Примите участие
в розыгрыше
экшн-камеры Участвовать
Приз
СпортLady

/Блоги - Новости шоу-бизнеса

Бойтесь своих желаний

3.3т

Бойтесь своих желаний.

Пока меня совсем в порохоботы не записали, расскажу небольшую историю, не касающуюся наших сегодняшних проблем.

Детство мое прошло на крайнем севере в Якутии, где телевизора не было, зато были морозы под 60 и постоянные простуды. Поэтому были перечитаны все книги и подписки журналов. Особенно уважался "Вокруг Света". Вот он + "Робинзон Крузо" сформировали дикое желание проехать по всему миру, исследовать моря и океаны и с каким-нибудь надежным другом оказаться на необитаемом острове, вести интересные беседы, купаться в теплом море, ловить рыбу и питаться неизвестными мне, но наверное, очень вкусными кокосами и бананами.

В том возрасте девочки не имели никакой ценности, поэтому им места в мечтах не было. Среди вечной мерзлоты это казалось несбыточным. Кто же знал что мечта осуществится, но немного по-дебильному…

Когда я заканчивал девятый класс в Симферополе, мои родители вдруг осознали что жить в Крыму очень дорого, а честно зарабатывая на жизнь не хватает. Другого варианта, как снова поехать за длинным северным рублем они для себя не видели. Так я второй раз оказался на том же самом месте - в Якутии. Ну вы понимаете, 16 лет, друзья, компания, выстроенная жизнь, ведущий дискотек и вдруг - бац и тебя самолет переносит за 9 000 километров на южный берег Моря Лаптевых…

Был конфликт, но подчиниться пришлось. Чтобы не находиться дома, которого, к слову, там еще и не было – жили по знакомым, я в первый же день попал к геологам. Вернее даже к геофизикам. Физика мне всегда нравилась, геологи – романтика, получается геофизики – это просто выше крыши нашей бани. В первый же день на севере я пришел домой постриженный налысо, в длинных болотных сапогах и объявил, что я на все лето уезжаю в тундру проводить геофизические исследования. Родители, уставшие от конфликта, перекрестились и спорить не стали. И на том спасибо. Хорошо хоть сестричка поняла.

О том, что нужно будет делать, сказали кратко – будете вести сейсморазведку. Знающие люди сказали что это супер, мол если бы попал в магниторазведку, тебе бы дали тяжеленный рюкзак с прибором, сняли металлические часы и ты бы с тем рюкзаком проходил бы по 10-15 км в день по заданному маршруту в тундре. Но для меня это было не главное, потому что кроме романтики, можно было покататься на вездеходе (а может даже дадут поводить), и как полноценному члену коллектива кроме питания положены были сигареты. С собой в тундру на 2 месяца мы взяли их два больших фанерных ящика: один "Черноморские" без фильтра, а второй с фильтром, кубинские "Партогас". Т.е. для 16 лет все было просто супер. Погрузив оборудование в палатки на полозьях мы прицепили их к вездеходу и отправились навстречу приключениям.

Романтика начала испаряться практически сразу, как только я очутился в чреве этого манящего вездехода. Он назывался ГТТ (Гусеничный Тяжелый Тягач), весил 8 тонн, периодически "разувался" (терялась одна из гусениц) почему-то именно в болоте. Тогда приходилось выпрыгивать прямо в болотную жижу, искать там гусеницу, руками тащить ее, надевая на звездочку. Конструкторы, изобретавшие это чудо бездорожья, очень ненавидели людей. Настолько, что огромный ревущий дизельный двигатель от МАЗа они поставили прямо в кабину. Если вы посмотрите на фото, что я прикрепил, то увидите что между сиденьями водителя и пассажира стоит такая прямоугольная коробка. Это не столик для милых перекусов, как можно было подумать и даже не поле для битвы в преферанс, это страшно вибрирующий металлический кожух зверского мазовского дизеля. Как только человек оказывался в кабине и включался двигатель, мир приобретал только визуальную составляющую, потому что другие звуки переставали существовать. Даже если тебе орали прямо в ухо, ты не мог услышать вообще ничего.

При этом вездеход, естественно, ехал не по дороге, потому что их там нет, а прямо по кочкам вечной мерзлотыЮ и его нехило так шатало. Качка в вездеходе не сильно отличается от ощущений шторма, только в ней нет никакой закономерности и подготовиться к приходу "волны" не получается. Как известно, в шторм, тех, кто имеет морскую болезнь, а это - я, укачивает. Первый признак - это сонливость. Особенно когда ты ничего не слышишь и легкая дорожная беседа не может прогнать наваливающийся сон. Зато сон очень прогонял удар головой о железки, из которых нутро этого вездехода состоит. Вот тут я в 16 лет понял, почему все танкисты носят мягкие шлемы. И зачем водитель надел такой же. Но было уже поздно, в тундре купить шлем было негде. Поэтому цикличность образовалась сама собой: закрывающиеся веки-проваливание в сон - удар головой об шпангоут - пробуждение, затем следующая итерация. За первый день пути голова превратилась в шишковидную структуру и набрала некоторую мозолистость.

Правда у этого вездехода был один хороший момент – его водитель. Вечно чумазый, с ослепительной белой улыбкой, как герой фильма "Три поляка, грузин и собака", в шлеме, настоящий военный танкист по имени Юра. Он знал это чудовище, как свои пять пальцев, легко чинил всякие неисправности и знал массу разных веселых историй, который он травил, конечно, вне вездехода.

Через какое-то время все вошло в привычку, остановка в болоте уже не казалась катастрофой, мы легко тащили на себе тяжеленные гусеницы. Стучали в вечную мерзлоту специальной кувалдой с датчиком, а отражающийся от золота, находящегося глубоко под землей, сигнал фиксировала геофизическая полевая сейсмостанция "Талгар" и записывала все на бумажную ленту, как кардиограмму. Мы по очереди несли кухонный наряд, готовили кушать, стирали и купались в ручьях, ловили хариусов, в общем все было прекрасно. А еще мы коллективным разумом придумали, как ускорить процесс, немного доработали гаджеты и перевыполняли план в три раза, а это соответственно, и зарплата в 3 раза больше. Оплата-то сдельная!

Вот в таком приподнятом настроении поехали мы вдвоем с Юркой размечать новые территории, которые нужно было "отстучать" в последние две недели августа и завершить сезон. Обычно всегда с собой брали рацию, а тут как-то упустили этот момент, обнаружили уже в пути. Решили не возвращаться. Мы же тут "недалеко". Закончив работу и поставив последнюю вешку, Юра потянул левый рычаг на себя, но вездеход почему-то повернул вправо и начал крутиться на месте.

Неприятность. Но с Юркой я уже не боялся ничего. Он-то всегда обуздывал эту шайтан-арбу.

"Шлицевая обошлась" - сказал Юрка. Я ничего не понял. Но по тону было понятно, что дело серьезное. "Шлицевая" оказалась небольшой такой деталькой, которая передавала вращение на звездочку, которая уже в свою очередь тянула собой гусеницу, обеспечивая движение. Старая шлицевая износилась и проскальзывала, поэтому одна гусеница была безжизненной и ГТТ крутился на месте. Покопавшись в ящике со своим железным хламом Юрка просиял даже через вечную маслянную маску на лице:

- Есть шлицевая! Новая! Теперь нужно только ее поставить.

В мастерской с краном эта операция заняла бы от силы пару часов. Но мы понимали, что так быстро мы не отделаемся.

- План простой. Вытаскиваем главную передачу, ставим шлицевую и едем домой. Что думаешь? Спросил Юрка. Ну, а что я мог думать? Он танкист и старше меня. Конечно я согласился.

Был конечно второй вариант, идти на базу, как-то вызывать помощь. Но страшно не хотелось. Во-первых, это несколько десятков километров, во-вторых, по пути несколько болот и линз, в которых можно абсолютно неожиданно для себя быстро утонуть, во вторых компас был только стационарный в вездеходе, а смартфон с гугл картами я дома забыл )) во сне. Да и потом помощь можно было бы ждать долго, пока пришлют кого-нибудь, а наши все уже рвались получить зарплату, и по домам. Поэтому решено было чиниться самостоятельно.

В первый день мы пробовали вытащить главную передачу. Главная передача это такая огромная коробка передач, которая находится у этого монстра там, где у нормальных машин находится двигатель. Юрка быстро ее открутил, мы обвязали ее тросом, просунули в него лом и попытались поднять. Чо-то не получалось. Как все люди, которые читают инструкции во вторую очередь, мы заглянули в главную вездеходную инструкцию. Вес этой коробки передач оказался 700 кг. Лом гнулся, мы натужно пробовали, но поднять не смогли. В таких попытках прошел первый день. Он научил нас, что надо сначала думать.

Во второй день мы хорошо подумали и решили делать рычаг, как древние строители пирамид. А нужно сказать, что в тундре деревья не растут, только карликовые, но они совсем карликовые.

Однако в руслах ручьев, похожих на овраги, росли достаточно большие деревья – лиственницы. Очень крепкое дерево. По карте от нас в паре километров как раз был ручей. И за день мы срубили две большие лиственницы и с трудом дотащили их до раненого вездехода. Сил больше ни на что не было.

Тут надо сказать, что организм начал давать знать, что было бы неплохо его хорошо покормить. Да и холодать стало, небо затянуло плотным туманом, пошел снежок. Все таки конец августа – арктика. Еда у нас с собой была. Не помню точно сколько, но пару-тройку банок тушенки + буханка черствого хлеба. В общем мы рассчитывали продержаться смело дней 5, за это время мы должны были точно починиться. Естественно, что еду мы распределили на эти пять дней.

На третий день мы начали сооружать рычаг. Прикрепив один ствол проволокой к борту вездехода и гусенице, мы сделали из цепи петлю, которую закрепили за самый кончик дерева. В эту петлю, мы вставили второе дерево. Получилось что-то типа деревенского колодца-журавля. Деревья были страшенно тяжелые, поэтому ушел весь день. Больше сил не было ни на что. Легли спать с обещанием завтра точно вытащить эту чертову коробку.

В четвертый день мы попытались накинуть тросик которым была обвязана коробка на конец рычажного дерева. Для этого Юрка поднимал его огромный комель – противовес рычага, а я прыгал с крыши на рычаг и пытался своим весом его склонить к капоту и накинуть тросик. Получалось плохо.

На пятый день, мы поняли, что если не удлинить тросик, то при существующих параметрах рычага, нам зацепить его на рычаг не удастся. Сказано-сделано. Удлинили. Юрка поднял, я прыгнул с крыши, тросик зацепился за рычаг. Класс! Осторожно чтобы ничего не сломать, мы начали вдвоем опускать противовес и, о чудо! Наш план сработал. Семисоткилограммовая коробка легонько так вышла со своего места и поднялась в воздух. Но из-за удлинения тросика, еще сантиметров 5 коробки находилось в капоте и упиралось в стенку не давая развернуть нам рычаг чтобы вытащить ее наружу. В висячем состоянии ремонт шлицевой было делать очень опасно. Сели думать.

На шестой день решили копать яму под противовесом рычага, чтобы задрать его повыше. Вы думаете что вечная мерзлота это такая красивая аллегория? А вот и нет. Выглядит это так – снимаешь слой мха, а там лед с грязью, на много метров вниз. Но хорошо, что у нас были инструменты и лом, и топор, и лопата. За несколько часов выкопали приличную яму, теперь рычаг опускался в яму, коробка поднялась над бортом вездехода. Победа. Но чтобы отвести рычаг в сторону, пришлось копать целую траншею во льду, в метр глубиной. На это ушел и седьмой день тоже.

Тут, надо сказать, погода испортилась окончательно. Стоял густой туман, низкая облачность и периодически сыпал снег. Нас искали. Мы слышали, как пару раз пролетал вертолет. Мы разжигали заранее набранную в ведро солярку, но видимости не было вообще, поэтому нас не увидели. Кушать хотелось очень. Выручали ягоды, благо их там немеренно. Но хотелось не десерта, хотелось именно первого, второго и компота.

Иногда мы хотели все бросить и идти к своим, но проделанный к починке вездехода путь, не отпускал. Казалось что вот-вот и поедем.

В конце седьмого дня, коробка лежала на земле, это была маленькая победа. Теперь мы были самыми большими специалистами в мире по вытаскиванию тяжелых железяк в полевых условиях. Назад мы могли теперь ее закинуть за 10 минут.

Юрка быстро раскрутил крепление шлицевой, вытащил изношенную, на ее место поставил новую. И тут нас ждал очередной сюрприз от советской промышленности. В новой детали размер отверстия под болты оказался на несколько десятых частей миллиметра меньше, и болты туда никак не входили. С каким бы остервенением мы бы их туда не впихивали. Понятно что в мастерской это проблема ровно на три минуты, но у нас не было ни сверла, ни даже напильника. Казалось – все, тупик. Но организм в таких условиях начинает работать как-то быстрее, и это касается и мозгов тоже. Из приемлимых инструментов у нас оказался только заточенный палец, это такой металлический цилиндр, которым между собой скрепляются траки гусеницы. Вот им и кувалдой мы пытались разбить-расширить четыре отверстия в сантиметровой стальной пластине.

Чтобы не утомлять сразу скажу, у нас это получилось. Но заняло два дня непрерывного долбления металла об металл.

На девятый день мы были очень уставшие, присыпающие в любых позах, но очень счастливые. Нам оставалось только поставить коробку на место, а для этого у нас уже была вся необходимая система: рычаг из бревен, траншея и коробка с новой шлицевой. Мы уже предвкушали как успеем на обед! Но хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах…

Коробку мы закинули за десять минут. Еще полчаса заняло прикручивание и проверка, заливка масла. Я собирал наши пожитки, раскиданные по тундре, откручивал основу рычага, а Юрка пытался завести вездеход. Но почему-то у него это получалось плохо. Чудовище не заводилось. И тут нас подвела осторожность, мы так хотели домой, что напрочь перестали думать. И просто тупо крутили стартером двигатель. Он чихал, даже дымил белым дымом, но заводиться упорно не хотел. И лишь когда стартер практически перестал крутиться, и сели аккумуляторы, мы включили мозги. Решили спать и завтра разбираться с проблемой.

Десятый день принес нам ответ, почему же не заводился двигатель. Оказывается за долгие годы ежедневной эксплуатации этого чудо-вездехода и от постоянной смены температур у него в баках накопился конденсат. Который за эти дни опустился вниз и вошел в топливную систему. Фактически в цилиндрах двигателя и насосе высокого давления была вода. Чтобы удалить ее оттуда, пришлось полностью разбирать двигатель. Надо сказать, что я вообще первый раз в жизни участвовал в разборке двигателя внутреннего сгорания. Телевизор то я мог разобрать с закрытыми глазами, а вот с ДВС я был девственником, но с Юркой, я ничего не боялся.

Полностью разобрав белоруское сердце нашего ГТТ, мы очистили его от воды и заправили чистой соляркой. Теперь нужно было только собрать и ехать домой.

На одиннадцатый день собрав двигатель мы попробовали его завести. Сделав пару жалких оборотов, стартер остановился не успев вдохнуть в мотор жизни.

Это был самый сложный момент. Тупая ситуация. Мы имели полностью исправный вездеход, но не имели возможности его завести. У нас не было даже особо сил чтобы идти назад. Да и успех этого мероприятия был бы сомнительный. Вездеход на гусеницах с толкача не завести.

Тупик. Так прошел день.

На двенадцатый день мы решили не сдаваться и придумать как завести ГТТ.

Идея казалась проста, каким то макаром раскручивать вал двигателя, то, что собственно делает стартер. Мороза еще не было, по идее требовалось не так много усилий чтобы запустить дизель.

Но как прокрутить вал? Рукой нереально. Мы попробовали наматывать веревку на вал и с силой разматывать ее. Но наших сил не хватало.

Как пришла рабочая идея я уже не помню, это было полубредовое состояние. Идея была проста и элегантна. И помочь в запуске двигателя должен был сам ГТТ. Он же тоже не хотел остаться там с нами навечно.

Короче говоря, мы скрестили над вездеходом два ствола дерева из которых сооружали рычаг, укрепили. Их вершины сходились как раз по оси вездехода, оттуда мы спустили вниз тот самый тросик, на котором вытаскивали главную передачу и намотали ее на кардан. Передняя часть вездехода поднималась на гидравлическом ручном домкрате, где-то на полметра, затем подставлялась деревянная чурка, упиравшаяся в твердый лед вечной мерзлоты, а домкрат убирался. Укрепленный к концам деревьев тросик в натяжку наматывался на кардан. Затем резким ударом лома чурочка выбивалась и выскальзывала по намазанному солидолом дну вездехода и ГТТ падал вниз. Тросик натягивался и раскручивал кардан. Расстояние было небольшое, но пару оборотов кардан делал. Успеха это не принесло. Но у нас все равно не было другого выхода, поэтому мы повторяли этот процесс, раз за разом.

Стемнело. Кончился полярный день и уже была отвратительная погода.

Тринадцатый день. Мы не разговаривая друг с другом, просто тупо делали одно и тоже: подъем вездехода, установка чурочки, намотка троса, выбивание чурочки. ГТТ чихал, кашлял, плевался дымом, но не заводился.

Я не знаю сколько прошло итераций, но ориентировочно на четвертом десятке, он вдруг завелся.

У нас не было сил, чтобы даже просто обрадоваться и как-то выразить свои эмоции. Мы, как роботы, сели в вездеход и поехали в лагерь.

Там уже конечно был большой кипиш, наших, кроме двух человек,, уже никого не было, их забрали в партию. Зато были два вездехода, которые нас искали совсем не там, где мы были, и они как раз завтра собирались ехать в правильный квадрат. Нам попытались было вставить пистон за рацию, но так как разговаривать с привидениями сложно, то просто слегка покормили и положили спать. Так мы и спали в палатке, которую зацепив к вездеходу тянули в поселок. И даже кочки не мешали.

Мы получили какую-то приличную зарплату, уже не помню сколько. Я пошел учиться в десятый класс, Юрка вроде уехал к себе домой в Казахстан.

Вот такая вот история. Я это к чему – аккуратнее с желаниями. У меня вот детская мечта робинзонады исполнилась. Я даже про Крым писать, как обычно, не буду.

Просто радуйтесь тому что есть.

Читайте все новости по теме "Блог о жизни" на OBOZREVATEL.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги