Фокус с Трампом не удался, и Путин вернулся к своей идее – добивать Россию своей бурной деятельностью. Поскольку друзей категорически не хватает, российский диктатор взялся за восстановление прежних – из имперского прошлого и неудавшегося будущего, слетав на днях в Казахстан, Таджикистан и Кыргызстан, поговорив по телефону с президентом Туркменистана. О том, что творит Александр Лукашенко, он уже знает. Будущее России туманно, пишет Олег Панфилов для "Крым. Реалии".

Обычные россияне – люди незадачливые, любят вождя, любят слушать слова вождя и беспрекословно выполнять все его заветы. По команде сверху несколько месяцев они беззаветно любили кандидата в 45-е президенты США Дональда Трампа, тратя на него все чувства, оставшиеся после любовного соития с собственным президентом. Трамп был надеждой, путеводной звездой в светлое будущее России, а после инаугурации оказался непорядочным – до сих пор неясно, какие слова он произносил и какие лицевые мышцы использовал, что у россиян появился странный рефлекс дотоле неведомый – любить "пиндосов".

Еще никогда в России так не жаждали нового президента США, как Дональда Трампа. Его ждали как обещанное когда-то коммунистами "светлое будущее", как того, которого 93 года зовут "живее всех живых". Дональд Трамп должен был поставить точку на моральных мытарствах россиян и сказать: "Россия – великая наша держава", или что-то вроде этого. Успокоить жителей огромной страны, подбодрить, уверить их в неизменности правильного пути, который выбрал их вождь в деле строительства еще одного "светлого будущего". Все пошло насмарку – Трамп ничего такого не сказал, а наоборот – стал вести себя как все другие президенты, то есть не замечать РФ и даже слегка иронизировать.

Что в этой ситуации остается делать Путину? Путь самый простой и кардинальный – разрушить собственную автократию и начать наконец строить демократию. Восстановить независимые СМИ, разогнать Государственную думу и сослать особо упитанных на тыловые работы в сельское хозяйство, принять в Кремле и обнять Касьянова, Навального и поцеловать Яшина, повысить пенсии, понизить налоги. В общем, практически все, что сделал когда-то Саакашвили в своей маленькой и гордой стране, а теперь настаивает, чтобы то же самое сделали в Украине. И еще – отказаться от звонков Ким Чен Ыну, младшему Кастро и Башару аль-Асаду. Вывести войска из всех созданных Россией сепаратистских территорий, приехать в Киев и, встав на колени, попросить прощения у украинцев. Обернуться в сторону Крыма и громко сказать на крымскотатарском – "sagl?qnen qal?ñ?z, bag?slamaq"

Не смейтесь, это только мои предположения, что можно было сделать, чтобы Путина признали в США и в Европе как равноправного демократического лидера. Понятно, что этого не будет, потому что так просто не может быть: и Путин никогда пьяным не будет дирижировать военным оркестром в Берлине, у него другое понимание демократии – как у Сталина. Поэтому Путин будет делать то, что он и хотел с самого начала, чего от него ждали товарищи по КГБ, советские генералы российской армии и весь российский народ, воспитанный в советских традициях вождизма. Путин продолжил начатое 17 лет назад дело – делать вид, что он что-то делает.

Круг возможностей у Путина сужается с каждым днем. Ближайший друг, партнер и соратник Александр Лукашенко совсем от рук отбился – начал смотреть в сторону Европы. Он позвал в гости президента Грузии, чтобы наговорить ему много приятных слов о будущих отношениях – и это с той самой страной, которая уже одной ногой в Евросоюзе и двумя ногами в НАТО. Для Кремля Грузия при Саакашвили была неприемлемой, при Иванишвили она стала европейской – неприятность, которую Путин совсем не предвидел. Теперь у Кремля остались Армения на Кавказе и парочка-тройка друзей в Центральной Азии. Партнерами эти страны назвать сложно, скорее они вынужденные друзья: Кыргызстан и Таджикистан кормятся за счет гастарбайтеров, работающих за гроши в России, Казахстан осознает незащищенность границ и алчность русских патриотов, считающих казахские степи "исконно русскими".

После полного разочарования Трампом и результатов мониторинга "Медиологии", Путин опять стал самым упоминаемым в российской пропаганде, а американский президент, скорее всего, опять станет изгоем: в феврале Путин упоминался в 153 803 политических и финансово-экономических материалах СМИ, а Трамп – всего в 142 932. Если бы в России СМИ были свободными, то исследования на самом деле показывали бы реальную картину, но у пропаганды свои законы и финансирование из одного источника. То, что упоминали Трампа – результат желания, а не реальности. Сколько из Кремля сказали писать, столько и писали, к общественному мнению эти результаты не имеют никакого отношения, хотя и близки, поскольку население России последние 17 лет живет пропагандой.

Что делать в этой ситуации, когда Трамп не ответил взаимностью, Европа продолжает вводить санкции, мировые лидеры игнорируют Путина? Единственная возможность – продолжить начатое дело – строить "русский мир", но уже в условиях жесткого финансового кризиса. Вначале российский президент слетал в Алматы, покатался на лыжах и побеседовал с Нурсултаном Назарбаевым, заверив, что "за последние 25 лет двум странам удалось выстроить образцовые отношения". В ответ Назарбаев тоже сказал любезность: "Россия для нас остается партнером номер один как в политике, так и в экономике". Затем Путин полетел в Душанбе, обнялся с Эмомали Рахмоном, вручил ему орден православного святого Александра Невского, пообещал вернуть изгнанных 200 тысяч гастарбайтеров. В ответ был накормлен пловом и обещаниями дружить вечно, как это отметил Эмомали тогда еще с фамилией Рахмонов, в ноябре 1992 года, когда его с легкой подачи Кремля назначали властителем Таджикистана: "Весь Россия бил за мной".

Потом Путин полетел в Бишкек, где ему подарили скакуна, но в ответ спросили, когда он уберет российскую военную базу из аэродрома Канта. Путин поставил условия и пообещал дать еще денег. В телефонном разговоре с туркменским президентом он посетовал на занятость и невозможность залететь в Ашхабад. Про Узбекистан в официальных сообщениях вообще почему-то не упоминалось. По крайней мере три центрально-азиатские страны заверили Путина, что продолжат разделять судьбу России, на Кавказе единственным другом осталась Армения, в европейской части постсоветского пространства уже никого.

С остальными недругами по бывшему Советскому Союзу Путин решил разбираться особо, опять активизировав огрызки "русского мира", а также сепаратистов. С начала 1990-х годов все эти непризнанные или частично признанные за российские деньги спокойно тратили бюджет, не заработанный самостоятельно, а присланный из Москвы. Пока у Кремля были деньги, особо никто не беспокоился – бюджет пополнялся, взамен марионеточные власти клялись в вечной любви Путину. Теперь ситуация поменялась – денег уже нет, а любви Путину все еще хочется. Сами сепаратисты за 25 лет столько наговорили, что назад в Грузию, Молдову или Азербайджан уже боязно возвращаться.

Вот эту боязнь Путин и решил использовать бесплатно. В Абхазии грядут "парламентские" выборы, в которых, судя по огромным спискам, депутатами хотят быть половина населения, а другая половина должна их избирать. В "Южной Осетии" готовятся к "президентским" выборам, одновременно инициируя референдум по переименованию оккупированной российскими войсками территории в "Южную Осетию-Алания". Одна проблема – средневековая Алания охватывала Северный Кавказ, современные российские южные степи, долину реки Дон и побережье Черного моря. Этногенез большинства народов Северного Кавказа связан с теми аланами, но почему именно осетины решили себя так называть, понятно только российским историкам.

В минувший четверг Верховный совет непризнанной никем Приднестровской Молдавской Республики в первом чтении одобрил инициативу правительства использовать российский триколор в качестве второго государственного флага. Марионеточные власти Приднестровья не скрывают, что это один из шагов к "воссоединению" с Россией". Чуть раньше, 20 февраля, в Карабахе был проведен референдум по изменениям в "конституцию", согласно которому теперь оккупированная территория будет официально называться "Республика Арцах", а государственное устройство – "президентская республика".

Само собой, ни в одном случае отрицательной реакции из Москвы не последовало, напротив, кремлевские эксперты и аналитика счастливы сообщить о "празднике демократии" и свободном выборе населения, забывая упомянуть, что из Абхазии и "Южной Осетии" изгнано все грузинское население, а из Карабаха – все азербайджанское. Из Приднестровья люди сами уезжают вне зависимости от этнической принадлежности, едут от нищеты и бесперспективности.

Путин отчаянно хватается за последнюю соломинку, чтобы хотя бы в собственных глазах выглядеть лидером мирового масштаба, на деле он по-прежнему хранитель воровского общака из отнятых территорий. Москве никогда не было дела до судеб беженцев, которых за 25 лет после развала СССР уже несколько миллионов только в результате сепаратистских войн. В "большой мир" Путина уже не пустят, он будет перетасовывать сепаратистов и надувать щеки, пока от него не уйдут остатки "друзей". Поскольку Путин сам уходить не хочет, будущее части постсоветского пространства будет следовать старому мифу о "старшем брате", пока денег поддерживать братские отношения уже не будет.

Читайте все новости по теме "Блог о событиях в мире" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости