В данном разделе посетители сайта сами генерируют контент. Редакция «Обозревателя» не несет ответственности за этот контент.

Право на забвение как способ защиты персональных данных в эпоху didgital

812

Правовая природа и особенности применения.

Право на забвение (right to be forgotten) — право человека, позволяющее ему потребовать при определённых условиях удаление своих персональных данных из общего доступа через поисковые системы Internet (далее - Интернет), то есть ссылок на те данные, которые, по его мнению, могут нанести ему персональный моральный и профессиональный вред. Это касается устаревших, неуместных, неполных, неточных или избыточных данных или личной информации, законные основания для хранения которой исчезли с течением времени.

В цифровом мире, где Интернет стал уже давно нашей новой реальностью, очень сложно сохранить свою частную жизнь приватной. Современный человек оставляет информационные следы практически постоянно, информация в сети не только невероятно быстро распространяется, но и может храниться неограниченное время, доступ к которой может иметь кто угодно и не всегда с благими намерениями. А восприятие человека окружающими, его деловая репутация в частности, все больше зависят от материалов, доступных в Интернете, вернее, в информационной памяти Интернета. Так, избавиться от влияния своего, порой негативно воспринимаемого окружающими прошлого, становится все труднее и труднее.

Чтобы дать возможность людям очистить недостоверную “цифровую грязь” и начать с чистого листа, общественность и правозащитники начали задумываться о необходимости регулирования хранения персональных данных в сети Интернет. Таким образом представляется, что “право на забвение” (right to be forgotten), на сегодняшний день является одним из самых молодых прав человека ( одной из версий - субправ права на уважение личной жизни). Данный вид права фактически только появился в международной юридической и судебной практике. Впервые вопрос о том, имеет ли индивид право требовать удаления своих личных данных из доступа поисковых интернет- систем был рассмотрен Судом Европейского Союза в рамках дела по иску испанского гражданина Марио Костеха Гонзалеса против корпорации Google. В определении, данном Вивиан Рединг, комиссаром Евросоюза по вопросам юстиции, 22 января 2012 года, “право на забвение” представляет собой право человека отозвать свое согласие на обработку персональных данных - в том числе и правдивой, изначально законно обрабатываемой информации, если она будет признана неадекватной, нерелевантной или чрезмерной по отношению к цели обработки (в том числе, в свете прошедшего времени, которое влияет на будущее). Примечательно, что в итоговом варианте проекта акта (закона) о защите персональных данных, защите подлежат не только материалы, опубликованные самим пользователем, но и любая информация, имеющая отношение к заявителю, независимо от источника. Кроме того, в последней версии законопроекта “право на забвение” получило иное название - “право на уничтожение данных” (right to erasure) и несколько иное определение: индивид вправе потребовать от оператора данных (физического или юридического лица, самостоятельно определяющего цели и средства обработки данных) удаления своих персональных данных, включая любые ссылки и копии, распространяемые третьими лицами.

Как правило, речь идет об удалении ссылок в поисковых системах на материалы, содержащие нежелательную для заявителя информацию, но не самих материалов. Суд, принимая такое решение, строго следовал положениям Директивы 95/46/ЕС «Об охране частных лиц применительно к обработке персональных данных и свободном перемещении таких данных» от 24.10.1995 г., принятой задолго до того, как поисковые и другие интернет-сервисы прочно вошли в нашу жизнь. Он не создавал новые нормы, но развил идеи, которые уже были заложены директивой. Как отмечает Суд ЕС, право на забвение – не абсолютное: хранение данных должно быть разрешено, если это необходимо для исторических, статистических и научно-исследовательских целей, в целях общественного интереса в области здравоохранения, для осуществления права на свободу выражения мнений, когда это требуется по закону или если есть причина, чтобы ограничить обработку данных, а не стирать их. С осторожностью подходя к вопросу нахождения баланса между частными и общественными интересами, Суд предлагает обосновывать решения на характере рассматриваемой информации, ее “чувствительности” для частной жизни заявителя и интересе к ней общества (что в свою очередь может зависеть от роли заявителя в публичной жизни). Сложность заключается в том, что даже если на текущий момент информация не представляет ни для кого значимого интереса, в будущем ситуация может измениться так, что уничтоженные данные сыграли бы ключевую роль при принятии важного решения. Поэтому реализация права на забвение чаще всего сводится именно к ограничению доступности, то есть замедлению распространения информации. Естественно, что таким правом воспользовались очень многие.

Интересна статистика обращений граждан ЕС к данному праву:

• 20% обращений касается об удалении ссылок на информацию, распространяемую с нарушением закона.

• 30% обращений касается об удалении ссылок на недостоверную информацию, явно с контекстом, унижающим человеческое достоинство и право на частную жизнь.

• 50% обращений касается об удалении ссылок на достоверную информацию, но неактуальную на момент обращения на информацию о погашенных судимостях, на информацию с признаками преступлений по которым истек срок привлечения к уголовной ответственности, на информацию, которую заявители считают неактуальной по другим причинам.

Так статистика принятых решений показывает, что около 57% таких заявок на удаление были удовлетворены (Google). Очевидно, что "закон о забвении" призван закрепить компромисс между правом на неприкосновенность частной жизни, защиты персональных данных и правом на свободу слова, а также доступа к информации. По результатам анализа содержания закона следует однозначный вывод, что предпочтение было отдано все же защите личных данных, нежели потребности в доступе к информации со стороны неограниченного круга лиц.

Проблемы применения Права на забвение.

Выделяя главные проблемы, связанные с реализацией права на забвение, стоит говорить о “релевантности”: очень сложно определить актуальность, релевантность данных, не обращаясь к контексту самой информации и цели, для которой ее изыскивают. Более того, обе эти переменные легко меняются под воздействием времени и обстоятельств. Такие перемены, не урегулированы в правовом поле и в принципе не могут быть урегулированными, так как это алогично. И даже если нам удастся сформулировать некоторые универсальные принципы, по которым будет определяться релевантность информации, кто будет решать, что должно остаться в памяти, а что – быть забытым? Согласно законопроекту акта о защите персональных данных, утвержденному Европейским Парламентом 12 марта 2014 года, обязательства по принятию всех необходимых мер по удалению информации возлагаются на оператора данных, обязывая его уведомить третьи лица о сделанном пользователем запросе на удаление данных. Учитывая субъективный характер требований, предъявляемых подлежащей удалению информации, «любой институт столкнется с проблемами при обеспечении руководства над частным сектором и контроле над соблюдением».

Сложность принятия решения об удовлетворении или неудовлетворении запроса пользователя в совокупности с крупными денежными штрафами могут привести к тому, что компании в неоднозначных случаях будут скорее удалять данные, чем сохранять. А крайне широкое определение персональной информации как «любой информации, относящейся к частной, независимо от ее источника, наделяет нейтральные интернет-платформы серьезными возможностями по ограничению свободы слова. Подобное регулирование может сделать, например, Google, Yandex и других операторов, «заведующим по цензуре». Отсутствие четких критериев, которыми должен руководствоваться оператор при решении вопроса об удалении ссылки на Интернет-сайт, может привести к своеобразному "параличу" у оператора поисковой системы. Оператор с целью не повышать свои издержки по реализации положений нового закона будет удовлетворять только самые очевидные и не требующие глубокой проверки требования, и отказывать в удовлетворении всех тех требований, обоснованность которых вызывает хоть минимальные сомнения и необходимость дополнительной проверки.

В данном контексте международной правоприменительной практике юристы поделились на два лагеря – сторонников глобального подхода и национального. Несмотря на то, что глобальный подход видится более последовательным с точки зрения единства регулирования, его внедрение маловероятно, поскольку многие страны вряд ли согласятся на это. Кроме того, критики глобального подхода отмечают его опасность: недемократические, неспособные обеспечить защиту свободы слова, страны получили бы возможность редактировать листы выдачи поисковых систем в глобальном масштабе. Стоит отметить, что и без европейского суда, такое практикуется в КНДР и в некотором смысле в Китае. Национальный подход, более предпочтителен. Удаление ссылок только из национальной поисковой системы (как и было сделано в случае Марио Костеха Гонзалеса) справляется с решением проблемы благодаря «силе умолчания»: несмотря на то, что пользователи могут с легкостью обходить ограничения google.es и воспользоваться google.com, согласно данным Google, мало кто на самом деле это делает. Если цель Евросоюза состоит в том, чтобы «замедлить» доступность и распространение информации, с которой человек хочет перестать быть связанным, то она, по-видимому, достигнута в таком случае и является оправданной.

Международная практика.

Помимо ЕС, данное право применяется еще в ряде стран мира. В Испании, с поправками от 2014 года, действует закон о Защите персональных данных (Ley Orgánica 15/1999, LOPD), где ответственным за его исполнение прописано Агентство по защите Данных (Agencia Española de Protección de Datos). В Италии с 2003 года действует кодекс о защите персональных данных (Codice in materia di protezione dei dati personali). В данный момент в Италии дополнительно еще рассматривается закон “O Клевете”, который подразумевает, в частности, право на удаление с вебсайтов и сайтов поисковых систем порочащие лицо сведения или персональные данные, используемые с нарушением закона. Франция является самой жесткой в данном вопросе. Там с 2010 года действует Хартия о праве на забвение (Charte du droit à l’oubli dans les site collaboratifs et les moteurs de recherche), ставшая первой попыткой правительства Франции встроить концепцию права на забвение в Интернете в национальную систему права. В Аргентине с 2000 года действует закон о защите персональных данных, который в 2012 году дополнен законом ‘’О праве на забвение в Интернете’’, устанавливающего правовую ответственность поисковиков и социальных сетей за опубликованный третьими лицами контент и механизм, позволяющий индивидам требовать от поисковиков и социальных сетей блокировать доступ к контенту, наносящему вред чести и репутации. В США Первая поправка Билля о правах Конституции США гарантирует гражданам свободу слова и печати. В отличие от европейской юридической практики, американские законы фиксируют превалирование этих свобод над правом на конфиденциальность: если манипуляции с информацией (в том числе с данными) признаны законными и точными, то СМИ имеют практически абсолютное право на её публикацию и архивацию. Однако отдельно в штатах действуют свои законы, которые в какой то мере копируют европейскую практику и правовые определения. Например, в январе 2015 года в штате Калифорния в силу вступил закон, согласно которому вебсайты и другие операторы Интернета обязаны удалять по требованию любой контент, опубликованный несовершеннолетними. Аналогичная практика наблюдается и в Российской Федерации, где с 2006 года действует свой национальный закон О персональных данных, а с 2016 года в практику введен закон О праве на забвение который считается наиболее жестким, прямо влияющим на основные базовые принципы свободы слова. В отличие от законов Евросоюза принятый в России закон никак не соотносит требования заявителя с его персональными данными, за исключением оговорки о том, что оператор обязан удалить ссылки, в описании которых есть имя и (или) фамилия заявителя. Кроме того, закон прямо не относит операторов поисковой системы к операторам персональных данных, что отличает его от европейских законов. Словом, по европейским и международным правилам требовать удаления ссылок можно в случаях, когда информация каким-либо образом посягает на неприкосновенность частной жизни (даже если реальный вред отсутствует) и заинтересованность лица в «забвении» такой информации явно превышает заинтересованность общества в сохранении к ней доступа. Вот именно такая установка и должна будет стать в свое время образцом для украинского варианта аналогичного законодательного акта, необходимость в котором в Украине крайне высока.

Украинский опыт.

В digital эпоху, в эпоху цифровых данных и применении blockchain технологий, представляется очень важным для украинских пользователей на законодательном уровне внедрение такого права и в Украине. Не секрет, что сегодня интернет засорен новостным мусором, фейковыми новостями, грязной и лживой информацией заказного характера на определенных частных лиц, юридических лиц, на определенные политические и общественные организации. Такого “информационного мусора” так много, и сайты, которые такой “мусор” размещают, имеют всегда прекрасные инструменты индексации, которые при точных и конкретных параметрах поиска на первую страничку всегда выдают фейковые данные на запрос. И эффективных легальных и технологических инструментов для борьбы с этим фактически не существует. Зачастую практически невозможно заставить редакцию такого сайта снять информацию, так как в ответ требуют суммы выкупа или продолжают шантажировать жертву такой информационной атаки. Помимо подобных “информационных помоек”, размещением непроверенной информации, начинают страдать известные и авторитетные ранее электронные СМИ, интернет – платформы и социальные сети. Такой информационный мусор, который, по сути не показывает реальное положение вещей о человеке, коммерческой или общественной организации, о политических организациях, несомненно, наносит репутационный урон, который в будущем может быть определен в упущенных возможностях, в неравных условиях и может привести к убыткам, как коммерческого характера, так и морального плана. Как наглядный пример, можно привести пример скандала 2016 года. В ноябре прошлого года Google оказалась втянутой в скандал вокруг фейковых новостей в Facebook. Вначале интернет-сообщество активно обсуждало распространение фейков в Facebook, связанных с избирательной кампанией по выборам президента США. Засилье фейков в Facebook стало предметом обсуждения людей, далеких от интернета. Со временем рост популярности фейковых новостей отображался и в поисковике Google. В частности, при поиске результатов голосования на выборах в США в новостном блоке Google оказались ссылки на фейковые страницы. Также, изучая тему права на забвение необходимо учитывать и многочисленные украинские фейковые скандалы, повторяющие ту же ситуацию.

Поэтому, сегодня в Украине крайне необходимо урегулировать такой вопрос в правовом поле в украинском законодательстве. Чтобы избежать возможности манипуляции инструментами цензуры, в части права на забвение в интернете, стоит отталкиваться от европейского законодательного опыта, а не слепо копировать российский опыт, как часто стало происходить в последнее время у нас. Поэтому новый законопроект должен обязательно иметь следующие признаки применения и имплементации европейского законодательного опыта:

• Закон должен удалять ссылки 2 категорий -

а) информацию, обрабатываемую с нарушением положений Директивы 95/46/ЕС, в частности, неточную или неполную (применительно к целям, для которых она собиралась или в дальнейшем обрабатывается), а равно несоответствующую или избыточную для изначальных целей обработки персональных данных, ради которых она собиралась;

б) если интересы, фундаментальные права или свободы субъекта данных, затрагиваемые размещенной информацией, имеют приоритет над законными интересами контролера или третьих лиц (общества).

• По европейским правилам интернет ссылки можно удалить лишь в случае нарушения национального закона об обработке персональных данных, принятого во исполнение конкретной Директивы 95/46.

• В таком случае, национальное украинское законодательство должно соответствовать цели удовлетворения интересов общества или быть достаточным для охраны прав и свобод других лиц, с учетом существа права на охрану персональных данных;

• Контролер персональных данных (и третье лицо, которому такие данные разглашены) должен незамедлительно удалить данные, а также ссылки, копии или дублирование таких данных, если требование об удалении обосновано, кроме случаев, когда персональные данные необходимы для осуществления права на свободу выражения; в общественных интересах в сфере охраны здоровья; в исторических, статистических или научно-исследовательских целях;

• Для большей защищенности «права на удаление» в онлайновой среде право на удаление должно быть настолько широким, чтобы охватывать обязанность контролера, сделавшего данные публичными в отсутствие правового основания, предпринимать все необходимые шаги для их удаления, в том числе третьими лицами, не ущемляя право субъекта данных требовать компенсации»

• В случаях правомерной обработки персональных данных в целях выполнения государственных функций, обеспечения интересов общества или законных интересов контролера данных или третьего лица, субъект данных вправе возражать против обработки данных в его конкретной ситуации, а также воспользоваться правом на удаление данных. Контролер должен прекратить дальнейшую обработку таких данных, если не докажет, что его законные интересы перевешивают интересы, права и свободы субъекта данных.

Принимая во внимание вышеизложенное, следует отметить, что подготовленный качественно законопроект о праве на забвение, который будет иметь в своей основе европейские рекомендации Агентства ЕС по фундаментальным правам из регламента «Handbook on European data protection law», написанном совместно с Советом Европы и Европейским Судом по правам человека, даст украинцам возможность иметь дополнительный способ защиты персональных данных, своего имени и репутации в глазах остальных членов гражданского общества.

Наши блоги