Анжелика Рудницкая: «Не я делала карьеру, а карьера делала меня»

1,0 т.
Анжелика Рудницкая: «Не я делала карьеру, а карьера делала меня»

Пять лет назад она была на взлете. Самая по­пулярная украинская телеведущая самой по­пулярной музыкальной передачи «Террито­рия А». Но «Территорию» однажды закрыли, а Анжелика вдруг, в одночасье, оказалась при­кованной к постели: однажды чихнула, согну­лась - и разогнуться смогла только через полгода. Полгода она лежала, не вставая, но не слушала тех, кто говорил, что ходить она больше не будет, вышивала, сделала целую серию графических работ и все же встала. Вместе с ней вернулась к жизни и «Террито­рия А» - отныне она выходит на Первом ка­нале.

-Анжелика, то, что «Тер­ритория А» в свое время за­крылась, было закономерно­стью - подошел ее срок, как каждого ТВ-проекта?

- «Территория А» закры­лась на пике своей популяр­ности. Когда проект изживает себя, становится неинтерес­ным, ненужным, его закры­тие - нормальный процесс. Другое дело, когда ты пере­стаешь выходить в эфир из-за смены руководства канала и никаких компромиссов, кроме как платить $20 тысяч, тебе не предлагают. Но постра­дала от этого украинская му­зыка. За последние 5 лет не появилось ни одного яркого имени! Я надеюсь, что сейчас новое поколение звезд все же появится.

Видео дня

- Чем отличается новая «ТА» от старой?

- Сегодня мы - звездный хит-парад. Ма первых порах в нем не будет неизвестных, полуизвестных или средне-известных артистов. Хотя и юных талантов мы игнориро­вать не будем - специально для них придумали рубрику «Новое имя».

- А как лродюсерское агентство больше не собира­етесь функционировать?

- Пока нет. Сначала нужно поднять ипоставить на ноги сам проект. Тем более что команда, которая создава­лась годами, разрушена.

- С бывшими протеже поддерживаете отношения?

- Я - нет, поскольку на год вообще выпала из жизни, и сейчас больше занимаюсь работой и здоровьем. А Бригинец (президент «ТА». -Ред.)с кем-то работает, с кем-то общается.

- Но об их судьбах тебе что-то известно?

- В том-то и дело, что их не видно - для артиста это показатель его судьбы. Како­го бы уровня ты ни был, очень тяжело быть на плаву без продюсера. Артист дол­жен быть артистом. Когда он начинает заниматься ме­неджментом, у него меняется характер, глаза, манера ис­полнения, репертуар.

- Они ведь уходили со скандалами...

- Если бы кто-нибудь из тех, кто скандалил, достиг ус­пеха и сказал: «Вот видите, они мне не давали, а я смог!»

На самом деле конфлик­тов между нами не было. О них мы читали в прессе. Са­мое смешное, что потом практически все плакали в жилетку Бригинца: «Давай работать дальше». Но когда продюсер видит, что ему сто­ит приложить усилия, догово­риться с этим человеком, он это делает. Когда же видит, что этот человек не готов ид­ти дальше, он никогда не бу­дет тратить на него свое вре­мя. На сегодняшний день их жизнь сложилась так, как они сами того захотели. Лучше бы кто-то из них остался звез­дой.

- Тебе приходилось на­блюдать, как у людей «срывало башни» от популярнос­ти?

- Конечно. Вот эти кон­фликты - классический при­мер того, как человек однаж­ды просыпается знаменитым и не готов к этому ни психо­логически, ни «орально. Это переживает каждый продю­сер, какими бы \идеальными ни были отношения с артис­том. Абсолютно все продюсе­ры, с кем я общалась, ут­верждают: куда артиста ни це­луй, он тебя в результате «от­благодарит».

- Почему ты сама решила запеть?

- В моем случае не я де­лала карьеру, а карьера делала меня. Мы записали одну групповую песню, другую - многие публичные люди вре­мя от времени поют, я не ду­мала, что это станет моей ра­ботой. Но однажды мне ска­зали: «Ты же все равно ве­дешь концерты, а у тебя есть записанная песня - спой ее». Спела - люди приняли хоро­шо. Тогда Владимир Бебешко предложил мне записать пес­ню «1грашка». Она соответст­вовала моему тогдашнему состоянию - из меня хотели сделать игрушку, а я внутрен­не протестовала. Кроме того, хотелось самовыразиться и разрушить существовавший вокруг меня стереотип. Все сложилось как-то само, но дискомфорта я не чувствую. За альбом мне не стыдно, хоть я прекрасно понимала, что это не то, с чем достигну бешеных тиражей.Я понимаю, что некоторым людям бы­ло сложно переставить меня с одной полочки на другую, но я человек многогранный. Для ме­ня не проблема петь, у меня по­стоянно чешутся руки писать, я опытна в ТВ - только в «про­шлой жизни» сделала 1500 «Тер­риторий А»! Я с детства хотела быть художником и во время болезни сделала работы, кото­рые потрясли всех моих знако­мых. Не нужно сдерживать то, что в тебе накапливается. Когда я встала на ноги, поняла: во всем, в чем можно, нужно чего-то достигать. Я довольна всем, что сейчас делаю, и особых пре­тензий к себе у меня нет.

- А помнишь, как в нашем шоу-бизе все начиналось?

- Было фантастическое единство между артистами, продюсерами, журналистами. Все готовы были положить жизнь на то, чтобы украинскую музыку полюбили, как никакую другую. Правда, кто-то немнож­ко тянул одеяло на себя, а кто-то, как «Территория А», работал на всех без разбора. Я на про­грамме не заработала ни на квартиру, ни на машину, ни на самолет. К нам не приходили с чемоданами денег: «С завтраш­него дня хочу стать звездой». Люди, который проходили через «Территорию А», становились звездами, но на нас это никак не сказывалось. Мы часто дума­ли, где взять зарплату. Но нам было настолько интересно, что материальное было на десятом месте. Помню даже, что режис­серы предлагали артистам бес­платно снять клип. Сегодня в шоу-бизнесе все гораздо проще: деньги в кассы, песни в массы. Но «Территория А» эти жесткие капиталистические отношения готова нарушить.

- Ну а шоу-бизнес-то у нас уже есть?

- У нас есть небольшая про­слойка артистов, достигших оп­ределенных успехов. У них есть клиенты, за чей счет они живут, и их это устраивает. Но механиз­ма: создали бизнес-план, вло­жили деньги, и деньги верну­лись - у нас нет, следовательно, и шоу-бизнеса в этом смысле нет. Большую роль играют лич­ные отношения. Тебя не показы­вают по тому каналу не потому, что у тебя плохая музыка, а «патаму шо!». «А чего?» - «А того!» Формат - вещь очень субъ­ективная.

- Ну, вот мы шли-шли, и ку­да пришли? Тебе не кажется, что в болото?

- В принципе, новые имена где-то есть, должен просто про­изойти какой-то перелом. Поче­му так активно все развивается в России? Там приняли закон о меценатстве: человек, вклады­вающий деньги в искусство, не платит налоги. И в России - ку­ча новых имен, фильмов, фес­тивалей, огромные возможнос­ти для клипмейкеров. У нас да­же нет базы для проявки плен­ки! О чем дальше говорить, ес­ли чтобы проявить пленку, нужно ехать в Москву, Прагу илиВаршаву?

- Вернемся к «Террито­рии А». Почему Первый канал?

- Канал общеукраинский, и теперь и в маленьких городках смогут увидеть клипы - они же были этого лишены! Кроме то­го, на канале собралась новая команда профессионалов, с ко­торыми интересно работать и реализовывать свои замыслы. «ТА» выполнит еще и культуро­логическую функцию, ведь Пер­вый канал, в отличие от других, сохраняет громадный архив, и все клипы, которые попадают в наш хит-парад, останутся в ар­хиве канала. Прикольно будет лет через 60 вытащить и посмо­треть: мамочки, какие у нас клипы снимались!

- Раньше ваша аудитория была подростковой. Сейчас это - те подросшие подростки?

- Не думаю, иначе со мной бы не здоровались взрослые лю­ди на улице. То, что письма пишут в основном подростки, нор­мально - им некуда девать энер­гию. И так будет всегда со всеми музыкальными программами. Но взрослые люди рассказывают мне, в чем я была в прошлой пе­редаче, - значит, смотрят. Хотя, конечно, мы в первую очередь ориентируемся на молодежную аудиторию. У нас нет музыки для семейного просмотра.

- А нет дефицита с наполне­нием хит-парада?

- В принципе, за эти пять лет клипов стало сниматься меньше раза в два, но на дан­ный момент недостачи материа­ла нет. А сейчас ведь лето - са­мый сложный период, каждый артист хочет придержать новую работу до осени.

- Тебе не кажется, что наши звезды расслабились и делают все левой ногой?

- Рынок кто-то должен акти­визировать. Раньше таким «мо­торчиком» была «ТА». Потом ар­тисты стали жить от политического тура до политического тура. Эти туры испортили и артистов, и публику - клипы, альбомы, ро­тации готовятся под очередные выборы, а зрители ждут шаро­вых концертов на Майдане - за­чем платить больше и идти в зал? А музыкальные передачи зарабатывают деньги - ни слова о новых именах и фестивалях, зато все камеры - на съемках клипа девочки, у которой бога­тый папа. Исполнители никого не интересуют: заплатили деньги - показали, не заплатили - не показали. «ТА» всегда показыва­ла срез - одни не любили одних, другие -других, но все они были в нашем хит-параде.

- Ты представляешь себя без «ТА»?

- Я же не пропала за этипять лет. Рисовала, пела, препо­давала в институте кино и теле­видения. Трудностей я не боюсь.

Виктория АРОНОВА, «Газета по-киевски»