Надежда Савченко и матери удерживаемых в России украинских заложников могут сколь угодно долго голодать у администрации президента Украины. Они могут даже там умереть. Судьбы украинских заключенных это все равно не изменит – разве что некоторые из них лишатся близких. И именно поэтому призывать родственников заключенных к голодовке – это политическое шарлатанство. Эти люди, в отличие от Савченко, не имели ни депутатского статуса, ни места в ПАСЕ, ни показательных процессов. К их судьбе и здоровью не приковано внимание международной общественности. Родственники – все, что у них есть, пишет Виталий Портников для newsru.ua.

Могут спросить – а как же иначе давить на украинское руководство? Но вопрос нужно ставить совершенно иначе: а зачем вообще на него давить? Может быть, ребят, которые находятся в заключении, удерживает Порошенко? Нет, их удерживает Путин. И будет удерживать ровно столько, сколько посчитает нужным. Украинские голодовки интересуют российского президента в последнюю очередь.

Нельзя строить политические планы и проводить акции в отрыве от реальности. Уже приходилось писать, что причина военных поражений Украины – в равнодушии большинства наших граждан к государству и его обороноспособности. Не было бы этих 25 лет равнодушия, не было бы веры в российских "братьев", которые никогда ничего не сделают нам плохого – Путин бы и не сунулся. Над Симферополем и Донецком по-прежнему развивались бы наши флаги, а не знамена врага, не было бы никаких военнопленных и заложников. Но они уже есть. И тут вступает в дело совсем другое равнодушие – российское.

Россиянам – и власти, и обществу – традиционно наплевать на своих. Фразу "бабы новых нарожают" можно вывесить на въезде на территорию Российской Федерации – чтобы гостям было понятно, в какое пространство они попадают. А нам – не наплевать. Именно поэтому нам так трудно вызволять наших пленных. Потому что россиянам не нужны свои – пусть себе сидят и не рыпаются, сами виноваты.

И тут дело вовсе не в военной мощи. Государство Израиль в сто раз сильнее палестинских террористов, которые обманом и хитростью могут захватить в заложники солдата или мирного жителя. Но для спасения жизни своего гражданина израильтяне не раз отдавали врагу даже не десятки, а сотни бандитов. Отдавали убийц. Отдавали организаторов террористических нападений – лишь бы спасти своего. Но при этом нужно помнить, что ХАМАСу, обменивавшему своих активистов, они были нужны. Да, ХАМАС считает сотнями, но – считает.

Путину такой счет неведом. К освобождению заложника он может подойти, исходя из политических соображений или из представлений о собственном образе. Путин поверил, что Савченко станет для Украины "живой бомбой" – и украинская героиня отправилась домой.

Путин не хотел смерти в заключении Солошенко – и освободил пожилого больного человека. В каждом случае можно найти мотив – именно поэтому так трудно продвигается работа по освобождению пленных. Потому что нашим переговорщикам важно доказать россиянам недоказуемое – что это будет выгодно не только нам, но и им. И иногда это, к счастью, получается.

Но такая тяжелая деятельность не может быть превращена в очередной политический карнавал – даже если главной фигурой этого представления станет сама Надежда Савченко.

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости