Леонид Агутин и Анжелика Варум: «Желтая пресса нас уже окончательно задолбала»

1,5 т.
Леонид Агутин и Анжелика Варум: «Желтая пресса нас уже окончательно задолбала»

Босоногому мальчику российской эстрады исполнилось 37 лет

Похоже, Анжелика Варум и Леонид Агутин всерьез решили сменить рабочий день на трудовую ночь. Во всяком случае, оба моих визита к по-прежнему босоногому, правда, уже не мальчику, а мужу и его супруге, прекрасно знающей не только "ля-ля-фа", но и остальные ноты, случились, когда сутки катили к закату. В разговоре солировал Леонид, Анжелика периодически подавала реплики, отвлекаясь от разыгрываемой в ноутбуке партии в преферанс.

Видео дня

- С добрым утром, Леонид!

Леонид: - С добрым, но вообще-то уже десять часов вечера.

- Это у тех, кто на московское время ориентируется. Про вас же с Анжеликой рассказывают, будто окончательно на американский режим переключились: когда здесь ночь - бодрствуете, днем - спите.

Леонид: - Все не так трагично. Да, ездить приходится много и часто. Но не только в Штаты. Подозреваю, акклиматизация после перелетов - профессиональное заболевание гастролера. Видимо, у нас оно протекает в тяжелой хронической форме, но живем мы в Москве, и местный часовой пояс нам привычнее и роднее.

- Да? А, к примеру, в столичном зоопарке в последний раз вы давно бывали?

Леонид: - До его реконструкции, еще будучи ребенком. Даже из ностальгических побуждений хотел бы сходить с дочкой на Зоологическую, но стесняюсь узнаваемости. Думаю, классное вышло бы шоу, появись мы там сейчас.

- Поэтому посещаете с Лизой зоосад, расположенный в городе Майами? Чтобы аборигены не кидались?

Леонид: - Американцам до нас дела нет, это верно. Правда, русских сейчас много по всему миру, но в тот раз никто из соотечественников нам по дороге не попался.

- Фотограф, опубликовавшая потом репортаж в модном московском журнале, не в счет?

Леонид: - Поймали: в кустах стоял рояль... Но журналистка ехала не наш поход в зоопарк запечатлеть, а день рождения Игоря Николаева, к которому во Флориду прилетело много друзей. Были на этом празднике и мы с Анжеликой. Возникла идея снять сюжет и с нами, чтобы порожняк не гнать. Стали прикидывать тему. На пляже позировать пошло, квартиру демонстрировать и вовсе глупо...

- Почему?

Леонид: - Показывать, где у нас диван, а где телевизор с музыкальным центром? Есть в этом элемент то ли буржуйства, то ли жлобства с бахвальством... Словом, не любим мы такого. Вот и возник зоопарк.

- Значит, улыбаться в объектив репортера на фоне заокеанской фауны - хороший тон?

Леонид: - С вами в зоопарк мы не пошли бы. Это точно.

- Понял: туда берут только проверенных. Как в разведку.

Леонид: - Я серьезно! Впустить чужого человека в семью мне трудно, а с упомянутым вами фотографом я знаком с 1992 года, с моего первого конкурса в Ялте. Ее присутствие давно не сковывает, не смущает. Мы же в зоопарк пошли отдыхать, а не работать фотомоделями. Да, иногда приходится делать бытовые снимки, дабы потом публиковать их в газетах, но и я, и Анжелика достаточно трезвомыслящи и щепетильны, чтобы не валить в кучу профессию и личную жизнь.

- Всегда удается отделить мух от котлет?

Леонид: - Если и случаются какие-то взаимопроникновения, это, скорее, совпадения. Мы используем ситуацию, а не специально ее планируем или подгадываем. Таких эпизодов и было-то всего ничего.

- Например?

Леонид: - У нас получилась очень красивая свадьба в Венеции. По ходу родилась идея включить съемку в клип. Или этот зоопарк. Что тут предосудительного? Конечно, мог бы бить себя в грудь кулаком, уверяя, будто никогда не применяю приемов шоу-бизнеса. Но никто ведь не поверит. Нельзя напрочь игнорировать законы цеха, к которому принадлежишь. К тому же часто бывает неловко отказать хорошим знакомым. Допустим, Володя Пресняков или ребята из "А-студио" приглашают на презентацию альбома. Как тут скажешь "нет"? Идешь к коллеге, не испытывая никакого желания светиться перед камерами, стараясь избегать фотообъективов, но тебя все равно щелкнут исподтишка и потом самую отвратительную карточку тиснут в газете. С бокалом в руке или с бутербродом во рту... Еще по дружбе зовут в телепередачи. Мы ведь начинали параллельно с теми, кто сегодня занимает ведущие посты на телевидении. Не хочется людей обижать, вот и соглашаешься. Поймите, нам тоже ведь не улыбается перспектива выглядеть в глазах окружающих самыми большими занудами или умниками. Мол, туда они не ходят, здесь не снимаются... Иногда сдаемся.

- Когда в последний раз наступали на горло собственной песне?

Леонид: - Были в "Пяти вечерах" у Андрея Малахова. Но тут обошлось без насилия над собой, поскольку программа посвящалась персонально нам с Анжеликой. Принесли в студию инструменты, позвали всех своих музыкантов, попели живьем. Информационным поводом стал выход моей пластинки с Алом Ди Меолой. Но об этом поговорили пять минут, а потом понеслось обо всем на свете. Пришли мои родители, коллеги, армейские друзья, даже школьная учительница музыки. Разные вопросы обсудить успели, включая желтую прессу, которая нас уже окончательно задолбала.

"Меня словно раздели и оставили голым перед толпой"

- Хула в адрес журналистов стала модным занятием, Леонид...

Леонид: - Вообще не касался бы этой темы, если бы нас оставили в покое. Однажды попытался судиться с газетой. Мои моральные издержки оценили в пятьсот рублей. При гонораре адвокатов в 30 тысяч... Если человеку в глаза говоришь, что врать плохо, он искренне изумляется: "Ты че, Леня, обиделся? Брось, старичок, ничего личного, чистый бизнес". Понимаю, каждый зарабатывает, как умеет, но надо же меру знать. Мама до сих пор не привыкла к подобным публикациям, читает и очень расстраивается. Не хочу, чтобы жизнь родных укорачивалась по чьей-то глупости или вине. За последнее время вышла тьма статей, будто Анжелика подала на развод, и мы доживаем вместе последние дни. С чего все началось? Кто-то увидел, что я один приехал в Тверь, где много лет пишусь в студии, а жена появилась после моего ухода. Тут же газеты растрезвонили, будто мы в ссоре. Прикажете нам, как Чуку и Геку, везде ходить вместе, держась за руки? Бред!

Если бы наш брак был, как сейчас говорят, проектом, созданным для подогрева интереса публики, скандалы могли бы пойти на пользу. Но мы-то с Анжеликой шоу из семейной жизни не устраиваем. Да и зрителям это не нужно. Те, кто с удовольствием кушает сплетни, подносимые желтой прессой, к нам на концерты все равно не ходят. Для них то, что делаем мы, сложно и дорого, эта публика предпочитает что-нибудь попроще... Если уж говорить совсем цинично, желтая пресса, делая свой бизнес, убивает наш. Мы не нуждаемся в эпатаже, предпочитая брать аудиторию музыкой.

- Понятно: подлые журналюги только и мечтают, как бы поссорить белых и пушистых артистов с благодарными поклонниками.

Леонид: - Никто не говорит о пушистости, но зачем откровенно лажать? Однажды летел из Красноярска. Перед этим ночь играл в бильярд, выпил. На борту шумел, громко кричал, но пассажиры спокойно реагировали на мои глупости, даже смеялись. Только журналистка, которой я мешал спать, бурно возмущалась, пыталась меня утихомирить и нарвалась на шуточки, казавшиеся мне остроумными. Признаю: был не прав, не стоило так себя вести. Но это еще не повод писать о пьяном Агутине, намеревавшемся угнать самолет... Не скрою, очень огорчился той публикации, мне такая слава ни к чему. А Бари Алибасов увидел газету и на полном серьезе поинтересовался, сколько я отвалил за публикацию...

- Сколько?

Леонид: - Ни разу не платил за статьи. Дашь раз, и ты на крючке... У меня сложное отношение к пиару. После выхода пластинки "Босоногий мальчик" я стал бешено популярен, без проблем собирал зал в "Олимпийском", а года через три мой продюсер решил, что волна интереса пошла на спад, надо срочно принимать меры. Я принялся участвовать во всех телепрограммах без разбора, раздавал интервью направо и налево. Все рассказал: родился, учился, дружил, служил... Меня словно раздели и оставили голым перед толпой. Был загадочный паренек, набравшийся латиноамериканских ритмов где-то в Мексике, а стал Леня Агутин из 763-й московской школы... Интрига исчезла. Теперь даю не более пяти интервью в год. И только в ситуации, когда есть конкретный повод вроде выхода нового диска.

"Читая книги Улицкой, обливаемся слезами и пьем валерьянку"

- Запись пластинки с Ди Меолой делали в Майами?

Леонид: - Два месяца провел в легендарной студии, где работали все мировые знаменитости. Кстати, потом мы купили квартиру в доме через дорогу. Как в анекдоте: "Раньше я жил напротив тюрьмы. Теперь сижу напротив дома..." Именно тогда, два года назад, мы с Анжеликой по-настоящему распробовали Флориду. И полюбили ее.

- Понимаю, на нашей эстраде немало теплолюбивых граждан?

Леонид: - Не только среди артистов! В Майами уже настоящая русская колония образовалась: Игорь Николаев, Валерий Леонтьев, Алла Пугачева с Филиппом Киркоровым, Паша Буре, Анна Курникова... Мы не планировали селиться обязательно рядом с земляками. Все случайно вышло. Купили квартиру, а потом выяснили, что дом на треть заполнен русскими. Видимо, наши люди интуитивно выбирают лучшее. Сначала немного стеснялись соседей, а теперь перезнакомились, освоились. Публика подобралась замечательная.

Анжелика: - У Лени есть хорошие партнеры для тенниса и бильярда, а у меня - для покера и преферанса.

Леонид: - От окружения многое зависит. В Майами ищу покой. Недавно посчитал: за последние пятнадцать лет провел на студиях четыре года. Смены там всегда многочасовые, домой возвращаешься, как с войны. А еще гастроли... Раньше обходился без отдыха, теперь вижу: силы уходят. Морально и физически восстанавливаюсь во Флориде, но жить постоянно там вряд ли смогу. Знаете, иногда оглядываюсь на прошлое и думаю, что лет двадцать назад представить не мог, что когда-нибудь стану ездить за границу, а теперь, к примеру, США прочесал вдоль и поперек. Ежегодно с Анжеликой даем в Штатах по 20-25 концертов, в Нью-Йорке выступали раз пятнадцать, не меньше. Даже на моем сайте в Интернете по количеству посещений лидируют американцы, россияне идут на втором месте... Впрочем, если копнуть глубже, окажется, что США все равно остаются для меня чужой страной. Постоянно боишься нарушить какие-то местные правила, законы, нарваться на неприятности.

- Например?

Леонид: - После 11 сентября придумано столько условностей! Любой шаг вправо-влево карается "расстрелом". Это немного напрягает. Тяжело стало летать, везде - HКnde hoch! (Руки вверх!) Видимо, моя внешность не внушает доверия - длинноволосый, в джинсах, с гитарой, поэтому в американских аэропортах заставляют раздеваться чуть ли не донага. Если скажешь, что музыкант, подозревают наркодилера.

Анжелика: - На Западе ни для кого не делают исключений, правила едины для всех. И в этом - сила.

- Русскому человеку такое понять трудно.

Леонид: - Да, мы всюду стараемся пролезть со своим уставом. И история нас, увы, часто ничему не учит.

- И вас?

Леонид: - Это серьезная тема, но если коротко, у меня есть свой взгляд на прошлое. Книжки исторические читаю, пытаюсь правду от вымысла отличить...

Еще люблю детективы. Мы с Анжеликой - фанаты Акунина.

- Знакомы с Григорием Шалвовичем?

Леонид: - Не довелось. Но книги проштудировали от корки до корки, включая "Кладбищенские истории", "Писателя и самоубийство". Даже деремся, кому первому достанется новинка. Переживаем, что Акунину с экранизациями пока не везет. Улицкую любим. Слезами обливаемся, валерьянку пьем. А вот новомодный "Код да Винчи" я не оценил, жене не стал советовать. По-моему, дутый бестселлер. Плохой язык, "никакой" сюжет... Даже жаль потраченного на чтение времени, мог бы с большей пользой его употребить.

- Пунктуальности научились или по-прежнему везде опаздываете?

Леонид: - Себе не изменяем!

Анжелика: - На этом мы с Леней и сошлись: то я явлюсь на свидание через пару часов, то он...

- Правда, Леонид, что вы, проспав, даже в первый раз в первый класс припозднились?

Леонид: - В нашей семье Анжелика спит до последнего, а я играю роль будильника. Каждые пять минут подхожу и напоминаю: "Рота, подъем!" В итоге из дома оба выходим поздно, но по разным причинам. Я за временем следить не привык. Копуша.

Анжелика: - У меня в школе такая кличка была... Когда стала жить с Леней, с любопытством наблюдала, как он тормозил в какой-нибудь комнате, упирался взглядом в угол и пребывал в прострации минут двадцать. Все пыталась вспомнить, кого же он напоминает. Потом сообразила: это же я в школьные годы!

Леонид: - Сегодня жена собирается за минуту, у нее вещи с вечера сложены, чтобы поваляться подольше, а я хожу по квартире, хожу...

- Что бы вы, Леонид, не говорили о жизни по московскому времени, настенные часы у вас с двойным циферблатом. Все же на Нью-Йорк равнение держите?

Леонид: - Симпатичная штука, подарок. Поэтому повесил.

Анжелика: - Неправда твоя, Леня. Ты же каждую ночь с Америкой по телефону общаешься, дела с пластинкой обсуждаешь.

- Бизнес!

Леонид: - Это слово ко мне отношения не имеет. Однажды друзья предложили открыть в Москве ресторан на пятерых. Я даже название придумал, собирался деньги внести. А потом пошли проблемы, походы по чиновникам, согласования... В общем, понял, что этому делу надо посвятить кусок жизни, которого у меня нет. Сегодня был на массаже в салоне красоты, и мне там стали объяснять, что надо составить график, регулярно посещать сеансы. О чем речь, если на колесах? Как тут что-то планировать? Нереально! Нет, пока мои усилия направлены на раскрутку нового диска. Два месяца бился с каналом MTV, который не хотел показывать клип.

- И за деньги отказывались?

Леонид: - На MTV денег не берут. Мол, мы, как на Западе, честные. По мне, так лучше бы брали. В итоге ведь клипы ставят по своему усмотрению, все неугодное направляя в неформат. И куда нам, старикам, деваться? Нашу аудиторию тоже в утиль? Впрочем, не стоит о грустном на ночь глядя...

- Скоро будет впору о рассвете говорить.

Леонид: - Для нас это детское время. Обычно ложимся спать в пять утра. Так что можем еще пару тем обсудить, если домой не торопитесь...

Андрей ВАНДЕНКО, «Факты» (Москва)

http://www.facts.kiev.ua