Обо всех не скажу. Чего не знаю, того не знаю. Буду о себе.

Зарплату повысили. Теперь, если Рада продержится ещё 2 года, я успею компенсировать те убытки, которые были при зарплате 4800, полностью уходившей на доплаты за гостиницу и проезд, а помощники с офиц. ставкой 2400 уже были моей заботой. Итак, в целом могу выйти на нуль, хорошо, что ещё умею проводить семинары и что что-то осталось от прошлой жизни.

В гостинице мой номер — на 18 этаже. Говорят, что сверху — прослушка, поэтому по телевизору нормально можно смотреть только 5-6 каналов, а с каким жутким качеством я смотрел Евро по каналу "Украина" — врагу не пожелаешь. Шустера не ловит вообще, Ньюс 1 — крайне редко.

Телефонная связь отвратительна по той же причине. Говорить можно не более минуты подряд, и то или с балкона, или из туалета, причём точка успешной связи постоянно меняется. Не знаю, что там ОНИ в таком случае слушают: говорить-то всё равно невозможно.

Интернет в этих условиях — сплошная проверка нервной системы: и то, как долго грузится, и то, как внезапно исчезает. Ещё хуже, чем в поезде.

Кстати, о поезде. Ездить туда-сюда надо каждую неделю, но в фирменном поезде я задыхаюсь в душном купе — там топят, похоже, круглый год. В Интерсити же отдых (а просыпаться, чтоб успеть, приходится совсем рано) зависит исключительно от того, есть ли в вагоне крикливый ребёнок. Если да, то не спит весь вагон. Я однажды взмолился — тут же возникла пропавшая было проводница (она выспалась: для её отдыха условия созданы) и возопила, что ребёнок же маленький. После такого морального поощрения папа стал щекотать дитё, провоцируя визг, уже специально.

В буфете Рады еле успеваю поесть. Журналисты выжидают до перерыва, хотя могли бы покушать в любое другое время — трансляция есть прямо в буфете, но им хочется только вместе с депутатами. Когда подходит очередь, тут же объявляют, что пора в зал. Приходится или опаздывать, или сидеть голодным, или убегать, пока идёт долгое обсуждение и не надо голосовать.

Бомжей-попрошаек между гостиницей и Радой — больше, чем на вокзале. Они прикормлены ещё прежними созывами и меньше 100 не берут. Не дать — себе дороже: начинают орать, что жирная депутатская сволочь думает только о себе, а не о народе.

Вот как раз моральный ущерб — самый ущербный. Для пришедших под Раду любой депутат — последняя скотина по определению уже просто потому что депутат. Редко начинают разбираться, кто и как голосует: Все вы там одинаковы, жируете на наши деньги.

На округе не особо различают депутатов местных советов и Верховной Рады. Пока местные заняты высокой политикой, от депутатов Рады требуют и крыши, и дороги, и вообще любые ремонты, или просто банальную матпомощь. Видеть при этом хотят не помощника, а лично: Всё равно вы все там в Киеве ничего не делаете, только зарплаты себе понаворовали [да, именно так: зарплаты — понаворовали!], а о нас, простых людях, о народе думать не хотите.

Нужно очень любить и Родину, и народ, чтобы, честно работая в таких условиях, снова идти в депутаты во имя самовыражения. Я уже немножко самовыразился и чувствую в себе недостаток такой теоретически бескорыстной любви. Может, нужен профсоюз защиты депутатов? Понимаю, что цирк, но жаловаться некому. Мы — адресаты всеобщих жалоб, но не потенциальные авторы ещё и жалоб от себя лично.

Да и самовыражение выходит очень специфическое — всё решает МВФ (и оппозиция прекрасно это знает: став властью, она сама это подробно расскажет), а депутаты постоянно меняющейся коалиции (в ней быть всё меньше желающих) просто отданы на поругание широкой общественности.

А 5-6, которые всё равно всё решают, что недорешал МВФ, для поругания мало? Надо именно 450?

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги