УкрРус

Теща Порошенко была против этого брака, а теперь оправдывается

На светских мероприятиях и протокольных вечеринках Марина Порошенко воспринимается отстранённой и сдержанной аристократичной красавицей. Умножив это впечатление на крутой характер её супруга, секретаря СНБОУ Петра Порошенко, корреспондент "Профиля" настроилась "выбивать" из неё информацию по слову.

И ошиблась. Марина коммуникабельна, проста в общении и легко говорит на любые темы: будь то вкусы её мужа или радикальная диета для понравившейся юбки. Львиную долю полуторачасовой беседы мы просмеялись. Дико замёрзли, но не двинулись с места, даже когда солнце зашло и наступили сумерки. Жена миллионера назначила аудиенцию в кафе. В обыкновенном кафетерии под их домом – удобно, потому что к детям ближе. Я долго думала: кого она мне напоминает, с кем ассоциируется? И на утро, по дороге на работу, пришло прозрение: жёны декабристов! "Я глубоко убеждена", как любит говорить её муж, что под словами Марины "Пётр свой выбор сделал, а мы должны ему всячески помогать" могли бы, как под собственным кредо, подписаться и высокородные Елизавета Нарышкина, Екатерина Трубецкая или, скажем, Александра Давыдова. Пафосно? Читайте и делайте выводы сами.

"Дискотеки, пикники, дзюдо и Петя"

"Профиль": Марина Анатольевна, бытует легенда, что с будущим мужем вы познакомились на дискотеке. Это правда?

Марина Порошенко: Да, мы познакомились будучи студентами.

Я училась в мединституте, Пётр – на факультете международных экономических отношений в университете Шевченко. Это было во время зимней сессии. Помню, в тот день жутко устала после экзамена, но друзья меня всё-таки вытащили на дискотеку. Обыкновенные танцы в одном из общежитий университета на улице Ломоносова. Вот там мы и встретились.

"П.": Как вы познакомились: он вас пригласил на танец?

М.П.: Мы танцевали "в кружочке" быстрые танцы. Тогда это было принято. (Смеётся.) Не знаю, танцуют ли сейчас так, но тогда это было очень популярно.

"П.": Студент Петя Порошенко активно вёл себя на дискотеке?

М.П.: Очень. Хотя, как оказалось потом, танцевать он не любит.

"П.": Это был способ произвести впечатление на вас?

М.П.: Думаю, да. И у него это удачно получилось. Вообще-то, я думаю, наше знакомство – это любовь с первого взгляда. Он мне понравился сразу же. Хотя встречаться мы стали намного позже.

"П.": Чем он вас так поразил?

М.П.: Общительностью, неимоверной контактностью.

"П.": Он был душой компании?

М.П.: Всегда! Все друзья к нему тянулись: он помогал, советовал, защищал...

"П.": "Защищал"?!

М.П.: Пётр был мастером спорта по вольной борьбе и дзюдо. Я очень этим гордилась и всегда чувствовала себя за его спиной как за каменной стеной.

"П.": А когда стали встречаться?

М.П.: Встречаться начали через полгода летом. Официального "приглашения" не было. Просто непреодолимое желание видеться постоянно определило наши дальнейшие отношения.

"П.": Мобильных телефонов не было: как общались после памятной дискотеки?

М.П.: За семестр буквально ещё два-три раза встретились в общих компаниях. А летом, когда практически все друзья разъехались, с оставшимися в городе ребятами из нашей смешанной компании (представители мединститута и универа) мы выбрались на пикник по случаю окончания учебного года. После пикника Пётр Алексеевич – тогда еще Петя (смеётся) – пошёл меня провожать домой. Так мы и начали встречаться.

"Весёлые ребята" и свидания под окнами Щербицкого

"П.": Куда пошёл провожать некиевлянин Петя Порошенко киевлянку Марину Переведенцеву?

М.П.: Я жила с родителями в переулке Аистова.

"П.": А Пётр Алексеевич жил...

М.П.: В общежитии, а его родители – в Бендерах.

"П.": Вы бывали у него в гостях, в общежитии?

М.П.: А как же? Конечно.

"П.": Помните эти места?

М.П.: Это было обыкновенное общежитие: блоковая система, в блоке две комнаты (тройка и двушка), общие прихожая и санузел. Он жил в комнате с парнем на два курса старше, а в соседней комнате – его однокурсники.

"П.": Где гуляли молодые Марина и Петя? Ну, понятно, что переулок Аистова был приоритетом.

М.П.:(Улыбается.) В основном, гуляли по Печерску. В первый вечер, чувствуя себя "хозяйкой города", я повела его к Дому с химерами, Дому с вечно плачущей Девой, дому, где тогда жил Щербицкий... Боже, как смешно это всё сейчас звучит!!! Он делал вид, что в восторге от нашей экскурсии. Потом он меня решил удивлять: приглашал на всевозможные концерты, в театр. Гастроли популярных артистов всегда были событием, поэтому запоминался каждый поход.

"П.": "На кого" ходили?

М.П.: На "Весёлых ребят", к примеру... Сидели, как правило, на галёрке: билеты покупались в последний момент. Да и что мы могли купить тогда на ту стипендию?

"П.": Вы – выходцы из зажиточных семей?

М.П.: Я вам скажу, кто были наши родители, а вы судите сами. Мой папа был замминистра здравоохранения УССР, мама – работала на "Арсенале". У мужа отец был директором завода в Бендерах (какого не скажу – не помню), а мама преподавала в профтехучилище курс бухучёта.

"П.": Как ваши родители отнеслись к тому, что вы выбрали некиевлянина? Говорили, небось: "Марина, он тебя не любит, ему бы просто в семью нашу влезть, прописку получить, а у тебя же – квартира, папа – замминстра..."?!?

М.П.: Мама была против. Теперь она оправдывается и говорит, что против не была, а просто считала, что мы молоды и всё это несерьёзно (смеётся), а учёба пострадает... Мы действительно очень плотно встречались и проводили всё свободное время вместе.

"П.": Гуляли до ночи, ходили на Днепр, бродили по Подолу?..

М.П.: Да, это было так романтично... У меня был строгий режим, в 22:00 мне нужно было быть дома. В это время мы приходили под дом, я показывалась маме, и потом мы стояли под балконом до часу ночи и позже – расставаться было очень тяжело. А ночные бдения компенсировали сном на лекциях.

"П.": У Петра Алексеевича красный диплом!!!

М.П.: У меня тоже.

"П.": И вот наступает решающий момент: вы решаете связать себя узами Гименея...

М.П.: О, это отдельная история! Почти через год после знаменитого пикника, в мае, мы решили пожениться, даже подали заявление в ЗАГС. А через неделю ему пришла повестка из военкомата – тогда не было отсрочки тем, кто учился в вузе. Петя шёл в военкомат с твёрдой уверенностью, что это просто формальность: вызов пришёл с опозданием, призыв был практически окончен. Мы договорились встретиться у меня дома минут через двадцать (как сейчас это помню). Вот его нет и нет: час, второй... Вдруг он звонит и абсолютно убитым голосом сообщает, что его забирают в армию. Это стало для нас маленькой трагедией...

"П.": Тогда, наверное, она не казалась такой уж "маленькой".

М.П.: Тогда это была огромная трагедия, непреодолимая просто!!! Я его провела и уехала к родителям, отдыхающим в Крыму. Как вы понимаете, наше заявление накрылось. Но мы о нём и сами забыли – таким шоком для нас стал его призыв в армию. Кстати, родители не знали о нашем намерении расписаться. В Крыму я месяц проревела, как белуга. Мне казалось, что жизнь кончена (смеётся), я думала, что не переживу два года...

"П.": А куда забросила судьба призывника Порошенко?

М.П.: В Ахтубинск.

"П.": Это же Казахстан!!!

М.П.: Это возле Байконура. Город относится к Астраханской области, находится он практически на границе с Казахстаном. Петя там служил в части ПВО. Но нам очень повезло с начальником: он осенью отпустил Петра, чтобы мы расписались.

"П.": На этот раз вы расписались?

М.П.: Да. Родители наши познакомились уже перед ЗАГСом. Выглядело это смешно: мой папа протянул руку и сказал: "Переведенцев". Отец Петра тоже протянул руку: "Очень приятно, Порошенко". Такая советская номенклатурная привычка представляться фамилиями. Мы этот момент часто вспоминаем и подшучиваем над нашими папами.

"П.": Где отгуляли свадьбу солдата СА и студентки-медика?

М.П: У нас дома. Платье взяли напрокат в ЗАГСе, босоножки белые у меня были. А фату купили. Она до сих пор хранится у меня: ГДРовская, с закрученными розочками. Выглядит сейчас ужасно, но тогда она мне казалась самой красивой, пределом совершенства. Теперь это семейная реликвия.

"П.": Отшумело обычное семейное застолье и... молодожён отбыл в часть?

М.П.: Ему дали отпуск на 10 дней с дорогой. И практически на следующий день он уехал в часть.

"П.": Переписывались?

М.П.: Конечно. Все его письма я храню до сих пор. Иногда перечитываю – интересно это вспомнить и снова пережить всё. Письма очень эмоциональные, со множеством объяснений в любви...

"П.": Пётр Алексеевич романтик? Сложно его представить таким.

М.П.: Да, он романтик. Просто сейчас он очень уставший романтик. (Смеётся.) Я наберусь смелости и предположу, что он романтик и в политике.

"П.": Где жила молодая семья? На Аистова, с родителями?

М.П.: Мы жили там. Но не с родителями: папу назначили советником посла в Монголии, и они с мамой на три года уехали в Улан-Батор. Мы остались одни: оба студенты, Алёшке (старший сын. – Авт.) полтора года было, отдали его в садик. Я, конечно, не была приспособлена к такой жизни: ведению хозяйства, учёбе-работе.

"Я стала зарабатывать раньше, чем Пётр"

"П.": Помните, на что потратили первую зарплату, принесённую в семью?

М.П.: Сейчас скажу вам крамольную вещь. Я стала зарабатывать раньше, чем Пётр. Да-да, первая зарплата была моя: 120 рублей. Я работала в Октябрьской больнице врачом в кардиологическом отделении. Он тогда был студентом (из-за армии отстал от меня) и получал стипендию – повышенную – 50 рублей.

"П.": Вы – единственные дети в семьях?

М.П.: Нет. Мы – вторые дети, младшие. Моя сестра живёт в Киеве, она доцент, преподаёт в пединституте. А старший брат Петра, к сожалению, трагически погиб.

"П.": Марина Анатольевна, как врач-кардиолог поставьте диагноз: путь к сердцу Петра Порошенко лежит через что?

М.П.: Любовь, порядочное, не потребительское отношение друг к другу. Поверьте, чтобы создать что-то, работать приходилось очень много.

"П.": Ваши чувства сегодня так же свежи, как двадцать лет назад?

М.П.: Они стали мудрее.

"П.": Я знаю публичного Петра Порошенко и Порошенко-начальника. Он скуп на эмоции, порой суров, у него тяжёлый нрав, и, знаю, многие этого побаиваются. Какой он дома?

М.П.: Дома у него уже нет сил воевать. Когда он видит детей – тает на глазах.

Им он разрешает делать всё. Они тискают, лазают по нему, как по плюшевому медведю, дёргают, крутят руки – делают всё, что им приходит в голову, а он им это с огромным удовольствием позволяет.

"П.": Есть какие-то табу? Что он запрещает делать детям?

М.П.: Да ничего, наверное. Ну, разве если что-то угрожает их безопасности и может навредить здоровью.

"П.": Какие у них отношения с Алексеем?

М.П.: С Алёшей они просто друзья: полнейшее взаимопонимание. Алексей – наша гордость. Глядя на него, получаешь удовольствие от результата: столько лет вкладывал, вкладывал, вкладывал – и получилось! Классно! На душе от этого тепло и хорошо. У папы та же реакция: он безумно гордится Алексеем. При возможности берёт его с собой на всевозможные встречи, мероприятия, они часто советуются, что-то обсуждают. Единственное, конечно, – сказывается недостаток времени.

"П.": В возрасте Алексея вы уже создали семью. Ваш сын, судя по внешнему виду, об этом пока не думает.

М.П.: Ему даже не верится, что в его возрасте мы были уже семьёй. Хотя мы часто вспоминаем о тех временах. Но ему пока не до этого: он загружен учёбой.

"П.": Ну, девчонок, небось, домой приводит.

М.П.: Я знаю его подружек (надеюсь, всех). Пока это скорее товарищеские отношения, и ничего серьёзного.

"После нашего отдыха нужно ещё отдыхать от отдыха"

"П.": Где вы любите отдыхать? Понятно, что сейчас у главы вашего семейства загруженный график, но куда-то же планируете ехать?

М.П.: Отдыхаем везде, где только оказываемся вместе. Это самый лучший отдых.

"П.": Знаю, вы предпочитаете активные виды отдыха: дайвинг, лыжи.

М.П.: Да, мы всегда стараемся выжать из отдыха всё: зимой – лыжи, летом – горы, велосипеды, ныряние с аквалангами. Плюс ко всему – экскурсии. Где бы ни были, знакомство с достопримечательностями и историей – приоритет. Отдых получается настолько активным, что приходится после отдыха отдыхать.

"П.": Пётр Алексеевич балует вас подарками? Какой самый экстравагантный и запоминающийся презент он вам преподнес?

М.П.: Я отвечу неоригинально, но честно. У меня четыре "подарка". Это самые прекрасные подарки в моей жизни (на глаза накатываются слезы. – Авт.). И их невозможно превзойти! После этого даже неуместно говорить, что он мне часы подарил или кольцо... Это просто смешно! Это кощунство. А если мне что-то нравится, он мне покупает это и без случая.

"П.": Есть семейные традиции?

М.П.: Мы стараемся на день рождения куда-то уехать. Для меня самый большой подарок – просто побыть с ним вместе. Я потом вспоминаю это целый год! На последний день рождения мы ездили в Индию, видели Тадж-Махал. Удивительное и очень запоминающееся место.

"П.": Бывают моменты, когда Пётр Алексеевич даёт слабину, жалуется на что-то, давая волю чувствам?

М.П.: Я не припомню такого.

"П.": Ну, о работе он с вами говорит?

М.П.: Я никогда сама эти темы не поднимаю: я вижу, как он устаёт, и с расспросами не лезу. Если хочет, он сам что-то рассказывает, что-то спрашивает. Я, наоборот, стараюсь его развеять, переключить, рассказываю ему какие-то смешные истории о детях, случившиеся за день.

"П.": Чем занимаются жёны первых лиц государства? Может, создали бы клуб VIP-жен, занялись бы благотворительностью?

М.П.: Мы думали об этом. И работа в этом направлении ведётся. У меня своего фонда нет, но есть Благотворительный фонд Петра Порошенко, и через него мы помогаем деткам-сиротам, проводим благотворительные акции.

"Одеваюсь я, слава Богу, сама"

"П.": Кто может похвастаться тем, что одевает Марину Порошенко?

М.П.: Слава Богу, я пока одеваюсь сама (смеётся), силы ещё есть.

"П.": Реакция и чувство юмора – на "пятёрку". Уточняю: кто из дизайнеров может сказать: "У меня одевается сама (в смысле самостоятельно, "силы ещё есть") Марина Порошенко"?

М.П.: Был момент, когда я попробовала шить. Но этот опыт у меня не прошёл: многочисленные примерки забирают массу времени, да и не всегда результат оправдывает ожидания. Может, у меня не хватает фантазии, но я предпочитаю покупать вещи: увидела, понравилось, купила.

"П.": Любите shopping?

М.П.: Нет. В магазин я иду, только когда мне что-то нужно. К примеру, какое-то мероприятие – я иду и целенаправленно что-то покупаю. Я не способна часами объезжать магазины, "искать то – не знаю что".

"Бывало, на лестничной площадке я заставляла Петра менять обувь"

"П.": Вы минималистка в одежде, Пётр Алексеевич в этом отношении – аскет. Порой кажется, у него один костюм и пара галстуков. Вы никогда не говорили: "Петя, посмотри, Женя каждый день в новой рубашке" или: "Смотри, у Олега сколько костюмов, а у Коли – чудные галстуки"?

М.П.: У меня бывало такое, когда я его ловила на лестничной площадке и заставляла поменять обувь, если он выходил, например, в тёмном костюме и светлых туфлях. У него голова занята другими проблемами. О чём он точно не думает, так это о рубашках и галстуках. Это скорее мне минус как женщине – я должна, наверное, этому больше уделять внимания.

"П.": А спорту уделяете время?

М.П.: Да нет, к сожалению. Хотя, конечно, спорт нужен.

"П.": То есть ваша фигура – не продукт безумных диет, а подарок природы?

М.П.: Похоже. Но бывало, что и я сидела на диетах. Когда я подыскивала наряд, чтобы пойти на инаугурацию, то в одном магазине присмотрела юбку. Она мне страшно понравилась, но она была в единственном экземпляре и на размер меньше, чем мне необходимо. Я её купила и четыре дня не ела ничего, чтобы влезть в неё.

"П.": У ваших детей две няни. Кто с ними занимается? Репетиторы?

М.П.: Они ходят в детсад. На Харьковском массиве есть школа и при ней садик. У них прекрасная программа: детки учат три языка помимо украинского, математику, и персонал там просто золотой.

"Я рвалась в ЦИК, но водитель говорил: "Приказано – домой!"

"П.": Такой вопрос: что чувствовала Марина Порошенко, включая телевизор и видя Петра Порошенко дерущимся в ЦИК или в других "горячих точках"?

М.П.: Я расскажу вам историю про ЦИК. В тот день я возвращалась в Киев из-за границы. И чувствовала, что встречать он меня не приедет.

"П.": Обычно встречает?

М.П.: Обычно встречает. Я, честно говоря, даже взяла грех на душу и соврала ему: говорю, у меня нет денег, и если ты меня не встретишь, мне не на чем будет доехать из аэропорта домой. Деньги у меня были, но мне так хотелось, чтобы он меня встретил, увидеть его. Он, как я и чувствовала, не приехал, прислал машину. Еду в машине, набираю его, а он мне скороговоркой тараторит: "Если ты где-то услышишь, что меня побили, – не верь!" – и кладёт трубку. Я даже не поняла, о чём речь: я же в небе находилась. Включаю радио в машине, и до меня доходит, что происходит в ЦИК!!! Говорю водителю: "В ЦИК!" Он говорит: "Приказано – домой". В общем, ни в какую водитель не хочет везти меня в ЦИК, я набираю Петра и прошу, чтобы он повлиял на водителя: "Я сейчас приеду и разберусь там со всеми, что там происходит?!!!"

"П.": А он?

М.П.: Он был непреклонен. Говорит, тебя сюда всё равно не пустят, езжай домой. Конечно, теперь это смешно. Но тогда было не до смеха. Вообще кампания прошла на грани непоправимых случайностей. Были моменты, когда даже Ющенко был настолько не защищён... Потом, задним числом, мне даже страшно за них было. Спасибо Богу, что всё так благополучно завершилось.

"П.": Кризисов во время выборов было предостаточно. В такие моменты вы не говорили: "Петя, у нас четверо детей, уедем, деньги есть, профессия есть, брось политику..."?

М.П.: Никогда. Никогда я такого не позволила и не позволю себе сказать. Я никогда не спекулировала на детях и не шантажировала его. Я стараюсь максимум домашних забот взять на себя, чтобы у него не было чувства, что он нас где-то обделяет или подставляет. Он свой путь выбрал. И мы должны его поддерживать. Всей семьёй. Были моменты, когда я выступала за радикальные решения и спрашивала: ну чего вы ждёте? Мне казалось, что нужно брать штурмом, идти на баррикады... Наверное, сдавали нервы и не хватало мудрости.

"П.": Как он реагировал?

М.П.: Говорил, что всё делают так, как надо. Вспоминая это, я часто думаю: где он черпал уверенность, что всё "так, как надо"?

"П.": В двух словах: кто для вас Пётр Алексеевич – друг, советник?

М.П.: Любимый человек.

"П.": Вы для него – соратница, надёжный тыл?

М.П.: Спросите у него – я не люблю говорить за других, даже за него.

"П.": И всё же?

М.П.: Надеюсь, я для него тыл. Во всяком случае, я стараюсь. И нам очень подходит слово "соратники": мы всю жизнь прошли вместе, с ранней молодости. Все вопросы всегда обсуждались на семейном совете, и было одно правило: не делать одно дело вдвоём. Мы всегда помогали друг другу.

"П.": Марина, тяжело быть женой Порошенко?

М.П.:(Задумывается секунд на 10.) Интересно!!!

Екатерина Кириченко, "Профиль-Украина"

Наши блоги