УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Николай Томенко: «Президент Украины не имеет права выступать в роли Иисуса Христа»

Николай Томенко: «Президент Украины не имеет права выступать в роли Иисуса Христа»

Один из ярких лидеров БЮТ Николай ТОМЕНКО расставил все точки над «і» в вопросе формата сотрудничества демократических сил. Кто с кем, на каких условиях и против кого – четко очерчено в “бютовском” варианте соглашения о создании коалиции. Слово за остальными…

- Юлия Тимошенко в одностороннем порядке подписала соглашение о создании коалиции в будущем парламенте. Этот документ – рука дружбы, протянутая потенциальным партнерам, или намек на бескомпромиссность позиций?

- Это соглашение нужно расценивать как наше стремление внедрить европейскую политику в Украине и остановить «византийскую» политическую культуру, которая была основана во времена Кучмы. У БЮТ и «Нашей Украины» наравне с общими политическими стратегиями существуют тактические разногласия. Наш подход - четко расписать программу деятельности будущого правительства, а уже потом говорить о распределении должностей. В то время, как «Наша Украина» ставит во главу угла распределение должностей, а саму программу отодвигает на второй план. Мы предлагаем общеевропейский принцип распределения должностей: выбор премьера за той политической силой, которая наберет больше всего голосов. Дальше должности распределятся согласно набранным процентам голосов.

- Почему так изменилась позиция БЮТ: ранее была информация о том, что ваш блок согласится на создание коалиции только при условии, что Тимошенко будет премьером...

- Юлия Тимошенко никогда такого не говорила! Эту страшилку придумали те люди, которые не хотели, чтобы мы вообще подписывали соглашение. Мы ставили много условий, но они касались исключительно программы деятельности правительства.

Еще одно несоответствие наших программ связано с отношением к должности Президента. Большая часть команды, которая работает со стороны «Нашей Украины», очевидно, работала во времена Кучмы, и привыкла, что все должности нужно согласовывать с Президентом. Сегодня это вступает в противоречие с обновленной Конституцией. Правительство формирует парламентское большинство, и именно оно, а не президент, будет принимать важнейшие для страны решения. Мы ведь сами критиковали Кучму, говорили, что никогда больше в приемной или в комнате для отдыха Президента не будут приниматься решения государственной важности. И поэтому сейчас мне странно слышать реплики о том, что сегодня у нас все эти вопросы будет утверждать Президент. Складывается впечатление, что у «Нашей Украины» такая «фишка»: во всей стране найти людей, которые любят президента и готовы поддержать, что угодно только потому, что это предложил президент. Кто любит оранжевый цвет, кто не любит – это мы прошли вместе с революцией.

Для того чтобы нас не обвинили в том, что мы выступаем против объединительного процесса, БЮТ первым подписал эту программу. Кто хочет – пусть присоединяется.

- Александр Турчинов заявил, что соглашение о коалиции открыто для всех, кроме Партии регионов. Почему такая принципиальная позиция и кто еще вошел в «черный» список врагов «помаранчевой» команды?

- Мы за все демократические силы, которые пройдут в парламент и будут поддерживать эту программу. Да, у нас действительно принципиальная позиция по отношению к «Регионам»: мы сразу отметили это в нашей программе. Хотя некоторые наши потенциальные союзники – например, социалисты или Блок Костенко-Плюща - такой вариант не исключают. С точки зрения идеологии, мы также не воспринимаем блок Витренко и коммунистов (это из тех партий, у которых есть шансы пройти в парламент). Кстати, в первой версии нашего соглашения эти политические силы тоже были перечислили в списке тех, с кем мы не будем объединяться. Но, думаю, у наших единомышленников хватит здравого смысла не иметь с ними общих дел.

- Неужели имидж кота Леопольда, который призывал мышей жить дружно, сменился у героев Майдана имиджем Зорро, который был беспощаден к своим врагам?

- Может, Ющенко или Порошенко были для кого-то котами Леопольдами, однако ни Тимошенко ни Томенко изначально такого имиджа не имели. Мы были, скорее, политическими ястребами, то есть отстаивали более радикальные методы. Неоднократно во время революции мы хотели приостановить переговорный процесс с Кучмой, были готовы к захвату правительственных зданий. Наш радикализм послужил началом разжигания конфликта в отношениях с олигархами, в вопросах разоблачения коррупционных дел. Разделение на «котов леопольдов» и «ястребов» произошло еще тогда, на Майдане, и до сих пор продолжается.

- Юлия Тимошенко в своих выступлениях часто ссылается на Бога, складывается впечатление, что она верующий человек. Как совмещаются христианские догмы с вашей идеологией, в частности с тем, что вы непримиримы к своим врагам?

- Я с Юлией Владимировной в церковь не хочу. Но я, как и каждый гражданин, имею свое представление о Боге. Я думаю, что наша и христианская идеология едины в том, что они обе – идеологии справедливости. Если кто-то всю жизнь обворовывал Украину, то он не должен нам рассказывать, как управлять этой страной. Нужно за все отвечать перед законом. А Президент Украины не имеет права выступать в роли Иисуса Христа и прощать преступников в Украине. Никто не наделял его такими полномочиями. Точно также, как и его помощники не могут быть священниками. Индульгенции на прощение грехов может давать только суд.

- Какова вероятность того, что это соглашение до выборов подпишут ваши главные потенциальные союзники – «Наша Украина» и СПУ?

- Это соглашение будет подписано либо до выборов, либо после. Сомнений нет. Для нас важно, чтобы наконец-таки закончилась эта абсурдная дискуссия об определении индекса любви к помаранчевому цвету и Президенту. Даже если сейчас предложенная нами программа не будет подписана, я не вижу в этом трагедии. Мы всем своим единомышленникам сказали: мы будем работать либо в большинстве с теми людьми, которые поддерживают задекларированные нами ценности, либо будем в оппозиции. Мы – единственная политическая сила, которая полностью открыла свои карты. Однако наши потенциальные союзники ведут себя неадекватно. Я недавно прочитал интервью Романа Бессмертного, в котором он говорил, что реально БЮТ может набрать не больше 7 процентов голосов. Возникает вопрос, а почему тогда вы боитесь подписывать с нами соглашение? Если мы займем третье место (после «Нашей Украины» и СПУ), по нашему варианту соглашение пост премьера должен будет занять Порошенко или Ехануров, пост главы Верховной Рады - Мороз, а мы будем претендовать только на какие-то другие позиции. Мы этого не боимся. Однако они выступают против этого пункта. После каждого этапа переговоров Роман Бессмертный и Роман Зварыч собирают пресс-конференции и объявляют о том, что все объединятся вокруг самой помаранчевой команды - «Нашей Украины» и лидера революции Ющенко. У меня складывается впечатление, что мы все были не на революции, а организовывали митинг в Северодонецке. Это же смешно! Хватит пытаться приватизировать Майдан! Он – собственность всего украинского народа.

- Вы допускаете возможность того, что «Наша Украина» создаст свой вариант соглашения о сотрудничестве, противоречащий вашему, и объединит вокруг себя СПУ, ПРП-Пору и др. Каковы будут ваши действия в таком случае?

- Пока что с нашим вариантом договора «Наша Украина» согласилась. Мы не можем всю предвыборную компанию вести переговоры о коалиции. Мы свои позиции четко определили и все точки расставили. А они пусть думают. Мы знаем, что «нашеукраинцы» не приемлют пункт о разоблачении коррупционных дел Кучмы и компании, о наказании виновных в газовом кризисе, о запрете хранения ядерных отходов на наших землях, о невозможности объединения с Януковичем. Вокруг этих позиций сейчас точатся дискуссии. Я стою на той позиции, что если мы не договоримся о совместной программе, то нет смысла идти в правительство. Будет более честно оставаться в оппозиции.

- БЮТ идет в списке бюллетеня под номером 36. Юлия Тимошенко высказала предположение, что партии и блоки расположились в этом списке по принципу распределения голосов на будущих выборах…

- Открою вам секрет. Когда мы разрабатывали стратегию и говорили о максимальных результатах, которые мы можем достичь на выборах, называлась цифра 35 процентов. Так распорядилась судьба, что место, которое нам предоставили в списке – 36-ое. Мы расцениваем это как планку, которую нам поставила судьба, как программу максимум, которую мы должны реализовать. А вообще место в бюллетене не имеет значение для тех, кто сознательно делает свой выбор.

- Почему БЮТ отказался от прямой телевизионной рекламы?

- Опыт предыдущих лет показал, что телевизионная реклама неэффективна. Кроме того, мы обрекаем людей ее смотреть, навязываем себя и критикуем других. Сейчас мы планируем запустить короткую имиджевую рекламу, которая не будет истерично кричать о том, что бандиты возвращаются, или о том, что Украина умирает с голода. В этих роликах будет просто наше присутствие. В принципе, без рекламы можно было обойтись, однако при полном ее отсутствии возникают определенные проблемы: у наших сторонников создается впечатление, что нас не пускают в эфир, что мы прячемся и т.д. Хотя для нас более важны дебаты и телевизионные дискуссии, в которых нам отказывают наши оппоненты и те, с кем мы действительно хотели бы публично подискутировать, к примеру, с Ехануровым, Януковичем…

- Почему БЮТ не выдвигает своих кандидатов на пост киевского главы?

- Для нас важна не должность мэра, а изменение системы управления города Киева. Киевская городская администрация не имеет никакого права руководить столицей, так как есть система местного самоуправления. На сегодняшний день в Киеве на местном уровне существует только две политические силы: блок Тимошенко и «объединенный блок» Омельченко. В первых десятках списков практически всех крупных политических партий числятся заместители Александра Александровича. Это касается и СДПУ, и Партии Регионов, и Нашей Украины, и «Єдності», и «Европейской столицы»… Это делается для того, чтобы та система распределения собственности города, которая существовала до сегодняшнего дня, сохранилась и после выборов. Мы не будем терпеть то, что земля Киева распродается за бесценок. В 2003 году было проголосовано за то, чтоб буквально в 50 метрах от стен Лавры построить гостиничный комплекс с подземными паркингами. Эта земля была сдана в аренду за 15 тысяч долларов в год лидерам «Европейской столицы». Не так давно мы обнаружили эти документы и теперь намерены собрать эти деньги в БЮТ и вернуть эти исторические земли киевлянам. Сейчас общество уже не то, что раньше, оно не будет терпеть обмана. Мы либо научим власть работать в новых условиях, либо будем в оппозиции и заставим ее так работать.

Беседовала Наталья МЕЛЕЩУК,

«Столичные новости»