Станислав Говорухин: «В наше время оптимистом может быть только дурак или подлец»

1,3 т.
Станислав Говорухин: «В наше время оптимистом может быть только дурак или подлец»

Со Станиславом Говорухиным мы встретились на турнире по бильяр­ду 'Звездный кий Коктебеля» на берегу Черного моря. Его поистине культовые фильмы «Место встречи изменить нельзя», «Вертикаль», «В поисках капитана Гранта», «Десять негритят», "Контрабанда», «Приключения Тома Сойера» любило не одно поколение зрителей. А последняя работа - фильм «Благословите женщину» - получила «Се­ребряную пирамиду» на XXVIII Каирском международном кинофес­тивале. Сегодня в Украине все чаще засматриваются на темпы раз­вития российского кино. Как ни странно, метр Говорухин смотрит на современное кино России с отвращением.

- Станислав Сергеевич, какое место вы отводите в жизни отды­ху?

- Я отвожу в жизни место ра­боте, а все остальное время преда­юсь отдыху. Я так обленился а пос­ледние годы... И раньше был лен­тяем, но сейчас особенно.

- Да ну, вы же работаете в стольких направлениях: художес­твенные и публицистические фильмы, 14 сценариев, 3 книги, телепрограмма «Великая иллюзия» на канале ТВЦ... И депутатом Госдумы были, и регистрирова­лись кандидатом в президенты РФ. Что же у вас на первом месте?

Видео дня

- Наверное, на первом все же кино, а потом отдых и спорт. Но особо спортом я сейчас не зани­маюсь. У меня остались только шахматы, нарды, бильярд и карты. Зарядку в нашем доме вообще де­лает только мобильный телефон. По натуре я все же игрок - мне все равно, во что играть, лишь бы на деньги.

- Тяжело удержаться от воп­росов о политике. Как оцениваете политическую ситуацию в России и Украине?

- На мой взгляд, дела идут плохо - по-разному, конечно, но плохо. В России тугости делают, и здесь не меньше. И пока не со­бираются останавливаться. 8 Рос­сии все годы демократии, с 1991 года, все складывалось в жесткую политическую цензуру. Все эти крики о свободе слова... В момент выборов особенно хорошо видно - все каналы подконтрольные. Вспомните выборы, когда облива­ли грязью Лужкова и Примакова -настоящих кандидатов в прези­денты. И это все еще на подступах к президентским - на парламент­ских. А ведь это были те самые кандидаты, которые способны возглавить страну и вести ее; дос­таточно того, что сделал Лужков с Москвой. Или вспомните, как вы­вернулся Примаков после дефол­та.

- А что думаете о том, как Кремль поступил с Ходорков­ским?

- Вообще говоря, крови я не жаждал. Дело в том, что Ходор­ковский, можно сказать, самый приличный из олигархов. А то, что его наказали... Я думаю так; если есть закон, то он должен касаться каждого. А когда наказывают так, выборочно - того, кто умнее всех и не так нагло вел свой бизнес, - я не согласен. И потом, он был бель­мом в глазу всех нынешних мил­лиардеров. Ходорковский покупал яхты, понастроил вилл на Западе, вел бизнес здесь и призывал дру­гих, а теперь не будет «выпендри­ваться».

- А как вам сегодняшнее кино стран СНГ? И можете ли назвать тройку лучших фильмов?

- Не могу назвать. Все, что на сегодняшний день делается в кино, меня абсолютно не устраивает. Я бы охарактеризовал так; действи­тельно, киноиндустрия восстанов­лена в России в полном объеме, и гораздо даже превосходит допе­рестроечное время. Но все, что касается кассовых фильмов, мне не просто не нравится, а глубоко про­тивно - все эти «Турецкие гамби­ты», «Статские советники», «Ноч­ные дозоры», «Бои с тенью» и прочее. Сегодня кинематограф разделился на две категории. Одна работает на прокат - а что значит на прокат? Что важно для киноте­атров? Дать некую дурь, рассчи­танную на подростков, потому что публика в кинотеатрах - это на 70% подростки. Ивторая категория - фестивальное кино, которое чаще никто и смотреть не будет. Это сделано для высоколобых критиков, в основном больных людей, сдвинутых на сексуальной и психической почве. Это кино, ко­торому вручили приз и через пару лет забыли, как оно называется. В последнее время мне один фильм понравился - «Не хлебом единым», Но опять же, в кинотеат­ре его не покажешь - подростки смотреть не будут, на фестивале тоже - потому что это здоровое кино, для здоровых людей.

- Почему сегодня так не хва­тает добрых фильмов для де­тей?

- А кто будет снимать детское кино? Каналы его покупать не бу­дут, потому что нельзя показывать рекламу во время фильма. Деньги на съемку никто не даст, потому что его потом не продашь. Вот мы, например, сделали замечательный фильм "Радости и печали малень­кого Вовы», он получил уже на многих детских фестивалях глав­ную наград - и кто его видел? Никто.

- Но ведь те фильмы, которые вы снимали, смотрят до сих пор.

- Все правильно, они еще бу­дут жить, и меня переживут, и мо­их детей. Естественно, потому что сейчас никто не снимает хороших добрых фильмов.

- Может, детская аудитория уже не так воспринимает кино? Может, голливудская продукция их «переучила»?

- Да, уровень зрителей резко упал. Раньше можно было гово­рить, что у нас в стране самый ин­тересный, самый образованный, самый любимый мною зритель. Я когда-то говорил насчет восприя­тия публицистики, что пройдет 5-10 лет, и мы будем такими же ту­пыми, как американцы или гол­ландцы. Так мы давно сравнились с ними в смысле тупости! И я го­ворю не об отдельных индивидуумах.

- На московском кинофести­вале «Кинотавр»Никита Михалков заявлял: как бы за 10 лет ни изме­нился прокат, мы все равно не повторим успеха фильма «Москва слезам не верит», который в свое время посмотрели 100 миллио­нов зрителей...

- Тот успех был у интеллекту­ального зрителя, а этот успех - у дурных подростков, которые, кро­ме компьютера, ничего не видели и ни одной книги не читали. И, кстати, чемпионом проката была не «Москва слезам не верит» (она собрала 80 миллионов зрителей), а «Пираты XX века» -100 миллио­нов.

- Как относитесь к украин­ским фильмам?

- Да никак. Я посмотрел этот безумный фильм «Молитва за гетмана Мазепу» - и что после этого фильма можно сказать об украинском кино?

- Недавно прошел Москов­ский кинофестиваль. Как вам ны­нешний его уровень?

- Когда-то это был один из лучших фестивалей мира. Я же видел первые Московские фести­вали - мы с трудом пробивались в гостиницу «Москва», куда приез­жали все звезды, Я, студент ВГИКа, сидел в зале, а рядом - ми­ровые звезды кинематографа. А сейчас какая страна пошла на Московский фестиваль свой фильм? Они едут в Венецию, в Шанхай, в Карловы Вары на худой конец - куда угодно, только не в Москву.

Был период, когда кино для фестиваля было одновременно и кино для зрителя - например «Ле­тят журавли», а потом постепенно фестивальным кино завладели психически больные люди и гомо­сексуалисты.

- В ваших ответах так много пессимизма...

- В наше время оптимистом может быть только дурак или под­лец. Недаром говорят, что песси­мист - это хорошо информиро­ванный оптимист. Умный человек, который знает, что происходит, у которого сердце обливается кро­вью от того, как живет страна, как много бездомных людей, какова демографическая ситуация - не может быть оптимистом, Если он, конечно, честный человек,

Наталия ГАЛАГАН, «Газета по-киевски»