Юрий Бойко: «Сейчас цены на нефть ведут себя, как пугливые барышни»

962
Юрий Бойко: «Сейчас цены на нефть ведут себя, как пугливые барышни»

В последнее время сообщения о возможных проблемах с поставками в Украину газа и его подорожании участились. И появляются они на фоне уже привычной информации о том, что вскоре за бензин нам придется тоже платить больше. Почему данная тема не вселяет оптимизма, "ФАКТЫ" поинтересовались у бывшего главы НАК "Нефтегаз Украины", а ныне лидера Республиканской партии Юрия Бойко.

"Нам уже все равно, где покупать нефть - в Алжире, Саудовской Аравии или России"

- Юрий Анатольевич, как бывший глава нефтегазового комплекса Украины объясните: что происходит с ценами на нефть на мировом рынке? Почему ее стоимость растет не по дням, а по часам?

- Сейчас цены на нефть ведут себя, как, образно говоря, пугливые барышни. Кто-то кашлянул за углом, а они сразу бросаются в другую сторону от испуга. В нашем случае - стоимость нефти растет. Среди ряда причин одной из существенных, на мой взгляд, является то, что организация ОПЕК, созданная для регулирования мировых цен на нефть, не справляется со своей задачей. В результате рынок реагирует на все. Взорвался нефтепровод в Ираке - цена на нефть подскочила. Сгорел нефтетерминал в Алжире - то же самое. То есть нет регулирования со стороны ОПЕК, а сдерживающим фактором является разве что позиция США.

Видео дня

- Но ее экономика в состоянии переварить такие сюрпризы с основным энергоносителем, а украинская?

- Нефть действительно оказывает существенное влияние на экономику любой страны, поскольку нефтепродукты - одна из составляющих любого производственного процесса. А значит, цена на них в конечном счете определяет стоимость любого товара.

- Вы намекаете на то, что вскоре придется привыкать и к значительно увеличившимся ценам на отечественные товары и продукты?

- Я не намекаю, а только прогнозирую, что в ближайшее время будет наблюдаться сезонный рост цен на нефть.

- Рост большой?

- Не более, чем на 10 процентов.

- Что это значит для Украины?

- Для нужд страны мы ежегодно перерабатываем 18 миллионов тонн нефти, из которых 3 миллиона добываем сами, а 15 покупаем. Уже год, как Украина покупает нефть по мировым ценам. Это произошло после того, как в 2004 году Россия для изъятия прибылей у нефтяных компаний ввела у себя экспортную пошлину. Так что Украина полностью зависит от мировой конъюнктуры. По большому счету, нам уже все равно, где покупать нефть - в Алжире, Саудовской Аравии или России. Стоит заметить, что мы практически перешли на мировые цены. Только транзитная составляющая позволяет нам получать нефть процентов на 10 дешевле. Но эта составляющая не столь значительна.

- Коль мы пришли к цивилизованному рынку, то почему цены на бензин у нас еще, к счастью для простых обывателей, не на уровне мировых?

- Потому что в Украине доля налогов в стоимости нефтепродуктов 33 процента, а в мире - 50 процентов. И бензин у нас получается дешевле где-то процентов на 15. Этот позитив можно сохранить, если не поднимать налоги. Но есть одно обстоятельство, ухудшающее нашу ситуацию. Украинские нефтеперерабатывающие заводы отстают по своим технологичным показателям от мировых. Глубина переработки сырья в Украине составляет, в лучшем случае, 70 процентов, а в других странах этот показатель доходит до 90. Однако при грамотном распоряжении активами существующие НПЗ можно модернизировать и добиться максимальной переработки нефти. Строить же новые высокотехнологичные НПЗ торопиться не стоит. Надо с умом распорядиться тем, что у нас есть.

"Чем больше политиков в Украине начинают декларировать свою озабоченность газовыми вопросами, тем больше возникает проблем"

- Но как ни крути, а, видимо, к увеличению стоимости газа нам таки стоит морально подготовиться...

- Да. В последнее время в Украине действительно возникла серьезная проблема с газовыми поставками. И дело здесь вовсе не в политике.

- А в чем?

- Пока новое руководство НАК "Нефтегаз Украины" разбиралось, кто из сотрудников за кого голосовал на президентских выборах, пока занималось увольнениями из компании всех подряд, в том числе и уборщиц, поставки украинских товаров в Туркменистан в счет оплаты за газ прекратились. Наши партнеры несколько месяцев ждали, а потом задали вопрос: где ваша продукция? Нету? Тогда мы переводим оплату за газ на денежный расчет.

- Хорошо, к чему в таком случае может привести невыполнение НАКом обязательств по туркменскому контракту в части товарной оплаты газа?

- К тому, что Туркменистан, у которого мы покупаем значительную часть газа, а это 36 миллиардов кубов в год, будет разговаривать с нами не как с партнером, а как с должником. То есть с позиции сильного, диктующего свои условия. А подобное перечеркивает все прежние усилия Украины, направленные на выравнивание ситуации, на погашение внешних задолженностей за энергоносители. Если в ближайшее время товарный долг перед туркменами не закроют и не будут вовремя перечисляться деньги, Туркмения вправе перекрыть нам газ. И если, не дай Бог, такое случится, вот тогда в Бишкеке будут сидеть с протянутой рукой все наши чиновники, которые сейчас спрашивают: а чего это Бойко так часто в Туркменистан летал? А потому, что газ там, а не во Франции... Летал каждый месяц. И мы погасили 300 миллионов долларов долгов за энергоносители, накопившихся за все годы независимости. И вздохнули с облегчением - теперь будем работать нормально. А сейчас ситуация тревожная.

- Но, может быть, денежный расчет за газ с Туркменистаном действительно более выгоден, чем товарный?

- Товар, который мы отправляли в счет оплаты за газ, имел коэффициент 2. Что это значит? Это значит, что туркмены оценивали нашу продукцию в два раза дороже, чем она стоит в Украине. Таким образом мы оплачивали половину поставляемого из Туркмении в Украину газа. Что произошло сейчас? Пока шла кадровая революция в "Нефтегазе", коэффициент согласован не был. К тому же товарные поставки не осуществлялись. Туркмены подождали, а потом заявили: теперь, уважаемая Украина, везите нам товары, а мы будем оценивать их... один к одному!

Выпутываться из этой ситуации, которая является следствием непрофессионального подхода украинской стороны, надо. Потому что помимо надвигающихся газовых проблем страна еще и потеряла один из наиболее стратегически важных для себя рынков на полмиллиарда долларов. Продукция, которая шла в Туркменистан, останется у нас, а туркмены будут покупать тот же товар в России или на Западе. Это выгодно для Украины? Сомневаюсь. Поэтому считаю, что подписывать контракт, где не оговорены условия товарных поставок, а только денежный расчет за туркменский газ, было нельзя.

Вместо громких обещаний, что мы будем энергетически независимы и от России, и от Туркмении, следовало вкалывать, согласовывать сертификаты на товары.

- А разве это плохое желание - уйти от энергетической зависимости от России?

- Я хочу вас разочаровать - у нас нет энергетической зависимости от России. Украина самостоятельно добывает 20 миллиардов кубометров газа в год, в счет оплаты за транзит по нашей территории получает из России 24 миллиарда кубов газа, а у Туркмении покупает 36 миллиардов... Так от кого мы зависим? А вот Россия от нас зависит. В том смысле, что 85 процентов ее экспортного газа проходят через Украину. С Москвой мы договориться сможем. Надо только профессионально отстаивать интересы государства. И желательно делать это специалистам. По моим наблюдениям, чем больше политиков в Украине начинают декларировать свою озабоченность газовыми вопросами, тем больше возникает проблем.

Ирина КОЦИНА

http://fakty.ua/