Владимир Сивкович: Было отравление или нет - это уже ни на что не повлияет!

Владимир Сивкович: Было отравление или нет - это уже ни на что не повлияет!

Парламентская комиссия, расследующая отравление Президента, всегда отличалась особым взглядом на "диоксиновый" скандал. Вразрез со всеми заявлениями политиков, она, например, утверждает: то что Ющенко отравили - не факт. А на днях даже пригрозила экс-генпрокурору Святославу Пискуну уголовным делом. Нардепы выяснили, что за год, прошедший с отравления Виктора Андреевича, тот для его расследования ровным счетом ничего не сделал. Рассказать обо всем этом подробнее мы попросили главу комиссии Владимира Сивковича. На интервью он согласился охотно. Однако оказался вовсе не тем собеседником, что готов, в угоду журналисту, разбрасываться сенсациями. Ни версий, ни предположений - ничего из того, что не подтверждается документами, - он принципиально не говорит. Благодаря этому прояснилась любопытная вещь: если обходиться без домыслов, об отравлении Президента и спустя год толком ничего не известно!

Видео дня

Генпрокуратуре было выгодно не вести следствие

- Владимир Леонидович, вашу временную комиссию некоторые остряки уже окрестили "постоянной". Мол, конца-края ее работе не видно... - Дело в том, что выяснять правду об отравлении Ющенко - это вовсе не задача комиссии. Это задача Генпрокуратуры. Задача комиссии - побуждать к такому расследованию Генпрокуратуру и предоставлять ей дополнительную информацию. Мы пытались это делать. Перед инаугурацией Ющенко мы остановили все свои расследования и передали часть материалов в Генпрокуратуру. Та их засекретила и 9 месяцев якобы "занималась расследованием" дела. После того как я ознакомился с их изысканиями, понял, что они вообще ничего не делали, только допросили Виктора Андреевича, и то - через 6 месяцев после заведения уголовного дела! Как это возможно - чтобы Президент был потерпевшим, а Генпрокуратура ничего не делала?

- А сама-то комиссия чем все это время занималась?

- Мы все сделали еще в прошлом году. Разослали больше ста запросов об отравлении в разные инстанции - лаборатории и медицинские учреждения, фигурировавшие в этом деле. И в течение этого года ответы на них к нам возвращались. Вот на основании этих данных мы и говорим сегодня, как и в прошлом году: отравление Ющенко не доказано. - Позвольте, но как же пресловутые результаты анализов Амстердамской лаборатории, после которых в прошлом году и прозвучало впервые мудреное слово "диоксин"? - А в том-то и дело! Кто сказал, что это результаты обследования Ющенко? В бланках, как мы обнаружили, нигде не упоминается эта фамилия. Есть только просьба проверить образцы крови и сыворотки "нашего пациента". Кто этот пациент, однако, нигде не указано. И это пока все, что нам известно. Может, что-то добавится в декабре, когда Ющенко - впервые! - пройдет медэкспертизу и сдаст кровь на анализ. - Может, все дело в том, что в расследование было вовлечено слишком много людей? У семи же нянек, как известно, дитя без глазу... - Много людей только говорили об этом, но не занимался никто. МВД от расследования отошло. СБУ, насколько понимаю, могла работать только по поручению Генпрокуратуры, а та ей такого поручения не давала. Генпрокуратуре было выгодно, чтоб это дело вообще не расследовалось.

- Но почему?

- Это не ко мне вопрос.

- Версий нет или не хотите говорить?

- Знаете... В октябре прошлого года, когда я впервые сказал, что сам факт отравления Ющенко не доказан, вышел Петр Порошенко и заявил, что я бессовестный человек, мне нельзя подавать руки, ведь доказано, что Ющенко отравлен, а я смею утверждать, что не знаю. После того началась компания по моей дискредитации. Всем рассказывали, какой я подонок. Но прошел год, что Петр Порошенко может сегодня сказать? Если новая власть честная и правдивая, то почему она так испугались правды, когда я сказал, что не знаю - отравлен Ющенко или не отравлен? Я честно сказал. За год ничего не сделали! Только кричали: сейчас посадим Сацюка, сейчас посадим Смешко, еще кого-то... Что в результате? Эти люди даже подозреваемыми не проходят по делу. Кто тогда подозреваемый? Если есть покушение на убийство, то должны быть подозреваемые, а не просто семь каких-то мифических версий отравления, о которых так любил говорить бывший прокурор. Почему, кстати, именно семь? Почему не 150?

Президенту расследование безразлично

- Кстати, о Смешко (экс-глава СБУ. Во время совместного ужина с ним, гласит одна из версий, Ющенко и получил дозу диоксина. - Прим. ред.). Ваша комиссия - единственная инстанция, которой он давал показания. Какое впечатление они произвели на вас? - Он был вполне убедителен. Может, и не до конца искренне рассказал суть беседы с Ющенко, но все, что происходило в тот день - что ели, что пили, как себя вели, - он рассказал, по моему, откровенно. Вообще то, что Смешко и Сацюк (экс-замглавы СБУ. - Прим. ред.) не причастны к этому отравлению - я это заявлял и заявляю. И у меня есть тому доказательства.

- Как, по-вашему, самому Президенту интересно это расследование?

- Думаю, он не хочет вообще влезать в это дело. То есть ему сказали сдать анализы - он сдал, не сказали - не сдал. У Президента должна быть заинтересованность в лечении, а не в установлении - было или не было отравление. Но я согласен, что он достаточно безразлично относится к тому, что происходит с расследованием. Он вообще не любит вникать в какие-то процессы. Он любит, чтобы ему просто докладывали готовые результаты. Если результата нет, он кого-то должен снимать. Вот как снял Пискуна. - У вас не создается впечатление, что "дело об отравлении" умышленно "доволынили" до выборов - чтобы теперь любая политическая сила могла козырнуть этой скандальной темой? - Я вам честно скажу - если я почувствую, что это отравление опять будет козырем в игре политиков, я просто уйду из комиссии. И пусть тогда расследование останется на совести сегодняшней власти. - В ближайшее время, насколько я знаю, вам предстоит зачитать доклад о работе комиссии перед Верховной Радой... - Да, в прошлом году перед вторым туром президентских выборов мне не дали зачитать доклад, а сейчас заставляют это делать - требуют отчет до 15 ноября. Но теперь я считаю - не время. Потому что если я сейчас выйду с этим отчетом, он будет использован какой-то политической силой себе в плюс.

У нас все делается непрофессионально

- Когда Ющенко "изменился в лице", злые языки говорили о том, что это не отравление. Мол, если бы его хотели уничтожить - довели бы дело до конца. - У нас в стране все делается непрофессионально, возможно, и отравление делали непрофессионалы. Хотя непрофессиональное отравление будущего (?????) президента - это уже смешно. Расследовать не могут, отравить не могут, политику сделать не могут. Что же тогда могут?

- Как вам кажется - стране нужно знать правду об отравлении или это не принципиально?

- Что бы мы сегодня не сказали стране - было отравление или не было - это не повлияет уже ни на что. Потому что первичная дискредитация всех принципов предвыборной кампании уже произошла, и пришло разочарование. И во время предстоящей кампании пройдет закрепление этого разочарования.

- Но вы-то сами, признайтесь, верите в отравление Президента?

- Я патриот. А сейчас утверждать, что отравления не было - значит навлекать позор на государство. Так зачем это нужно?

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Владимир Сивкович родился в 1960 году в селе Гостра Могила Киевской области. Закончил киевское военное училище связи по специальности "радиоинженер", потом служил на Закавказье. С 1983-го - сотрудник КГБ, работал за границей. Уволился в запас в 1992 году. Работал в коммерческих структурах. Был помощником президента Кучмы. С 2002-го - народный депутат Украины, возглавляет подкомитет ВР по вопросам экономической безопасности и деятельности оборонно-промышленного комплекса. Магистр по управлению международным бизнесом. Юрист-правовед. Женат, в семье два сына.

Ярослава АРТЮШЕНКО, "Комсомольская Правда"

www.kp.kiev.ua