Адвокат Андрей Федур «Я надеюсь, что С. Пискуну недолго осталось»

786
Адвокат Андрей Федур  «Я надеюсь, что С. Пискуну недолго осталось»

– Чем Вы объясняете тот факт, что Генпрокуратура возбудила против Вас уголовное дело?

– Я считаю это откровенной провокацией. Это попытка запугать меня и помешать моей законной деятельности как адвоката по «делу Колесникова». Никаких обвинений мне не предъявили. Меня вызвали и допросили как подозреваемого. Заместитель генпрокурора Шокин запретил мне выезжать из Украины. Так что теперь я по своим делам не могу поехать ни в Европу, ни в США.

Мерой пресечения мне выбрали подписку о невыезде, чтобы я и по Украине не очень-то разъезжал. Видимо, им уже сложно за мной следить, а если я буду только в Киеве, им будет легче, не нужно будет тратить много денег на командировки.

Видео дня

– Кстати, в одном из Ваших комментариев Вы как-то обронили, что готовится отставка С. Пискуна. Каковы Ваши прогнозы сейчас, состоится ли эта отставка?

– Я убежден в том, что отставка С. Пискуна неминуема. Вопрос лишь – когда. Понимаете, среди представителей новой власти есть много сподвижников, которые откровенно лоббируют интересы С. Пискуна. Думаю, как раз это и мешает Президенту и парламенту отправить его в отставку.

В нашей стране нет Генпрокуратуры. Мне, как человеку, который имеет прокурорский мундир и классный чин пожизненно, потому что я работал в прокуратуре, просто стыдно за то, во что они превратили Генпрокуратуру. Но я надеюсь, что С. Пискуну недолго осталось. Я надеюсь, что и Президент, и парламент осознают ту ситуацию, поймут, что у нас происходит с таким важным конституционным органом, как прокуратура, и отправят С. Пискуна в отставку.

– Преследовали ли Вас правоохранительные органы при «старой власти»?

– Я бы не сказал, что это было при «старой власти», потому что и тогда генеральным прокурором был С. Пискун. Тогда против меня возбудили уголовное дело и кинули в кутузку. И сегодня генеральный прокурор – С. Пискун.

Преследования связаны с тем, что я откровенно, не прикрываясь, выступаю против этого «деятеля». Пребывание как С. Пискуна, так и В. Шокина на своих постах я считаю вредным для Украины, это национальная катастрофа и угроза национальным интересам государства.

Люди, которые имеют такую огромную власть, почти неограниченную, а тем более, когда у нас действует не закон, а лишь принцип силы, будут делать все, чтобы меня уничтожить.

– Как продвигается «дело Колесникова»? Каковы шансы, что его отпустят на свободу?

– «Дело Колесникова» никак не продвигается, оно зашло в глухой угол. Прокуратуре стало очевидно, что Б. Колесникова надо освобождать, а дело закрывать. Но они этого сделать не могут, ведь они отрапортовали Президенту, что все хорошо. А Президент в одном из своих интервью заявил, что если там будут обнаружены какие-то нарушения, то он их поувольняет. И теперь Б. Колесников является заложником этой ситуации.

– Что бы Вы могли сказать по поводу дела, возбужденного Донецкой облпрокуратурой, утверждающей, что судимости Януковича были отменены фиктивно?

– Что касается погашения судимостей, то это ерунда. По закону В. Янукович безусловно является несудимым. Если мы вообще знаем закон. В любом случае он является несудимым.

А что касается судебных постановлений о погашении судимостей, то у меня нет оснований не доверять Виталию Бойко.

– Чем Вы вообще объясняете повышенный интерес правоохранителей к лидерам оппозиции?

– Это обычная ситуация и обычные методы. Когда у нас начинают рассказывать, что у нас новая власть, – это глупости, это неправда. Если сменился Президент и премьер-министр, это еще ничего не значит. Вы же посмотрите, кто в правоохранительных органах. О какой законности мы можем говорить, если Президент вынужден ликвидировать целые органы, например, ГАИ. Мы же без этой службы не обойдемся, значит, на ее месте будет создано что-то другое. Но снова будет вопрос, на каких принципах эта служба будет создана, и т.д. Так что проблема является системной.

Но что бы ни делал Президент, он ничего не достигнет, если надзирать за законом он доверяет С. Пискуну. Тот ему понадзирает…

– Есть ли смысл связывать эти преследования с надвигающимися парламентскими выборами?

– Безусловно. Сейчас идет серьезная подготовка к парламентским выборам. Очевидно, что в обществе падает доверие к власти, очевидно, что много людей разочаруется во многих аспектах. И очевидно, что каждая из политических сил хочет использовать имеющиеся у нее ресурсы для того, чтобы как можно лучше закрепиться в парламенте.

– Ряд политиков утверждают, что руководитель УБОП МВД С. Корнич возглавляет некую группу, специализирующуюся на оппозиции. Как бы Вы могли это прокомментировать?

– Я вообще считаю, что С. Корнич должен быть немедленно уволен с занимаемой должности и вообще из органов внутренних дел. Хотя бы на том основании, что его служба организовала так называемое «минирование киевской плотины». По этому поводу возбуждено уголовное дело, Генеральной прокуратурой ведется расследование. И это сделали сотрудники именно его службы.

У нас всегда убоповцы выполняли «черную» работу. Киллеров там больше, чем в любых других местах.

– Что изменилось в системе правосудия с приходом к власти В. Ющенко?

– Стали действовать еще более беспардонно. Я знаю это по собственному опыту.

– Как бы Вы прокомментировали тот факт, что Президент В. Ющенко наложил вето на закон, дающий право 150 народным депутатам брать на поруки?

Дело в том, что этот вопрос не очень правильно освещается. Этот законопроект вызвал много критических выступлений. А ведь два депутата, или даже не депутата, а «два Ивана», могут спокойно взять на поруки любого человека. Самое главное, чтобы работники прокуратуры своевременно получили деньги на свой счет. Как только от того несчастного, кого нужно арестовать, сотрудники Генпрокуратуры получат денежки (это, конечно, взятки, преступная деятельность со стороны прокуратуры), «два Ивана» поручаются - и все в порядке.

Кого мы обманываем? Есть ведь еще и подписка о невыезде, никакой поруки даже не нужно. А вот если 150 народных депутатов за кого-то поручатся – это что-то плохое? Хочу обратить внимание, что это лишь одно изменение в законе, это лишь одна из мер пресечения, которая может быть выбрана.

– А что слышно нового в «деле Гонгадзе»? Ведь Президент обещал, что оно будет раскрыто в ближайшем будущем.

– Ничего нового не слышно, кроме того, что действительно началось проведение экспертиз. Речь идет о судебно-медицинской экспертизе на ДНК, проводится она при участии зарубежных специалистов.

Я хотел бы обратить внимание, что я ни разу не выступил с резкими заявлениями в адрес следователей, которые непосредственно занимаются расследованием убийства. Я хорошо знаю, что это за работа, в каких условиях находятся эти люди. Вопрос состоит не в том, хорошо или плохо они работают, а в том, что им дадут сделать, а что нет. Поэтому я никогда не трогал следователей, хочу это особо подчеркнуть.

Но та роль, которую в «деле Гонгадзе» играет С. Пискун, меня убеждает в том, что это дело никогда не будет доведено до логического конца. И меня удивляет, почему этого не хочет признать Президент.

– Благодарим за интересную беседу!

Дмитрий Гомон

http://www.from-ua.com/