Не дотянули: топ-10 неудач НБУ в реформировании банковского сектора

12.4т

На фоне так называемой банковской чистки финансовый сектор Украины в 2015 году продемонстрировал отсутствие десяти ключевых реформ, обещанных как украинскому бизнесу и гражданам, так и международным партнерам, таким как Международный валютный фонд и Европейский союз.

Об этом пишет Forbes.

Отсутствие реформ приводит к тому, что финансовый сектор Украины остается "серой зоной" Европы, работать с большей частью которой рядовым гражданам и бизнесменам — высокорисково. Очевидно, что реформирование любой отрасли украинской экономики должно сопровождаться глобальными исправлениями недостатков, которые препятствуют развитию государства. К таким важным реформам относятся судебная реформа; так называемая "деолигархизация", или внедрение современной антимонопольной практики, начать которую государство должно было бы с самого себя – включая НАК "Нафтогаз Украины", например; пенсионную реформу, которая устранила бы преступные дисбалансы в социальной системе. Без реализации этих важных реформ точечные изменения в той или иной отрасли будут малоэффективными.

Одним из ключевых документов в банковском секторе с 2014 года является соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Согласно 127-й статье документа, каждая сторона соглашения должна приложить максимальные усилия для обеспечения введения международных стандартов регулирования и надзора в сфере финансовых услуг и борьбы с уклонением от уплаты налогов по всей территории. В том числе речь идет о таких международных стандартах, как "Основные принципы эффективного банковского надзора" Базельского комитета, рекомендации FATF и так далее.

Прежде всего следует обратить внимание на ситуацию в сфере борьбы с легализацией и отмыванием денег. Юридически, Украина выполнила обязательства в феврале 2015 года, когда в силу вступило новое законодательство в этой сфере. Но на практике требования FATF соблюдаются только частично. В том числе банкиры отмечают, что нет списка так называемых "политически эффективных лиц", по которому они должны были бы верифицировать клиентов. Очевидно, что последнее слово в этом вопросе мог бы поставить Национальный банк, однако он до сих пор не сделал этого.

Декларируя активную борьбу с отмыванием денег, уклонением от уплаты налогов и так далее, НБУ до конца не участвует в перекрытии схем, а силовые органы и чиновники зачастую становятся соучастниками подобных правонарушений. После закрытия того или иного банка ликвидированные схемы переходят в оставшиеся на рынке банки.

"Важным событием 2015 года стало очищение банковской системы. Уход с рынка схемных банков привел к тому, что теневой бизнес по обналичиванию, отмыванию средств ищет пути в хорошие банки, и нам необходимо усиленно препятствовать этому", — сказал председатель правления "ОТП Банка" Тамаш Хак Ковач.

Усиление качества борьбы с теневыми операциями в финансовом секторе, например, формирование списка "политически эффективных лиц" с их обязательной верификацией привело бы к более активной работе с Украиной международных структур. Украина бы потеряла отчасти свой имидж "серой зоны" международных финансов, но приобрела бы больше международных партнеров, готовых работать с местным рынком.

Под вопросом — реализация защиты прав кредиторов, о которых глава НБУ Валерия Гонтарева говорила еще летом 2014 года. Одним из важных механизмов такой защиты должен стать реестр кредиторов, который должен минимизировать риски банков при работе с разными группами заемщиков. Формирование данного реестра зафиксировано в 11-м пункте меморандума о намерениях между Украиной и МВФ. Согласно документу, сам реестр должен был быть создан к сентябрю 2015 года. Но в итоге соответствующий законопроект был отозван из парламента в ноябре 2015 года.

Аналитик банковского сектора ICU Михаил Демкив считает, что создание и начало полноценной работы подобного реестра в 2015 году привело бы к оживлению на банковском рынке и понижению кредитной ставки, вследствие того, что риски по многим лицам стали бы более очевидными. "Мы бы увидели понижение кредитной ставки. Бизнесы, которые раньше не имели возможности кредитоваться, теперь получили бы доступ к кредитному ресурсу", — считает он.

Такой реестр должен быть общедоступным, и любое юридическое и физическое лицо могли проверить банковскую репутацию того или иного предприятия, прежде чем начать сотрудничество с ним. Также НБУ мог бы в 2015 году довести до ума формирование открытой информации о собственниках банков, в том числе в целях национальной безопасности. Некоторые из владельцев банков, которые обанкротились в 2014-2015 годах и были закрыты, нанеся ущерб как гражданам, так и бизнесу, сейчас или продолжают вести деятельность на финансовом рынке, или ведут переговоры о приобретении банков.

В соглашении об ассоциации с ЕС и меморандуме с МВФ закреплено обещание об имплементации нормативов Базеля и международных стандартов финансовой отчетности. Считается, что сейчас украинская банковская система не готова к переходу на актуальные стандарты Базеля. Более того — имплементация этих стандартов в Европе идет полным ходом, что отчасти служит причиной для западных финансовых групп говорить о выходе из Украины — ведь работа в высокорисковой украинской экономике требует от них повышенной капитализации.

По этой причине они прибегают к практике предпродажных процессов, в которых ряд "дочек" европейских банков пребывают годами. Такие процессы проходят "дочки" "Райффайзен", Unicredit и так далее. На практике часть требований Базеля не распространяется в полной мере на банки, украинские "дочки" которых находятся в предпродажном процессе. Если официально украинская "дочка" находится в стадии подготовки к продаже, материнский банк в ЕС может не учитывать этот украинский банк при вычислении новых требований к капиталу. Следовательно, процесс предпродажной подготовки экономит деньги материнскому банку в ЕС.

Если бы вопросы с международными стандартами и Базелем были решены еще в начале 2015 года, в Украине можно было бы наблюдать более стремительную и гармоничную концентрацию банковского капитала. На рынке осталось бы ограниченное количество игроков, акционеры которых гарантированно смогли бы докапитализировать свои финансовые учреждения.

"При реализации основных реформ в экономике вкладчикам банков стало бы намного проще выбирать учреждение, поскольку количество банков существенно бы уменьшилось. Часть госбанков и банков с иностранным капиталом существенно выросла бы. Произошло бы переформатирование стратегии западных банковских групп на Украину, и некоторые западные игроки поменяли бы стратегию выхода на стратегию работы в Украине. Они показывали бы прибыль, так как им, благодаря работающей банковской системе, удалось бы взыскать имущество с должников. Также банки организовывали бы продажи этого имущества. Приобретают это имущество инвесторы с Запада, в том числе Польши", – рассказал Демкив.

НБУ должен бы был запустить с начала 2015 года возможность получения ограниченных банковских лицензий — допустим, если учреждение хочет специализироваться только на банковских гарантиях или только инкассо. Это решило бы и вопрос с количеством учреждений, так как банкиры подчеркивали, что была бы возможность получить лицензию, например, только на инкассо — многие бы предпочли эту возможность полной банковской лицензии.

Два следующих ключевых изменения, в ожидании которых финансовый рынок живет годами — формирование мегарегулятора и решение вопросов с новыми технологиями на финансовом рынке. Так, подопечные Национальной комиссии регулирования рынков финансовых услуг — страховщики, частные пенсионные фонды, кредитные союзы, финкомпании и так далее — готовятся к переподчинению НБУ и Министерству финансов. В НБУ в том числе готовится соответствующий департамент страхового надзора.

После переподчинения небанковского финансового сектора НБУ в этом секторе также начнется "большая чистка", масштабы которой могут исчисляться сотнями закрытых игроков. Это приведет к тому, что часть финансовых потоков, которые сегодня концентрируются в небанковском финансовом поле, в том числе финкомпаниях, может уйти в сектор новых технологий. Именно так развивались события при зачистке и усилении надзора в финсекторах в таких развитых странах, как США. Там часть финансовых потоков сконцентрировалась на новейших финансовых технологиях, таких, как криптовалюты, самая известная из которых – Bitcoin.

В свою очередь, банки и другие финансовые учреждения должны быть готовы к обострению конкуренции между собой, интернет-технологиями и другими возможными конкурентами, например, мобильными операторами. Это подтолкнуло бы развитие прозрачных правил игры в секторе новых технологий, включая решение вопросов электронно-цифровой подписи, электронной коммерции и других правил, необходимых для цивилизованного развития украинской экономики.

Здесь самым разумным шагом была бы либерализация правил игры как для финансовых учреждений, так и для других игроков, что позволило бы как перестраховаться от ухода части транзакций в тень, так и динамично развивать новую украинскую экономику.

Как сообщал "Обозреватель", НБУ довел свои полномочия на финансовом рынке до абсолюта и с введением внутренней системы надзора с рынка может быть выведен любой банк. Однако финансисты подозревают, что в отечественных реалиях финучреждения будут разделены на любимчиков и изгоев, любые операции которых будут признаваться НБУ рисковыми.

Читайте все новости по теме "Банковская система" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости