УкрРус

Потери России сопоставимы с потерями в Афгане

89.7т

События последних двух месяцев явственно показывают несколько важнейших аспектов деятельности государственного аппарата Украины, которые несут наибольшую и теперь – непосредственную опасность. Совокупность данных, которые можно извлечь из открытых источников, указывает на то, что те планы масштабного вторжения, которые безусловно разработаны Генштабом ВС РФ все больше не соответствуют текущему моменту и осуществить их уже практически невозможно.

Собственно говоря, изменилось буквально все. Изначально планировалось использовать три крупные группировки российских войск, для осуществления вторжения. Первая уже частично развернута в Лугандоне, вторая окопалась на нашей северной границе и конечно же, предполагалось использовать группировку, которая создана на территории оккупированного Крыма.

Собственно говоря, крымская эпопея, кроме всего прочего, имела еще одну смысловую нагрузку – демонстрировать милитаризированный, перенасыщенный оружием "непотопляемый авианосец". Но именно этот фокус уже не получился. Практически каждую неделю, приходят сообщения о все новых эшелонах с боевой техникой армии США, Бундесвера и других стран НАТО, которые прибывают в страны Балтии.

Наши читатели из Литвы сообщают некоторую численность уже находящихся только в Литве сил и это уже больше того, что Россия смогла согнать в Крым. А ведь есть еще Латвия, Эстония и Польша, куда тоже идет поток войск. Но самое интересное то, что ответственные за оборону лица в США считают, что нынешнее количество войск – абсолютно недостаточно. Из этого можно сделать вывод, что в противовес "непотопляемому авианосцу Крым", создается сразу несколько таких авианосцев на северном фланге РФ.

По любому военному раскладу, россиянам надо будет как-то реагировать на это и укреплять северное направление. А это значит, что мечты о блистательных блицкригах – канули в Лету. Кроме того, любой план боевых действий имеет некие временные рамки или хронометраж мероприятий.

К нему привязываются необходимые силы и средства, а из всего этого выплывает итог, можно ли теми средствами, которые имеются, достичь поставленных задач. Если получается отрицательный ответ, то из этого вытекает две возможности: либо нарастить группировку до нужного размера, либо отказаться от реализации всего плана.

Так вот, сам хронометраж базируется на расчетном темпе продвижения войск с овладением коммуникациями противника и поражением его сил и средств. В свою очередь, этот темп зависит от плотности обороны и стойкости войск противника. Понятно, что темп находится в обратной зависимости от возможностей противника.

Грубо говоря то, что российские войска могли сделать наличными средствами за две недели, теперь представляется невозможным за два-три месяца или невозможным в принципе. Понятно, что план – одно дело, а его реализация – другое, а иногда – совсем другое дело. Вот именно на такой случай, если ударная группировка увязнет в позиционных боях, командование обязано предусмотреть существенные резервы, которыми можно перевесить ситуацию. Но с 14 года ситуация безвозвратно изменилась. Полагаем, что командование ВС РФ никак не могло предположить фактическую численность потерь личного состава.

Об этом мы недавно писали и подробно останавливаться на этом не будем, но примерно за год войны в Лугандоне, потери стали сопоставимы с потерями СА в Афганистане. Такое вряд ли могло закладываться в планы боевых операций.

Второй важный момент – война в Сирии. Туда оттянуты боеспособные подразделения, а характер боевых действий и потери – требуют резерва и для этого ТВД, ну и как мы отмечали выше, на северном фланге формируется такой железный кулак, который становится все большей проблемой для Москвы.

Третий важный момент, плотность, качество и стойкость украинской армии уже никто не сравнивает с тем, что было в 14 и даже 15 годах. Это подтверждает уже сам противник и приходит к выводу, что момент решения "украинского вопроса" — утерян. Ситуация кардинально изменилась.

Все это говорит о том, что генштабисты обязаны вносить поправки в свои планы и существенно снижать темп проведения боевых операций, с одновременным увеличением плановых потерь. Все это на фоне все большего ограничения резервов. Грубо говоря, пора блицкригов прошла и наступило время борьбы ресурсов. И если раньше задачи ставились по захвату новых территорий, то теперь мы уверенны, генштаб ВС РФ уже рисует и оборонительные планы.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Блоги" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги