Судебные издержки

Судебные издержки

Юридическая кульминация уже не за горами. Хотя, судя по всему, никто из больших людей (по обе стороны политической баррикады) пока даже не догадывается, какой должна быть финальная точка. Реально ли посадить ее на энное количество лет или же выпустить с чем-нибудь условным в бэкграунде? Очевидно только, что обе стороны сильно заигрались. Я - о деле Тимошенко, уже давно и безнадежно превратившемся в постановочную мыльную оперу с юридическим уклоном.

В этом деле мы практически в чистом виде имеем весь джентльменский набор инструментов украинского полит-реал-шоу. Прямой эфир. Грубые прямоэфирные оскорбления друг друга. Брутальные потасовки народных депутатов и милицейского спецназа. Регулярные кулачные выяснения отношений между представителями разных сторон. Плакатные и рупорные шоу-программы на улицах. Массовые речевки и хороводы сторонников и оппонентов. Бесконечные выплаты «митинговых» денег. Классическая политика не сути, но формы. Иначе: суд не ради истины, но сугубо ради масштабного и скандального PR-а.

Современная Украина по-прежнему многих интригует. Увы, не перспективами европеизации внутренних социальных отношений, а сугубо мазохистской склонностью к саморазрушению и анархизации тех же социальных отношений. «Почему у вас в стране можно оскорблять суд и не получать за это адекватное общественное порицание?» - и что ответить на простой вопрос простого юриста из какой-нибудь неправильной Франции. Или же так: «Зачем затевать процесс, если он многими воспринимается как политический и приносит власти только глобальные информационные проблемы?» - тоже правильный вопрос какого-нибудь редактора британской «FT». И что со всем этим делать?

Можно закрыть глаза и продолжать смаковать детали. Можно закрыть глаза и продолжать глупо улыбаться. Можно закрыть глаза и ждать. Есть, правда, маленькая закавыка: все то, что сегодня происходит в Печерском районном суде и около него, окончательно ломает правила, по которым живет государство Украина. Обе стороны стремительно возвращают его величество «беспредел» в качестве базового конституционного уклада. Хотим? А кто нас спрашивает?

В любом случае, ключевой вопрос для официального Киева ведь так и не получил своего достойного ответа: зачем нужно было затевать процесс, если вы совершенно не выстроили адекватное информационное сопровождение? В нынешнем мире реальность уже давно не так важна, как виртуальное (читай – медийное) отражение этой самой реальности. Какая разница – есть ли юридические претензии к ЮВТ или их нет? Куда важнее показать красивую картинку.

Сегодня однозначно можно говорить о том, что официальный Киев явно проигрывает многомесячную PR-войну. Особенно на внешних рынках. Парадоксальность ситуации заключается в том, что сам по себе подобный показательный процесс весьма полезен. Как доказательство того, что старые правила все-таки можно менять. И что даже самых больших политиков/бизнесменов/чиновников можно делать субъектами банального криминального преследования. Но вот формат процесса, его предварительные итоги, а также каждодневная визуальная картинка получаются совершенно бессмысленными.

Положим, Тимошенко получит некий тюремный срок и будет отстранена от участия в реальной политике. И что это дает в среднесрочной перспективе? Только сплошной негатив – на фоне плохого провластного PR-а обязательно начнется мощная протестная консолидация. Дополнительно хорошо поддержанная внешними спикерами, медиа и политическими группами.

С другой стороны, команда Тимошенко – и это тоже факт - вбивает гвоздь за гвоздем в судебную систему Украины. Возможно, у них тактика такая – «нужно все окончательно разрушить или выдать за тотальный абсурд». А уже после создавать что-то новое, более действенное. Отсюда и проистекает крайнее пренебрежение к процессуальным нормам и крайнее неуважение к самой идее судебных разбирательств.

Не буду лукавить, суд у нас действительно часто выглядит слишком ангажировано, чтобы безусловно доверять его решениям. И неважно, чем вызвана подобная ангажированность – административным давлением или денежными взносами. Но такова наша сегодняшняя система. И опять же без лукавства – «преимуществами» данной системы (когда решения можно продавить или купить) пользуются все сильные мира сего. И сегодняшние, и вчерашние, и позавчерашние. Систему, может быть, и можно поменять, но вряд ли это сделаешь через ее максимальную дискредитацию.

Однако очередной «парадокс Тимошенко» кроется в том, что она не хочет менять правила системы. Она просто сегодня не имеет рычагов для давления на суд. Административных рычагов, прежде всего. А потому пытается разыграть спектакль с недоверием. Но уже завтра, получив эти пресловутые админвозможности, она захочет сохранить все особенности нынешней судебной системы Украины в неприкосновенности - чтобы иметь возможность получать нужные решения в любом количестве и в любое время.

Так о чем идет сейчас спор? Разве ж это не риторическая истина, что любая власть у нас, увы, пытается использовать судебную систему сугубо в качестве личного репрессивного инструмента для достижения ситуативных целей. И что мы имеем на выходе? Правильно. Только очередной репутационный ущерб для Украины. Нам ведь очень нужна репутации страны-клоуна. Так, явно сырой процесс, плохо поддержанный информационными программами – резко снижает возможности для официального Киева на внешних рынках. Нарастает скептицизм. Начинают доминировать уничижительные оценки наших перспектив. Падает капитализация вполне конкурентных отраслей и вполне конкретных национальных компаний. И это ведь только начало.

Психоэмоциональное восприятие данного суда – а оно, во-первых, сильно гипертрофировано; во-вторых, искривлено – оказывает сильное влияние на коммуникации официальных представителей власти. И резко тормозит возможные совместные проекты в глобальном и локальных смыслах.

На внутреннем рынке обыватель понимает, что суд нужно не уважать и не воспринимать как инстанцию, которая имеет право устанавливать истину. А значит, теряют смысл сдерживающие правила. Начинают доминировать «беспредельные» начала.

Почему же стороны все-таки согласились разрушить остатки судебной системы ради достижения локальных политических целей? Без ответа. Потому рациональных ответов в данном случае быть не может. Вопрос второй: почему процесс над Тимошенко не был облагорожен адекватной информационной программой? Без ответа. Иначе придется говорить о профессиональных компетенциях вполне конкретных людей. Вопрос третий (или вечный): чего хочет сама Юлия Владимировна? Ответ в данном случае простой – она хочет войны. Всех против всех…

Суд над Тимошенко