Пытавшийся сжечь себя сбежал из больницы

814
Пытавшийся сжечь себя сбежал из больницы

Каховчанин Юрий Ляшенко, который 8 июля пытался в знак протеста сжечь себя, долечивается в палаточном городке возле ВР

Тогда, 8 июля, после долгих уговоров 51 -летнего Юрия Ляшенко госпитализировали в ожоговый центр больницы №2.10 июля, когда в больницу нагрянули «Беркут» и две опергруппы, испуганный Ляшенко сбежал. Вот что он рас­сказал «Газете...»:

- В палате шоковой реанимации, куда меня поместили, лежало еще два человека - один был в коме, другой - с сильно обожженной спиной. Меня удивило, что на следую­щий день пациента, у которого обгорела спина, перевели в обычную палату, а меня - с незначительными ожогами рук - оставили в реанимации. Я испугался, когда жену и сына ко мне не пускали, а они через окно кричали, что дежур­ный врач считает меня психически нездоровым... И верно, он грозился надеть на меня смирительную рубашку, а мед­сестра угрожала побить... На фоне угроз медперсонала и визита «Беркута», оперативников и сотрудников СБУ я просто был уверен, что меня упрячут в психушку. Я потре­бовал от врачей отпустить меня. На все их доводы ответил, что у них нет решения суда о моем принудительном лече­нии. Друзья принесли мне штаны, тенниску, от которой я оторвал воротник, чтоб не травмировать ожоги, и вот в та­ком виде ушел из этой больницы-тюрьмы.

Видео дня

Вызов силовиков, так всполошивший Юрия, оказался ложным: кто-то из коллектива больницы сообщил им, буд­то на территории драка. Все обвинения Ляшенко медкол-лектив ожогового центра опровергает. Сейчас беглый боль­ной живет с супругой Евгенией и сыном Максимом в пала­точном городке возле Верховной Рады. На человека, одер­жимого манией преследования, Ляшенко ничуть не похож. Жена делает ему перевязки и обрабатывает ожоги фурацилином.

- А куда мне деваться, дом же отняли, - бросил напос­ледок Юрий Ляшенко. - Я 8 лет проработал в Херсонской коллегии адвокатов и не отступлюсь. Из палаточного город­ка направлю иск в Европейский суд и уверен на все сто, что выиграю дело. Я благодарю Бога, что не обгорел полнос­тью. Когда подумал, что жена и дети останутся сиротами -стало больно до слез...

Андрей ТКАЧ, «Газета по-киевски»