Арсений Яценюк: Обанкротить НАК - обанкротить страну

Арсений Яценюк: Обанкротить НАК - обанкротить страну

В канун отставки министр экономики Арсений Яценюк пообещал устроиться в Кремль швейцаром, если будет инициировано банкротство Нефтегаза

В интервью Контрактам Арсений Яценюк рассказал, что:

1) СП «УкрГаз-Энерго» стремится контролировать облгазы

2) не нужно превращать СЭЗ в бюджетные корыта

3) госбанки не должны кредитовать импорт белья

4) прежде чем сесть в кресло, думает, как будет с него вставать

Зеркальная концессия

Поддерживаете ли вы идею создания консорциума по управлению украинской ГТС совместно с россиянами?

— Если речь идет об уже существующем консорциуме, то его основная цель — строительство новых мощностей ГТС. Украине не стоит вести активные переговоры о других формах консорциума.

Видео дня

Какие новые формы консорциума предлагает российская сторона?

— Я неделю искал в Минэкономики материалы по консорциуму. Так и не нашел. Могу сказать лишь, что форма, предложенная россиянами, не соответствует действующему законодательству Украины. На мой взгляд, совместное управление украинской ГТС возможно исключительно при условии контроля государством не менее 51% в соответствующем юрлице, а также прозрачного конкурсного привлечения к его созданию газового монополиста России — основного источника ресурса, компаний Европы — основных потребителей газа, и предприятий США — наименее зависимых от поставок российских ресурсов и финансово мощных игроков. Все остальное — от лукавого.

Вы участвовали в последних переговорах с россиянами касательно цен на газ?

— К сожалению, нет. Я несколько раз встречался с заместителем председателя правительства РФ Виктором Христенко, но исключительно неформально. Россияне — специалисты переговорного дела. Договариваясь с ними, нельзя против ферзя выставлять легкую фигуру. Пока мы этого не поймем — положительного результата не будет. Сейчас полноценный диалог с россиянами по ценам на газ не ведется. Мы пытаемся получить доступ к освоению российских месторождений (в РФ Газпром покупает газ по цене $25-40 за тыс. куб. м) путем покупки местных добывающих компаний. Впрочем, получить такой доступ — только полдела. Значительно сложнее договориться о партнерских условиях транспортировки с Газпромом, монополия которого на транзит зафиксирована законодательно. С учетом ставки на транзит российского газа по территории РФ его себестоимость на границе с Украиной составляет около $80 за тыс. куб. м. По сути, мы готовы сотрудничать с россиянами на зеркальных условиях. Они гарантируют транзит нам, мы — им.

Что мешало правительству настаивать на реализации именно такого варианта сотрудничества в январе?

— Переговоры были жесткими, если бы мы еще больше обострили ситуацию, то, возможно, и выиграли бы. Но правительству не повезло с температурным режимом. Если бы не минус 30, наши переговорщики продержались бы минимум еще дня три. И я не представляю, как бы россияне придерживали газ в режиме аварийного состояния системы. Но сейчас надо думать о перспективе. Я не исключаю нового, менее публичного, обострения отношений с Газпромом. Хотя, возможно, невнимание россиян к нашим предложениям обусловлено тем, что в РФ ждали, когда будет сформировано полноценное легитимное правительство Украины.

Какова, по вашим расчетам, критическая цена на газ для украинской экономики?

— По состоянию на сейчас: $140 за тыс. куб. м — для химической промышленности, $160 — для металлургии. Металлурги менее уязвимы, поскольку одни предприятия отрасли инвестируют значительные средства в энергосбережение, другие — идут по пути полного отказа от газа. Скажем, владельцы ИСД, по моей информации, вложили в энергосбережение около 1 млрд грн.

Какой может быть цена на газ для Украины в январе 2007 года?

— Хорошо, если $95 за тыс. куб. м. Но у меня, откровенно говоря, есть сомнения по этому поводу. Не устаю утверждать, что цена на газ и ставка транзита объективно связаны, как бы кому не хотелось зафиксировать тариф на транспортировку на 5 лет при отсутствии гарантий стабильности цены. В частности, если только на обеспечение технологических потребностей, связанных с транспортировкой российского газа в Европу, мы покупаем 7,4 млрд кубов газа по цене $95 за тыс. куб. м, то себестоимость только этого сегмента составляет $703 млн, если же по цене $230 — $1,7 млрд. При этом рентные платежи составляют около $330 млн, заработная плата и другие расходы — около $670 млн. Плюс минимальный ежегодный объем инвестиций в украинскую ГТС (ее поддержание в надлежащем состоянии — одно из требований Европейской энергетической хартии) — $500 млн. Таким образом, себестоимость услуг по перекачке российского газа составляет не менее $2,2 млрд, а при цене в $230 за тыс. куб. м себестоимость транспортировки превысит $3,2 млрд. Сейчас Украина получает за транзит всего $2 млрд. И нам есть что обсуждать с российскими партнерами. Тем более на внутреннем рынке Украины платежеспособные потребители газа — промышленные предприятия — почти полностью перешли от НАК к УкрГаз-Энерго. Это СП, судя по его стремлению получить контроль над облгазами, хочет стать монополистом. Наше министерство подготовило проект правительственного решения, предусматривающего введение квоты на импорт газа данным СП.

Правда ли, что Газпром активно скупает долговые обязательства НАК?

— Я бы не хотел комментировать этот тезис, но вполне вероятно. Хотя это не означает, что будет инициирована процедура банкротства НАК — это все равно, что попробовать обанкротить страну. Если это произойдет, можно идти в Кремль работать швейцаром.

Расскажите подробнее о своей идее разделить НАК на две компании.

— До сих пор считаю, что Нефтегаз нуждается в немедленном финансовом оздоровлении и внутренней реструктуризации. Соответствующий план уже разработан, но я не могу о нем рассказать, поскольку ему присвоен соответствующий гриф.

СЭЗ, курс и прогнозы

В Украине несколько месяцев продолжался политический кризис, в начале года подорожал газ, а экономика растет. Почему?

— Один из главных факторов роста — подорожание металла на внешних рынках. Есть косвенная зависимость между стоимостью любых товаров и ценой энергоносителей. Фиксированная цена на газ в Украине и постоянно растущая — в мире дали дополнительный импульс для увеличения экспорта. Второй фактор роста ВВП — строительство. В прошлом году, когда все были напуганы политической неопределенностью, бизнес свернул почти все инвестиционные программы отрасли. Сейчас ситуация меняется. Третий фактор — активно растущая торговля, в том числе за счет внутреннего спроса.

В 2007 г., согласно прогнозу Минэкономики, Украину ожидает дефицит счета текущих операций в размере $2,5 млрд. Валютные резервы страны выдержат такую нагрузку?

— Дефицит вызван прежде всего ростом цен на энергоносители. Дорожает нефть, ее цена зависит от российской экспортной пошлины, размер которой меняют в зависимости от уровня цен на нефть на мировых биржах. Дорожает газ. Растет импорт, хотя его структура изменилась в сторону инвестиционного. Но учитывая имеющуюся динамику инвестиций ($2 млрд за первое полугодие — это серьезный показатель), опасности нет. Хотя, если наш ВВП рос даже в условиях политического кризиса, то иностранные инвесторы пристально следят за ходом событий в стране. Если Украина перестанет интересовать инвесторов, определенные проблемы возникнут.

И их будут решать, как намекал зампред НБУ Александр Савченко, за счет приватизации Укртелекома?

— Приватизационные поступления — не единственный и не самый надежный инструмент увеличения поступлений валюты в страну и решения проблемы бюджетного дефицита. Недопустимо ради удержания курса или финансирования социальных расходов продавать объекты уровня Укртелекома, «Укрзалізниці» и т. д. Это очевидно.

Каким будет очередной макроэкономический прогноз на этот год?

— Работа по пересмотру прогнозов ведется. С формальной точки зрения, прогноз, утвержденный 15 сентября 2005 г., остается — рост ВВП в 7%. Но его следует откорректировать по номиналу, учитывая необходимость подготовки госбюджета-2007.

Есть ли необходимость спасать экспорт девальвацией гривни, на чем настаивают представители Партии регионов?

— Ответ на этот вопрос — компетенция НБУ, а не отдельной партии и даже не правительства. Реально эффективный обменный курс (чем он ниже, тем выше конкурентоспособность товаров на внешних рынках) девальвировал на 5%. Политика, ориентированная на низкую инфляцию и стабильность номинального курса, уже помогла экспортерам.

Бюджетная резолюция на 2007 год предусматривает, среди прочего, реинкарнацию СЭЗ. Какие последствия реализации этой инициативы?

— Мы неверно поступили, ликвидировав свободные экономические зоны, и ошибемся, если их вернем. Часть компаний, которые через СЭЗ импортировали мясо, продолжают это делать, выиграв суды. Но инвестиционный климат Украины существенно ухудшился из-за того, что реальным инвесторам не предоставили ни компенсацию, ни период для адаптации к новым условиям. Однако это не означает, что следующее правительство должно возвращаться к практике прямого субсидирования компаний, работающих в СЭЗ, и освобождения предприятий от всех налогов и сборов. Не нужно идею поддержки высокотехнологичных производств превращать в государственное «корыто».

Чем вызвана правительственная инициатива заменить состав наблюдательных советов госбанков?

— Отвечу так: нужно принять стратегии развития этих банков, после чего определяться, кто будет контролировать реализацию запланированного. Безусловно, нельзя отбирать у госбанков право на коммерческие прибыли. И я настаивал на изъятии этого пункта из уже разработанной стратегии. Но экспортно-импортный банк не должен кредитовать импорт белья — это не его уровень. Его рынок — экспорт генераторов, турбин и т. д. Нельзя все инфраструктурные проекты финансировать за бюджетный счет, увеличивая дефицит и провоцируя злоупотребления. Впрочем, вопрос стратегии госбанков будет решать новое правительство.

Тайны ВТО

Каким будет урожай зерна в этом году?

— 40 млн тонн. При этом в нынешнем году цены на зерно на внутреннем рынке вырастут. Украина является частью глобального мира, и мы должны ориентироваться на внешние цены. По моей информации, дешевле 700 грн за тонну зерно 3-го класса стоить не будет. Мощные трейдеры уже сейчас контрактуют зерно. И, к счастью, нет информации об ограничении на ввоз украинского зерна со стороны ЕС. Главное — чтобы мы, экспортировав слишком много зерна, потом его не импортировали.

Когда, наконец, будут раскрыты договоренности Украины на пути в ВТО?

— Не поверите, но мы готовили раскрытие всех договоренностей по всем подписанным протоколам. Также планировали напечатать отчет, где было бы указано, кто, какие протоколы и на каких условиях подписывал. Сейчас могу обнародовать лишь договоренности по сахарному тростнику — от нас требовали квоты на поставки тростникового сахара в Украину в размере 460 тыс. тонн, мы ее снизили до 260 тыс. тонн, согласившись на постепенное увеличение еще на 2%.

На какие дотации может рассчитывать сельское хозяйство после принятия Украины в ВТО?

— Существует параметр так называемой совокупной валовой поддержки АПК, который рассчитывается по базовым периодам. Ключевым вопросом в ходе наших переговоров было определение этого базового периода. Эксперты ВТО считают таковым для Украины 1993-1995 гг. Нам это невыгодно, поскольку тогда параметры госбюджета страны были маленькими. Нам удалось отстоять право на дотации в размере $1,2 млрд, но этого мало. Продолжаются переговоры, призванные обеспечить совокупную валовую поддержку сельского хозяйства в размере $1,8 млрд. Этого должно хватить. Кстати, размер непрямых дотаций (товарные интервенции, маркетинг, развитие инфраструктуры села) фактически не ограничен.

Параллельно в правительстве развернулась дискуссия о том, как именно нужно предоставлять эту помощь. Лично я был против того, чтобы дотировать фермеров из расчета на единицу скота или гектар посева. Моя позиция такова: нужно поддерживать успешные хозяйства, например те, у которых выше средневзвешенная урожайность. По этому поводу мы не могли найти общий язык с Министерством аграрной политики.

С министерством или с Александром Баранивским?

— Проблема не в отдельных чиновниках, а в закостенелости самих министерств, в том числе и Минэкономики. Но закон о поддержке АПК, принятый парламентом с подачи профильного министерства, — позавчерашний день.

Кабинетная болезнь

Вы обещали реформировать систему госзакупок. Едва ли не единственный результат — функции контроля над этой системой переданы от Минэкономики Антимонопольному комитету. Что произошло?

— Это, наверное, уже неважно. Но в любом случае новое правительство будет добиваться отмены самого коррумпированного нормативного акта на территории Европы — Закона Украины о госзакупках. Я понимаю, что лоббисты есть во всем мире, и не против контроля со стороны общественных организаций, но то, что происходит сейчас в системе государственных тендеров — беспредел. Вопрос о функционировании системы госзакупок рассматривался на каждом правительственном заседании, и каждый раз это заканчивалось скандалом. Добавить мне нечего.

Вы не ощутили ухудшения КПД подчиненных, которые, наверное, уже давно были готовы к вашей отставке?

— Чиновники Минэкономики привыкли к частой смене министров, но вряд ли это сказывается на эффективности их работы. Все мы — люди, и все не без грехов — лени, депрессии, внутренних разочарований. Но с этим нельзя мириться. Я, например, почти всегда приходил на работу в восемь утра, до самой отставки. Коллектив нельзя расхолаживать — потом не подогреешь.

Занять должность министра экономики вам предложил Ющенко или Ехануров?

— Во время формирования правительства Еханурова я был в США, мне прямо из одесского аэропорта позвонил помощник Юрия Ивановича (получившего предложение Ющенко возглавить правительство) и попросил прислать резюме. С Ехануровым я знаком давно. У меня не было и нет поводырей, но есть хорошие учителя.

Как вам работалось заместителем губернатора Одесской области?

— После увольнения из НБУ мне, мягко говоря, было нелегко. Зато теперь я знаю, что такое облгосадминистрация. Для чиновников очень полезно, когда их приближают к земле. Они думают, что политика делается только на Печерских холмах. Когда же становишься немного ближе к народу — попускает, начинаешь мыслить не только макроэкономическими категориями. В современной правовой конструкции облгосадминистрации ее руководитель — никто. Действующая система управления на местах абсолютно неэффективна. Как по мне, институт председателя облгосадминистрации нужно заменить на институт представителя президента, полномочного останавливать действие подзаконных актов местной исполнительной власти и контролировать правоохранительный блок.

Почему вы перешли с топ-должности в банке «Аваль» на госслужбу, да еще не в столице, а в Крыму?

— С тогдашним председателем Совмина Крыма я виделся дважды. Один раз посидел с ним в ресторане, а когда его назначили руководителем правительства автономии, он позвонил мне и предложил на выбор: должность министра Совета министров или министра экономики. Я выбрал второй вариант. Но крымский парламент мою кандидатуру не поддерживал месяца два, пока тогдашний глава парламента Леонид Грач не убедил депутатов. В результате я получил 90% голосов. Кстати, я — едва ли не единственный из украинских министров, имевший опыт работы в парламентско-президентской республике. Это очень весело. Утром не знаешь, кому звонить первому — спикеру, представителю президента или председателю Совета министров.

Но, согласившись занять должность министра экономики Крыма, вы потеряли в деньгах. Разве не так?

— Мой руководитель сказал тогда, что в Симферополе мне дадут служебную Волгу и телефон «Алтай». Но к тому времени мне было уже неинтересно работать в бизнесе. Не то что мне чуждо желание прилично зарабатывать, но, чтобы чувствовать себя полноценно, денег мне мало. Есть желание поработать на это государство, дабы лет в 65, преподавая на какой-то кафедре, мог с чистой совестью читать лекции студентам. Такова моя жизненная конструкция. Хотя тылы у меня во время назначения на должность министра экономики Крыма были прикрыты — я получил пакетик акций банка «Аваль».

Известно, что в Крыму активно работают спецслужбы иностранных государств. Вы ощущали их влияние?

— Да. Россияне и турки, в частности, активно издают книги на своем языке, финансируют разные социальные и культурные программы, содействуют обмену студентами, поддерживают религиозные организации. За последние несколько лет ситуация в Крыму обострилась. И я убежден, что ситуацию в автономии Киев может переиграть в пользу Украины. Действовать нужно по нескольким направлениям. Первое — культурное: нужно работать в Крыму, как Турция и Россия, пропагандируя, разумеется, украинские ценности. Второе направление — власть, наконец, должна прекратить захваты земель на полуострове. В Крыму мощный правоохранительный блок, но для его эффективной работы нужна политическая поддержка как центра, так и местной власти. Никто, независимо от нации и вероисповедания, не имеет права захватывать государственную и коммунальную собственность, а также препятствовать другим субъектам в реализации их права собственности. Напомню также, что за годы независимости на финансирование обустройства выселенных народов шли и продолжают идти сотни миллионов гривен, эти средства следует контролировать. Наконец, третье направление — туристическая индустрия. Жизненно важно убедить мощных инвесторов из России, Украины, ЕС инвестировать деньги в крымскую землю, строительство отелей и т. д. Все это, с одной стороны, увеличит уровень занятости, с другой — сдержит рост преступности.

Работая в Крыму, вы заставляли подчиненных готовить документы на украинском языке. Как они на это реагировали?

— Не заставлял, а предлагал. Но потом из парламента Крыма пришел запрос от какого-то депутата и несколько анонимок, в которых меня называли бандеровцем. Прежде чем издать распоряжение насчет украинского языка, я посоветовался с подчиненными и спросил, будут ли они его выполнять. Мой опыт свидетельствует, что языковая проблема абсолютно надумана.

Как вы попали из крымской провинции в руководство НБУ?

— Глава Нацбанка Сергей Тигипко посещал Крым, мы с ним ужинали, и где-то через полгода он позвонил и пригласил на работу в НБУ. Тигипко тогда собирал молодую команду. Так я стал первым заместителем.

Наверное, вы неплохо знали Сергея Тигипко. Почему, на ваш взгляд, он оставил политику?

— Недавно где-то вычитал, что у руководителей высокого уровня вырабатывается специальный гормон, вызывающий зависимость от власти. Думаю, что Сергей Леонидович, уйдя из политики, доказал, что для него эта проблема неактуальна. Но мне жаль, что он оставил государственную управленческую деятельность. Когда во время президентских выборов 2004 г., после лживой информации по телевидению о проблемах банка «Мрія», принадлежащего Петру Порошенко, я информировал Тигипко о действиях НБУ в этой ситуации, он сказал, что я должен спасать этот банк так, словно он принадлежит мне.

А вы не подхватили зависимость от власти?

— Нет. Я быстро начал и меня быстро сбили. Теперь у меня нет абсолютной уверенности, что я всегда буду «крутым». Инстинкт самосохранения создает иммунитет от болезни властью. Прежде чем сесть в какое-то кресло, стоит задуматься, как будешь с него вставать.

Беседовал Роман Кульчинский, «Контракты»www.kontrakty.com.ua