Литвин! Осторожно, не кантовать!

Литвин! Осторожно, не кантовать!

Впрочем, результаты голосования не предполагают возможности широкого маневра. Нервно ощетинившийся БЮТ сразу же после неожиданного заявления Президента поспешил подтвердить неизменность своей позиции — никаких переговоров с Партией регионов. Чуть позже о том же самом поведали и лидеры НУ-НС. А поскольку эти политические силы имеют на двоих 228 мандатов, то сохраняется лишь одна-единственная интрига — возьмут ли «помаранчевые» в свой союз Блок Литвина или нет.

Видео дня

И Владимир Литвин взялся «за работу». Уже в четверг он успел пообщаться, практически, со всеми политическими лидерами, а о «дивном» предмете разговоров в тот же день стали трубить все украинские СМИ. Литвин выдвинул кадровые требования: себе — спикерское кресло, члену депутатской фракции Народного блока Литвина в Киевсовете Анатолию Брезвину — сохранение поста главы ГНАУ, пятому номеру списка Виктору Пилипишину — портфель столичного мэра, а родному брату Николаю Литвину — дальнейшее пребывание в должности руководителя Государственной таможенной службы. Прямо странно, что Владимир Литвин, неустанно заявляющий повсюду, что его не интересуют никакие должности, и имеющий фракцию всего в 20 «штыков», не покусился еще и на пост премьер-министра.

По-видимому, Владимир Литвин, к лучшим качествам которого вряд ли относится скромность, почуял, что его акция котируется очень высоко. Наверняка, помогли ему прийти к такому выводу и высказывания лидера НУ-НС Юрия Луценко. Тот рассказал, в частности, в четверг, что «мы готовы предоставить ему (Литвину) возможность принимать участие во власти». И даже не стал отрицать возможность предоставления Литвину места председателя Верховной Рады. «Нам нужен наиболее эффективно действующий парламент. Если спикер Литвин — это будет более эффективно действующий парламент — это нормально, если спикер Кириленко — также более эффективный парламент — это тоже нормально», — сказал Луценко.

БЮТ был несколько сдержанней как относительно необходимости привлечения Блока Литвина в коалицию вообще, так и относительно кадровых преференций для Литвина и его приближенных. Хотя лидеры БЮТ и не отрицали такой возможности в принципе.

Нужно отметить, что Владимиру Литвину и его блоку лидеры ведущих политических сил уделяли во время избирательной кампании очень мало внимания. Социологические службы до сентября не предрекали Блоку Литвина прохождение в парламент, да и в 2006 году эта сила потерпела фиаско.

Только Социалистическая партия, понимая, что Литвин «пасется» на общем с ней электоральном поле, старалась напомнить общественности о нелицеприятных фактах из биографии Владимира Михайловича. О том, в частности, что он был долгое время правой рукой Президент Кучмы, о статусе участника боевых действий — за один день пребывания в Югославии, о плагиате в научных работах, о звании Героя Украины и прочее.

Однако есть еще одна темная страничка в прошлом Владимира Литвина, о которой также не забывали напоминать социалисты и которую никак нельзя отнести к «рядовому» предвыборному компромату. И она настолько серьезная, что лидерам БЮТ и НУ-НС, думается, нужно крепко задуматься перед тем, как делать какие-то предложения Литвину. Речь идет о подозрении в причастности Владимира Литвина к убийству журналиста Георгия Гонгадзе.

Ниже будет изложена информация на эту тему, которая взята из доступных источников и за которую, естественно ни автор, ни «Обозреватель» ответственности не несут.

Так уж совпало, но в сентябре 2007 года был обнародован очередной (третий) отчет о деле Гонгадзе по совместному расследованию, начавшемуся в ноябре 2003 года Международной федерацией журналистов (International Federation of Journalists), Институтом массовой информации (ІМІ), Национальным союзом журналистов Объединенного Королевства и Ирландии (National Union of Journalists of the UK and Ireland) и Фондом Гонгадзе (Gongadze Foundation). В данном документе имеется отдельный параграф, посвященный Владимиру Литвину.

В нем сказано о том, что предположение о причастности к делу Гонгадзе Владимира Литвина, бывшего спикера парламента, исходит из его возможного участия в разговорах с Президентом Кучмой о планах нанести вред Гонгадзе, записанных Мельниченко.

«Записи Мельниченко» содержат четыре разговора, где обсуждаются планы нанесения вреда Георгию Гонгадзе. Участниками этих разговоров были будто бы Леонид Кучма, Юрий Кравченко, Леонид Деркач и Владимир Литвин. Приводится и текст одного из этих разговоров:

Кучма: Дай мне то же самое про «Украинскую правду» и… И мы решим, что с ним сделать. Он зашел слишком далеко.

Литвин: Мне нужно начать (судовое) дело.

Кучма: Что?

Литвин: Начать дело?

Кучма: Хорошо.

Литвин: Дело — мы сделаем копии.

Кучма: Нет, мне не нужно дело.

Кучма: «Украинская правда» очень просто, негодяй, козел, грузин, грузин.

Литвин: Гонгадзе?

Кучма: Гонгадзе. Ну, кот его финансирует?

Литвин: Ну, он активно работает с (…) Морозом, с «Гранями». В субботу я видел … с Макеенко.

Кучма: Может, привлечь депутата к суду, дать юристам привлечь это к суду. Это же к прокурору, да?

Литвин: Нет, спустите Краченко, я так думаю, решайте, как, и также (Горбаниев или Команиев) и Холондович (который возглавлял главное управление материально-технического контроля МВД).

Кучма: Просто дерьмо — есть ли какой-нибудь предел, в конце концов, сучий сын, его нужно депортировать — мерзавец — в Грузию и кинуть там сидеть на жопе!

Литвин: Вывезти его в Грузию и кинуть там.

Кучма: Чеченцы должны выкрасть его и просить выкуп!

Далее в отчете рассказывается, как в октябре 2005 года на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы Литвину был задан вопрос венгерским депутатом Матиасом Еорси по поводу того, что в записях Мельниченко есть разговор Кучмы и Литвина о том, как избавиться от Гонгадзе. На что Литвин ответил, что международная экспертиза выяснила, что пленки Мельниченко были смонтированы. Литвин также сказал, что отчет украинской парламентской комиссии по делу Гонгадзе «не был объективным».

В то же время, отмечается в международном отчете, бывший агент ФБР Брюс Кениг провел свою экспертизу и обнародовал вывод, что фрагменты записей разговоров о Гонгадзе не были смонтированы.

И в конце данного раздела ставятся конкретные вопросы. Как Литвин объясняет противоречие между процитированной им экспертизой и сделанной Кенигом и другими экспертизами? Почему за все время, минувшее после убийства Гонгадзе, он не поспособствовал решению этих вопросов? Есть ли у него записи этого разговора с Кучмой от 3 июля 2000 года, и каким образом они были подделаны? Все эти вопросы, сказано в отчете, были отправлены Литвину, но ответы на них не получены.

В упомянутом выше отчете следственной комиссии Верховной Рады, которую возглавлял депутат Григорий Омельченко, также есть отдельный раздел о роли Литвина. Там сказано, буквально, следующее:

«Мельниченко дал показания, в которых заявил, что с начала весны, мая месяца, бывший председатель АП, в настоящее время Председатель Верховной Рады, систематически клал на стол Президента и докладывал ему о материалах, напечатанных Гонгадзе, и своими словами настраивал Президента Кучму против Гонгадзе. Ключевым стал разговор между Кучмой и Литвином, когда после очередной публикации Президент предложил возбудить дело против Георгия Гонгадзе, как ему посоветовали адвокаты. На что Литвин заявил Президенту Кучме: «Нет, этого не надо делать, пусть ко мне зайдет Кравченко». После этого разговора Кучма вызывал к себе Юрия Кравченко и дал соответствующие указания».

Парламентская комиссия огласила и выводы своего расследования. Один из них следующий:

«ВСК пришла к выводу, что бывший глава АП Литвин является подстрекателем к совершению преступления против Георгия Гонгадзе, вылившегося в организацию похищения, которое привело к его смерти. ВСК единогласно квалифицировала действия Литвина как имеющие признаки преступления, предусмотренного ст. 27 и ч. 3. ст. 146 ККУ, что означает подстрекательство к организации похищения журналиста Георгия Гонгадзе, организованного группой лиц по предварительному сговору, приведшего к тяжким последствиям — смерти».

Вот такой «груз» лежит на плечах Владимира Литвина. И об этом в Украине, в той или иной мере, знают большинство граждан.

«Возрождение и утверждение высокой духовности и морали на основе христианских ценностей!», — данный великолепный лозунг содержится в предвыборной программе Блока Литвина. Но он, мягко говоря, плохо сочетается с выводами о Владимире Литвине, содержащимися в двух вышеприведенных отчетах.

И удивляет, почему об этой страничке в биографии Литвина «не вспоминают» лидеры БЮТ и НУ-НС, называющие себя демократическими политическими силами и провозглашающие, что «закон — один для всех»?! Разве имеют они моральное право приглашать в свою коалицию политический блок, с руководителя которого пока еще не сняты такие тяжкие подозрения?..