УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Раздевайся догола и залезай на стол!

4,7 т.
Раздевайся догола и залезай на стол!

Так наказали 8-летнюю воспитанницу Центра олимпийской подготовки в спортивном лагере

В Омском центре олимпий­ской подготовки (знаменитая гимнастка Ирина Чащина, кстати, его выпускница) - же­сточайший отбор. Анжела Мурзалиева - лучшая ученица в своей группе. Весь прошлый год что ни соревнование - то золотая медаль. Ежедневные тренировки по 5 - 6 часов, ка­никул почти нет. Даже выезд на 20 дней - в спортивный лагерь. 8-летняя Анжела была в лагере впервые. Вернулась вся какая-то съежившаяся и подавленная. На руках царапи­ны, на голове - странные «за­лысины», как будто в нескольких местах ей выдирали волосы пучками. Ее мама, Ло­ла Мурзалиева, кое-как вы­трясла из дочки, что случи­лось...

У мальчиков-пловцов, жив­ших в одном корпусе с гимна­стками, стали пропадать пирожные «Чоко-пай». А потом в тумбочке у Анжелы обнару­жились фантики из-под «Чоко-пая».

- Мне мама привезла! - пы­талась отбиться девочка.

Но приговор будущих олим­пийских чемпионок обжало­ванию не подлежал: «Украла и съела!» Наказать Анжелу ре­шили по-спортивному: заста­вили выполнять «вертикаль­ный шпагат» - одна нога под­нята и прижата к плечу. А пе­ред этим сорвали одежду и заставили залезть голой на стол.

- Девочек было человек де­сять, - рассказала дочка. И до­бавила: - И тренер наша то­же...

А потом на «гимнастиче­ский стриптиз» позвали маль­чиков-пловцов.

- Одна девочка за меня за­ступилась, - рассказывает ма­лышка. - Но старшие сказали: «Помалкивай, а то окажешься на ее месте».

Анжела стояла в вертикаль­ном шпагате двадцать минут. Потом истязательницы уста­ли, и тренер «сжалилась»:

- А теперь иди, переодевай­ся во все чистое и ложись спать.

Анжела проплакала всю ночь.

...Тренеру Анжелы Оксане Мальцевой - 26. Одна из луч­ших специалистов в Омске.

- Анжела постоянно ворова­ла сладости! - жестко смотрит на нас Мальцева. - А знаете, почему? Девочка постоянно была голодной. Мать ее на ди­ете держала: мечтала, что дочь станет звездой. Вы матери-то не особо верьте. Она дочку не особенно жалеет. Как-то Ан­жела недостаточно старалась на тренировке. Я пожалова­лась Лоле. Она заорала на дочь, ударила ее...

- Анжелу били в лагере?

- Нет!

- Откуда тогда у девочки ранки?

- Анжела сама исцарапа­лась, ее комары покусали.

Значит, Анжела навра­ла? Но мы поговорили с другими гимнастками Центра олимпийской под­готовки.

- Я должна была ехать в лагерь, но заболела, - гово­рит Женя К. - Позвонила в лагерь на мобильник под­ружке Алене. Спрашиваю: что делаете? «Анжелу бьем», - отвечает.

- Да, было, - под­тверждает и 13-лет­ний пловец Никита, который видел экзе­куцию своими глаза­ми. - Я услышал кри­ки и зашел в комнату. Все происходило при тренере. Когда ребен­ка стали ставить на стол и заставлять раз­деться, я ушел.

...Сейчас Анжела снова тренируется. Мама отвела дочку в другую, менее пре­стижную школу.

- Когда кого-то из де­тей в классе легко по­журят, Анжела начина­ет плакать, - рассказы­вает ее учительница в общеобразовательной школе Ирина Блинова. - А вообще она стойкий ребенок. Я веду в этом классе физкультуру. Как-то раз поправила кого-то из них: «Выпрями спину». А Анжела говорит: «Нам на тренировках еще не так попадает». Я сама раньше гимнастикой занималась. Знаю, это тяжелый спорт, там все через боль. Но не через унижение же...

На интернет-форуме художественной гим­настики просто крик стоит: Анжела не единственная! Тренер может и матом завернуть, и головой шандарахнуть о стенку или ударить скакалкой. Лола Мур-залиева, которая поначалу за­брала из милиции свое заяв­ление, почитав эти исповеди, недавно снова его подала.

- Мы проверяем факты, -говорит начальник инспек­ции по делам несовершенно­летних РОВД Омского района Наталья Дмитриева. - Показа­ния противоречивые. Но мы разберемся! У всех же дети...

Мнение адвоката

Шота Горгадзе, представитель Анжелы Мурзалиевой:

- В акте судебно-медицинского исследования зафиксированы те­лесные повреждения. Синяки и царапины по форме и диаметру являются следами щипков пальца­ми и царапин от ногтей. Кроме то­го, восьмилетнему ребенку нане­сена глубочайшая психологиче­ская травма. Смогут ли годы и опытные психологи окончательно стереть из памяти ребенка этот ужасный случай? Имеет ли право человек, сотворивший такое с ре­бенком, именоваться тренером?

Алена БУЛАВКА, Лиана ГИЛЬ, Юлия УСОЛЬЦЕВА, «Комсомольская Правда»

www.kp.kiev.ua