем, всякие подозрения в том, что ему помогали американцы или прочие «злобные силы», плетущие заговор против возрожденной России, вряд ли основательны.

Не то, что американцы такие уж белые и пушистые, но просто они предоставили грузинам бороться между собой «по гамбургскому счету». Мол, сами разбирайтесь, кто их вас сильнее, все равно все «наши». Кто бы ни победил – «победит дружба». Казалось бы...

Российские комментаторы оказались в непростом положении: с одной стороны, Саакашвили, конечно, гад. С другой – Патаркацишвили вообще объявлен Россией в международный розыск, и он – ближайший соратник Березовского, которого Кремль ненавидит еще больше Саакашвили (если таковое возможно). Да и Гачечиладзе ничего хорошего России не сулит.

Вы знаете, я может быть впервые в жизни согласен с мнением неистового Михаила Леонтьева, который считает, что страсти и протесты оппозиции несколько театральны и умело сдерживаются «спонсорами». Что меня умилило, это определение, данное кем-то из наблюдателей ОБСЕ: «Выборы в Грузии были свободными, но нечестными».

Класс!

Когда попросили расшифровать эту удивительную формулу, нам пояснили: «Никого голосовать не заставляли, фальсификаций почти не было, но власти не обеспечили свободный доступ всех кандидатов к средствам массовой информации. А это – нечестно».

Сейчас оппозиция устраивает митинги протеста, а Саакашвили «от щедрот своих» даже позволил главному оппоненту – Гачечиладзе протестовать с экрана проправительственного телевидения, жаловаться на фальсификацию и вяло требовать проведения второго тура выборов: зрители могли наблюдать, как выпускается пар из оппозиционного котла. В общем, все это напоминает «рестлинг», где конкуренты делают страшные рожи, обзывают другу друга нехорошими словами, но стараются не сделать сопернику больно...

Демократия по-кенийски работает на полную катушку

Зато в Кении все взаправду. Там демократия по-кенийски работает тоже на полную катушку. Еще до выборов было ясно, что шансы двух претендентов – президента Кибаки и его оппонента Одинга примерно равны. А это означало, что никто из них не признает себя проигравшим, и благостной картины, описанной мной в начале статьи, наблюдать не придется. Так и получилось. Одинга проиграл с разрывом в 230 тысяч голосов, а заявил, что Кибаки смухлевал на миллион голосов. Итого, по мнению Одинги, сальдо примерно 750 тысяч голосов в его пользу. Но такую математику демократия не приемлет, даже если нейтральные наблюдатели и подтверждали многочисленные отступления от «демократии без прилагательных».

И в отличие от Грузии, цена демократии здесь выразилась и в человеческих жизнях, и в деньгах. Как только закончились выборы, началось насилие. Всего за неделю было убито полтысячи человек. Это – официально. Оппозиция предлагает умножить это число на два. А что касается денег, то убыток уже составил миллиард долларов, а конца насилию, несмотря на усилия посредников, пока не видно.

В перспективе же февраля грядут еще одни недодемократические выборы – парламентские выборы в Пакистане, перенесенные на полтора месяца из-за убийства Беназир Бхутто. Там еще до «праздника демократии», в преддверии выборов погибло несколько сот человек. Но кто это считает, когда речь идет о свободе народа избирать своих лидеров!

И только в России тишь да гладь, несмотря на надвигающиеся президентские выборы, которые тоже трудно назвать честными и даже свободными, о чем опять будут с возмущением кричать проигравшие. Но я вспоминаю анекдот про ворону с сыром во рту, которая на вопрос лисы: «Ты - за Путина?» сказала «Да!», а потом философски размышляла: «А если бы я сказала «нет», что это изменило бы?». И точно. Даже если бы эти выборы были и свободными, и честными (что и представить трудно, если не невозможно), это ничего бы в раскладе не изменило.

В общем, демократия, сука, - всякая!