Нардеп Михаил Поживанов: "Новая власть реально почувствовала, что инвестиционный климат с ее приходом не улучшился"

856
Нардеп Михаил Поживанов: 'Новая власть реально почувствовала, что инвестиционный климат с ее приходом не улучшился'

Идет торговля

Инвестиции не идут в Украину, потому что их здесь не хотят. Столь неординарное мнение высказал в интервью «Дню» народный депутат Украины, член парламентского комитета по вопросам европейской интеграции (фракция — «Наша Украина», партийность — НРУ) Михаил ПОЖИВАНОВ. Он убежден — пока нет для инвесторов условий, никакие «мини-Давосы» не помогут.

— Уже почти невозможно говорить об украинской политике вне контекста надвигающихся выборов в парламент и местные органы власти. Как вы оцениваете шансы Народного Руха попасть в блок, создаваемый НСНУ?

Видео дня

— У нас есть межпартийный договор, оговаривающий сотрудничество в том числе и при подготовке к выборам следующего года. К сожалению, НРУ сейчас находится в проигрышной ситуации. Последние годы мы практически забыли свое название, все время выступая как неотъемлемая часть блока Виктора Ющенко. Приходится надеяться, что те, кто возглавляет НСНУ, — люди совестливые, и все договоренности будут ими выдержаны.

— Таким образом, перспектива самостоятельного участия НРУ в выборах серьезно не рассматривается. Выходит, Рух утратил статус влиятельной политической силы общенационального масштаба?

— Я бы не стал так говорить о партии, глава которой возглавляет МИД. На этот пост в Европе обычно претендует второй после лидера по значению человек победившей коалиции. Когда говорят, сколько избирателей проголосует за НСНУ во главе с Виктором Ющенко, — это действительно цифры впечатляющие. Но ведь надо иметь в виду, что среди этих 50 с лишним процентов числятся и симпатики Руха. Без привязки к Ющенко НСНУ не имеет рекордных рейтингов, и не так уж сильно выделяется на фоне других партий.

— Недавно председателем киевской организации НСНУ избран Николай Мартыненко. Итак, кандидат на пост мэра от партии власти определен?

— Ни в коем случае. Ни по опросам, ни по другим критериям победить на киевских выборах Мартыненко на сегодня не способен.

— А если начнут «раскручивать» с применением всех средств?

— Раскрутят, в лучшем случае, до 15—20%. Киевляне — очень мудрый народ, «раскрутками» их не возьмешь. Они должны прочувствовать этого человека. Кроме политики, город — это еще и хозяйственная структура.

— Вас называют одним из возможных претендентов на мэрский пост. Уже определились, будете баллотироваться или нет?

— Да, буду в любом случае. По некоторым признакам я уже начал осознавать, что являюсь реальным претендентом.

— По каким именно?

— В интернете стало появляться множество грязной информации обо мне...

— А НРУ не будет против вашей открытой конкуренции с представителем партии власти?

— Политрада НРУ, рассмотрев этот вопрос, остановилась на том, что нам надо иметь свою кандидатуру на пост мэра, и что этой кандидатурой могу быть я.

— А если ситуация будет угрожать межпартийным конфликтом?

— Я не думаю, что вопрос о столичном градоначальнике способен поссорить Рух с НСНУ. Если интересы нашей партии будут удовлетворены за счет других перспективных предложений, например, либо в проходной части общего списка НРУ будет предоставлено 50% мест, либо нам отдадут выборы на местном уровне в Харькове, Львове, Донецке, Днепропетровске, Запорожье, Одессе, и при этом НСНУ предложит реальную проходную кандидатуру на пост мэра Киева, — тогда возможны договоренности. Но если сегодняшние координаты сохранятся, я намерен баллотироваться и выигрывать.

— Вас многое связывает с Донецкой областью, вы были мэром Мариуполя. Как, по-вашему, справляется там новая власть со своими обязанностями?

— Увы, не справляется. Я недавно был в Донецке. Там практически ничего не изменилось. Подходы те же самые. Разве что лица немного другие. Влияние олигарха, который раньше считался «хозяином Донбасса», теперь стал оспаривать другой олигарх, связанный с новой командой...

— В Украине прошел бизнесовый форум, громко названный мини-Давосом. Каковы его практические результаты?

— Боюсь, результатов меньше, чем разговоров. Дело в том, что в Украине никогда не было проблемы отсутствия инвестиций. Проблема была в отсутствии проектов для инвестиций. То есть предприятия, которые требуют модернизации, а соответственно — капиталовложений, просто не пускают к себе того, кто готов вложить деньги. Выдумываются какие угодно схемы, лишь бы все делать за счет собственных средств, или — за счет возврата под видом иностранных инвестиций своих же денег, вывезенных через оффшорные зоны.

— Предприятия сами не хотят инвестиций? Это что-то новое. И в чем же, по вашему, причина?

— Это боязнь собственников потерять контроль над предприятием. Тут, наверное, и наш менталитет примешивается. Тяжело украинскому собственнику, владеющему, к примеру, 50% плюс одной акцией, поделиться пакетом, оставив у себя 20%. Хотя 20% акций модернизированного предприятия с инвестициями могли бы стоить гораздо больше, чем 50% плюс одна — немодернизированного. Но, во-первых, у нас нет законов, защищающих мелкого собственника. Во-вторых, в таком поведении владельцев есть политическая составляющая.

Ни для кого не секрет, что хозяева большинства крупных украинских предприятий восседают здесь, в Верховной Раде. Фирмы, заводы, фабрики являются для них не только источником получения финансовой прибыли, но и основой политического веса. Имея «под рукой» 20-ти, 30-ти, а тем более — 80-титысячный коллектив, депутат чувствует себя важной фигурой. Он может вывести этих людей, в значительной степени от него зависящих, на митинг, на демонстрацию, пикет, может заставить их голосовать «как надо», — примеров президентская избирательная кампания дала достаточно. Потому и не приходят инвесторы, — их просто не пускают собственники. А государство здесь приказать не может, ибо само оно в большинстве случаев собственником уже не является. Такая же картина на рынках земли и недвижимости в Киеве.

— Выходит, наш «мини-Давос» — это, извините за выражение, бутафория?

— Я думаю, новая власть реально почувствовала, что инвестиционный климат с ее приходом не улучшился, скорее наоборот. И, чтобы как-то остановить развитие ситуации по ниспадающей, был предпринят мощный пиаровский шаг. Но сам форум ничего не дал. Только делами можно привлечь инвестиции. Я спрашивал посетивших Украину российских бизнесменов из числа своих старых знакомых, — вы готовы начать вкладывать сюда? Отвечают прямо — нет, мы приехали только послушать-посмотреть. Они боятся непрогнозируемости власти. Поводов для таких опасений власть дала более чем достаточно. Сначала свободные экономические зоны отменяются. Затем министр экономики заявляет, что к некоторым положениям функционирования этих зон мы готовы вернуться. Мы то убираем, то возвращаем налогообложение малого бизнеса. Разговоры о реприватизации — вообще отдельная глава. Если мы хотим прекратить пугать инвесторов понятием «реприватизация», надо либо принять в сессионном зале мораторий на подобные вещи, либо правительство должно перестать их постоянно комментировать.

— В последнее время руководство Украины пошло на возрождение ранее жестко критиковавшейся Виктором Ющенко и его сторонниками идеи ЕЭП. Как это корреспондирует с евроатлантическими устремлениями нашей страны?

— Если говорить о зоне свободной торговли в рамках ЕЭП, то она вроде ничему и не мешает. Другое дело, если речь пойдет о таможенном союзе в рамках ЕЭП, других тому подобных вещах. Однако ни от главы государства, ни от других ответственных за это дело лиц я нигде не слышал заявлений, свидетельствующих, что Украина собирается интегрироваться в ЕЭП больше, чем предусматривает понятие «зона свободной торговли».

— И тем не менее, вам не кажется, что, как и во времена президента Леонида Кучмы, Украина снова пытается двигаться в разные стороны?

— Если говорить о движении на Запад, то главная преграда здесь — отсутствие реальных усилий с украинской стороны. Что мешает вступлению Украины во Всемирную торговую организацию? Прежде всего наше собственное бездействие. Правительство просит принять целый ряд законопроектов, необходимых для того, чтобы получить членство в ВТО. Парламент не спешит с их одобрением. Сложно сказать, чего здесь больше — откровенного сопротивления или просто шантажа. Идет торговля.

Владимир СОНЮК

http://day.kyiv.ua/uk