Владимир Литвин: «Думаю, мы опоздали с политической реформой»

1,6 т.
Владимир Литвин: «Думаю, мы опоздали с политической реформой»

— Как вы оцениваете уровень подготовки и проведения экономического форума “мини-Давос” в Киеве? Смогло ли правительство убедить инвесторов вкладывать деньги в украинскую экономику?

— Я не думаю, что можно говорить: в Украине прошел Всемирный экономический форум. Это была попытка привлечь инвесторов. Что же касается результатов, то их стоит ожидать, во-первых, если мы будем проводить такие мероприятия регулярно, во-вторых, если заявленное инвесторам будем применять на практике.

— Что касается деклараций… Какую пользу может принести недавно подписанный меморандум “О гарантиях прав собственности и обеспечении законности при их реализации”, если он даже не имеет юридического статуса?

Видео дня

— Меморандум является политическим актом, подписанным в целях предотвращения разногласий и разных подходов, которые сегодня существуют в правительственной команде относительно приватизационных оценок и процессов. Мы должны четко руководствоваться принципом, что частная собственность является неприкосновенной при одном условии — если она приобретена на законных основаниях.

— Как вы оцениваете работу правительства за 150 дней? Какие самые серьезные просчеты?

— Просчетов нет у того, кто не работает. Была задекларирована и реализуется серьезная социальная программа. И я считаю, что мы ее выполним. Однако мы не должны думать, как разделить “пирог” отечественной экономики. Если где-то 30% национального богатства перераспределяется, это свидетельство того, что экономика не свободна. Об этом нужно думать! У нас не должно быть такой беззастенчивой политики в отношении и социальной сферы, и экономического развития. Сегодня нам нужно думать, как ускорить экономическое развитие страны, а не жить на короткий результат, когда мы пытаемся разделить то, что имеем.

— У вас есть собственная формула ускорения экономического процесса?

— Есть. Во-первых, нужно отказаться от революций и просто работать. Во-вторых, нужно работать, имея четкую программу на перспективу. Для этого нужно отказаться от практики всем понравиться, потому что это не дает результата, а только ухудшает ситуацию. К сожалению, мы находимся в перманентном цейтноте. В частности, об этом свидетельствует поведение каждого политика, потому что все готовятся к выборам 2006 года.

— Вы не считаете, что в действиях власти много популизма?

— Каждое правительство работает с долей риторики с целью получить поддержку общественности. Меня волнует другое. Мне бы хотелось, чтобы члены правительства выступали одной командой, а не вступали в публичные перепалки друг с другом. А тем более не давали противоречивых оценок происходящим процессам, а также собственным решениям.

— Как у вас складываются отношения с правительством? Вы согласны со всеми инициативами представителей КМУ, которые они предлагают парламенту?

— Конечно, не со всеми. Пример — слабо аргументированная позиция правительства относительно законодательства, определяющего вступление Украины в ВТО. Я могу привести примеры, когда на заседании комитетов выступал представитель Министерства экономики и утверждал, что этот закон необходимо принять для того, чтобы Украина имела привлекательное политическое лицо перед мировым сообществом. А представитель, скажем, Минпрома был против принятия данного решения, утверждая, что мы должны быть заинтересованы в развитии собственного производства, а не сдаваться в угоду требованиям ВТО. Внутри правительства нет консолидированной позиции по этому вопросу. Очевидно, что эти документы недостаточно проработаны. Я, конечно, не могу согласиться и принять эти документы, когда нет единого мнения внутри команды. Должна быть серьезная аргументация законодательной базы и взвешенная политика при принятии того или иного решения. Я думаю, что политика давления на парламент себя исчерпала. Необходим серьезный разговор, а для этого нужно отказаться от такой практики, когда мы месяцами ничего не делаем, а потом пытаемся за одну-две недели наверстать упущенное. Так себя ведет плохой студент, который готовится к экзамену в последнюю ночь. А здесь речь идет о стране! Нужно отказаться от попыток шантажа друг друга, для того чтобы “протащить” то или иное решение. Это никому не пойдет на пользу.

— Выполнила ли премьер-министр Юлия Тимошенко обещание о взаимодействии в работе правительства и парламента? Она собиралась это сделать одновременно с назначением вице-премьер-министра по гуманитарным вопросам Романа Безсмертного еще одним представителем в парламенте.

— Мне кажется, что назначениями и закреплениями кураторов налаживанию работы правительства и парламента не поможешь. Главные обязанности каждого министра — это выработка и проведение политики в своей отрасли через соответствующие законодательные акты. Поэтому я убежден, что министры должны непосредственно работать в комитетах. Чтобы не было такого: в документах, которые мы получаем, записано, что докладывает министр, а вместо него приходит заместитель, к тому же не первый. Министр должен владеть ситуацией и иметь аргументированный документ, вот тогда будут положительные решения. А если мы получаем “бабочки”, то, извините, и отношение соответствующее.

— С какими впечатлениями вы вернулись с экономического форума в Санкт-Петербурге?

— С очень хорошими. Я чувствую, что сегодня Россия настроена иметь нормальные, прагматичные отношения с Украиной. И нам нужно исходить из этой позиции. Что касается собственно форума, он был хорошо организован, в Петербурге было меньше бравады. Мы, к сожалению, не сделав ни шагу, пытаемся убедить инвестора в несуществующих преимуществах нашего “мини-Давоса”. Вообще, знающие люди понимают, что это деревня, прекрасный курорт, а говорить, что это мини-деревня в Киеве, я думаю, несколько некорректно.

— Вас много раз приглашали идти на выборы 2006 года единым избирательным блоком с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко. Определились ли вы в этом вопросе?

— Это весьма сложный вопрос. Чтобы обеспечить себе и определенному кругу людей, с которыми я работаю, спокойную жизнь, достаточно попасть под это крыло. Но я на эту проблему смотрю шире: нужно думать, каким будет новый парламент и что он сделает для страны. Исходя из этого и нужно выстраивать планы избирательной кампании. Сегодня загонять себя под зонтик, мне кажется, преждевременно как для Президента, так и для премьера и, естественно, для меня. Так что это вопрос времени и политических консультаций, а также политических прогнозов и перспектив.

— Тогда как вы прокомментируете активность Романа Безсмертного, который в одном из интервью поставил вас в списке блока на третье место?

— Я узнал об этом из СМИ и считаю, что это не тот случай, когда можно общаться через прессу. Потому что я буду рассматривать это предложение как своеобразную форму давления или предложения, от которого будет очень тяжело отказаться. Одно дело — вести переговоры с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко… А если Роман Петрович хочет вести переговоры, пусть он с моими заместителями на эту тему и разговаривает.

— На вас оказывала какое-то давление новая власть?

— На меня не оказывали никакого давления, потому что это бесполезная затея. Я уже пережил всякие обвинения и переживу еще разного рода претензии и инсинуации. А то, что на членов моей партии в регионах оказывается давление, это однозначно. В одной из областей мы провели партийную конференцию, а на следующий день оказалось, что четыре руководителя, которые принимали в ней участие, были изгнаны с работы. Иначе как политическими преследованиями это назвать нельзя.

— Вы раньше критиковали административную реформу. А не рано ли проводить политическую реформу?

— Думаю, мы опоздали с политической реформой. Ее надо было осуществить намного раньше. И революционные процессы, которые происходят на постсовет¬ском пространстве, как раз об этом и свидетельствуют. По сути, идет борьба против институтов президентства, которые фактически узурпировали власть. И я думаю, что это будет определять такое явление в политике, как нестабильность на постсоветском пространстве. Если мы говорим, что наша цель — Европа, модель организации власти и жизни мы должны выстроить по европейским стандартам. Нужно признать, что теми способами и методами, которыми планировалось провести политическую реформу в Украине, мы только дискредитировали ее.

— Не считаете ли вы, что власть затягивает проведение политической реформы?

— Конечно, затягивает, потому что Конституционный Суд до сих пор не рассмотрел законопроект, который парламент направил в эту судебную институцию. Уже ясно, что до 1 сентября мы не сможем принять изменения, касающиеся вопросов местного самоуправления, следовательно, не вступят в действие изменения в Конституцию. Так что следующий этап реформы — 1 января 2006 года.

— Когда можно ожидать решения Киевского апелляционного суда относительно депутатов-совместителей? Это правда, что все главы комитетов подали заявление о снятии с себя должностных полномочий?

— Заявления не написали еще Станислав Николаенко и Валентина Семенюк, которая возглавляет Специальную комиссию ВР по вопросам приватизации, приравниваемую к комитету. Что касается решений Киевского апелляционного суда, так он же не рассматривает вопрос в пакете, судебные заседания проводятся отдельно по каждому народному депутату. Когда это будет сделано, мне сложно сказать, но вы, очевидно, знаете, что парламент отказался рассматривать вопрос о назначении судей в знак протеста против того, что в Киевском апелляционном суде затягивается рассмотрение представления председателя Верховного Суда относительно совмещения депутатами депутатской деятельности с работой в структурах исполнительных органов власти. Я думаю, что это послужит толчком для того, чтобы суд, в конце концов, принял то решение, которое он обязан принять по Конституции.

- Как вы прокомментируете ход переговоров относительно создания ЕЭП?

— Россия — это 3% населения всей планеты, 13% территории, 40% мировых запасов недр. Поэтому не считаться с Россией могут только политики, которых к таковым можно отнести с натяжкой. Я думаю, что Украина и ее руководство должны понимать, что Россия — это емкий и специфический рынок, на котором наша продукция может быть востребована. Поэтому мы должны предлагать свое видение единого экономического пространства. Не просто критиковать, а предлагать свои аргументы, позиции и опять пытаться найти общую линию, которая бы удовлетворяла национальным интересам как Украины, так и России. Если мы не будем присутствовать везде, где присутствует наш национальный интерес, мы будем сужать поле для маневра. Я считаю это неправильным. Нужно отойти от голого политиканства и отказаться от той истерии, которую можно наблюдать у отдельных политиков.

— А как же создание наднациональных органов в рамках ЕЭП? Это не будет противоречить национальным интересам Украины?

— Вы знаете, парламент принял решение, что мы поддерживаем формирование единого экономического пространства, но в пределах, которые не противоречат законам и Конституции Украины. Как раз создание наднациональных органов противоречит Конституции Украины. Здесь нам нужно отказаться от политики понравиться всем вместо того, чтобы отстаивать национальные интересы. Мы должны перестать предлагать себя всем, особенно тогда, когда нас не берут. Должна проводиться взвешенная, рассчитанная политика. Но я, к сожалению, ни разу не услышал от наших министров, от которых должно было услышать, что получит Украина от участия в ЕЭП. Правительство, к сожалению, не ведет серьезной аналитической работы, вся политика строится на эмоциях. Подчас мы хотим энергией слова заменить реализм. Так не бывает…

Беседовала Ярослава Йовенко

http://www.business.ua/