Cтыдно быть русским, или Все это было при Путине

36.8т

В Одессе на Пастера 44 в глубине дворика есть печальные развалины. Когда-то на их месте был домик, где классик русской литературы и нобелиат Иван Бунин жил с первой женой Анной Цакни. Если бы Россия заботилась о своём имидже, то давно бы на месте этих развалин создала музей великого писателя. Но у России на это нет средств и политической воли. Зато есть деньги на вооружение Донбасса и подкидывание дровишек в костёр гражданской войны на Украине.

У меня есть товарищи с ярко выраженной проукраинской позицией и в общении с ними становится неловко. Они искренне полагают, что я как носитель русской культуры должен нести ответственность за все те бесчинства, что Россия творит на территории Украины. И мне порой стыдно за то, что я русский по духу. Пора дать свою оценку ситуации в России.

В школьные и студенческие годы я каждое лето проводил у деда в Республике Коми. Я имел возможность воочию наблюдать жизнь российской периферии в динамике. Августовским днём далекого уже двухтысячного года я пошёл в Сосногорске на почту, купил свежий номер "Советского спорта" и принялся его читать на уютных трибунах стадиона "Локомотив". А потом пришел домой. Дед и бабушка прильнули к телевизору. У неприметного человека корреспонденты спросили:

- Владимир Владимирович, что случилось с подлодкой "Курск"?

- Она утонула.

И с этого момента начался лично мой отсчёт новой эры в истории России. В том же двухтысячном году дед после полувека работы покинул железную дорогу и сосредоточился на общественной деятельности. Дед руководил дистанцией энергоснабжения и при нем предприятие было одним из лучших на Северной железной дороге. При его руководстве в энергоучастке работало 500 человек. Предприятие электрифицировало сотни километров железнодорожных путей, строило жилые дома, музыкальные школы, газифицировало отдаленные поселки и проводило канализацию. В 2010 году, спустя десятилетие правления Путина, в энергоучастке осталось работать всего 170 человек (т.е. в три раза меньше, чем в лучшие годы) и предприятие сосредоточилось лишь на вкручивании лампочек. В том же году скамейки на "Локомотиве" окончательно сгнили.

В нулевые годы дед руководил советом ветеранов отделения и ему постоянно приходили письма от стариков-железнодорожников. Я их тайком изучал, хотя смотрел фильм Авербуха и знаю, что нехорошо читать чужие письма. Так вот пенсионеры жаловались на монетизацию льгот, урезание социалки. Бабушка-дежурная по переезду где-нибудь в Выгоде Одесской железной дороги может прокормиться своим огородом, потому что юг и земля плодородная. А вот бабушка-дежурная по переезду на станции Керки Северной железной дороги не выживет без достаточной пенсии, потому что земля рядом неплодоносная и холодный климат суров. Стариков оптимизировали эффективные менеджеры "РЖД". А потом я сам после института стал работать в дистанции пути и увидел все прелести госкорпорации в эпоху правления Путина. Аутсорсинг стал самым модным словом. Обычный монтёр пути, числившийся в штате дистанции, получал 800$, а потом его убирали из штата и переводили на аутсорсинг и он по трудовому договору стал получать 300$. И народ шел на это от безысходности – куда ты еще устроишься на обледенелом полустанке, находящемся в поселке с населением в пятьдесят человек?! Распухали кошельки топ-менеджеров "РЖД", их детишки начали ездить в институт на личных авто, а простые работяги загибались и спивались от безысходности. "Прощание с матёрой" Валентина Распутина и сейчас самая актуальная книга о российской глубинке, не зря её Сенчин переписал на свой лад. Отселить, уволить, сократить, оптимизировать, перевести на аутсорсинг и выкинуть на произвол судьбы – это и есть Россия при Путине. Бабушка на полустанке мерзнет и голодает, а глава "РЖД" Якунин возводит себе шубохранилище – вот мой итог правления Путина.

Показательны наблюдения за семьей моего ровесника Кирилла. Его отец возглавлял в Сосногорске транспортную прокуратуру. В 1999 году он еще скромно ездил на "ВАЗ-2104", в 2004 году купил новый "Volkswagen Passat", а в 2008 году уже приобрел "Land Cruiser Prado" последней модели, отдав при этом "Фольц" Кириллу. Сейчас отец Кирилла руководит транспортной прокуратурой Архангельска и я даже боюсь представить на чем он ездит – "Bentley", а может "Maybach"? Росло их благосостояние, но с каждым годом я стал замечать и прогрессирующую опустошенность в глазах их всей семьи. Увеличивались щеки и животы российского чиновничества, а вот разбитые дороги оставались прежними – не мог с ними совладать транспортный прокурор. И совсем по соседству в бараке, построенном еще гулаговцами, мучились от протекающей крыши и продуваемых всеми ветрами деревянных оконных рам простолюдины – "не вписались в рынок" как говорят либертарианцы. Упали и железнодорожные перевозки с Воркуты в сравнении с девяностыми – устал народ горбатиться за гроши в шахтах за полярным кругом.

Принято считать, что Россия сделала своих граждан зомби с помощью телевизора. Я же считаю эту причину второстепенной. Россия нулевых, столкнувшись с ростом цен на нефть, закабалила свое население автокредитами, ипотеками, семьями и детьми. Россияне в девяностых были людьми, а в нулевых стали потребителями. Популярен тезис у охранителей "В девяностых при либералах я был нищ, в нулевых при Путине я обогатился" - ну это еще как посмотреть. В голодных девяностых было веселее – почти все были равны за неимением денег, жили одним днём и не парились. В нулевых же россияне стали имущество наживать, прям как старуха в сказке "О рыбаке и рыбке". Человечность стала исчезать в россиянах.

Есть потрясающие люди, для которых вся Россия это телецентр "Останкино", международный зал аэропорта "Шереметьево", поезд "Сапсан", ресторации на Невском проспекте и кофейни на Садовом кольце. Они-то за Путина любому глотку перегрызут. А все потому, что Путин, обделив миллионы людей на периферии, озолотил эту горстку хитрюг, вознеся их на вершину потребительской пирамиды. Так вот с этой публикой мне не о чем говорить. Они живут в своем иллюзорном мирке, тщательно холят его и лелеют. Нефть добывает ухтинец Вася на месторождении, но основным выгодоприобретателем от его активности стал менеджер "Лукойла" Петя, греющий задницу в теплом московском офисе компании и с трудом представляющий себе как выглядит нефтекачалка.

Россия, цинично замалчивающая сотни своих внутренних проблем, имела наглость вторгнуться в дела моей Украины. В 2004 году у нас тоже был майдан, мы разделились на оранжевых и бело-голубых, ругались и ссорились между собой, но до войны с братоубийством тогда не дошло. А всё потому, что вы россияне не вмешались в наши сугубо украинские дела! Мне плевать, чей Крым. Хамоватые дикари полуострова и кирпичномордая эрэфия стоят друг друга. Дело в другом – вы украли у нас украинцев два миллиона голосов евроскептиков. Крымчане никогда не голосовали за проевропейские партии. И теперь в перспективе именно этих голосов может не хватить оппозиции, чтобы победить на следующих парламентских выборах!

Мне стыдно за Иловайск. Российские танки похулиганили на украинской земле, но официальная Москва упорно продолжает прикидываться шлангом. Забирайте с Донбасса своих Захарченок, Казаковых и Пушилиных – пусть займутся полезным делом где-нибудь в Сибири, строя новую плотину. Прекращайте все свои "Шатуны". Не финансируйте войну! У вас самих проблем немерено, но вы навязчиво лезете куда вас не просят!

Сначала на юго-востоке были русские люди по словам российских политиков, а сейчас уже Железняк заявляет, что там народ Донбасса. Третий год вы прикрываетесь живым щитом из граждан Украины, заманенных в ополчение, рассказывая устами Екатерины Андреевой как всё плохо в Киеве. Но позвольте сказать вам, что у нас еще теплится жизнь – вот Нина Кочановская, трибун одесского антимайдана, выходит на Куликово поле и спокойно дыша полной грудью вещает всё, что ей вздумается. У вас же люди затюканы и запуганы до неприличия. В октябре в Звенигороде на писательском форуме убила наповал одна ситуация. За соседним столиком во время обеда сидит интеллигентная либеральная женщина, редактор одного из толстых журналов. И вот она шепотком говорит коллегам: "Мою радиопрограмму о литературе скоро закрывают. Культура им не нужна. Я не знаю, как дальше жить в этой стране…". Когда я это услышал, то было ощущение что попал в тридцать седьмой год! Никто в Украине сегодня так не напуган, как интеллигенция в России! В декабре было вручение премии "Большая книга" - все три приза получили авторы редакции Елены Шубиной. Переименовали бы уже в Путинскую премию по аналогию с Ленинской и всего делов! Россия поменяла флаг, но оставила неизменной свою совковую сущность!

Апологет путинизма Прилепин недавно написал, что советское это и есть русское. Я с ним категорически не согласен. Советское это рабское, русское это свободное. Вот Иван Бунин был русским и презрительно писал о советских:

"Я с ужасом думаю, кого нарожает это пьяное кровавое быдло, захватившее власть России и что будет с моей страной через два три поколения. Впрочем, что тут думать. Всё более или менее ясно. Всё злобно, кроваво донельзя, лживо до тошноты, плоско, убого до невероятия...".

Эти слова и сейчас актуальны, не правда ли?! Бунин советских не любил. И я не люблю. За то, что вы суетесь куда вас не зовут, при этом не видя бревен в собственном глазу!

Нет сегодня такого российского писателя и кинорежиссера, чьей бы книги я ждал с нетерпением. У меня физиологическая несовместимость с современной Россией. Россия это антицарь Мидас – всё, к чему она прикасается, превращается в говно. Живя в Одессе для меня нормой стали улыбчивость, юмор, легкость, доброжелательность. В Тирасполе, подконтрольном Москве, я за день столкнулся со стольким количеством хамства, жлобства и бескультурья, сколько в Одессе не встречал и за десять лет! Даже в Ровно, когда я просил кофе на русском, со мной были вежливы и обходительны! Россия сейчас это жестокая, грубая, бранная, чванливая, ледяная, лицемерная баба, не способная воспитать своих детей, но назойливо лезущая с советами и рекомендациями к соседке.

Этот мой текст не оправдание, а просто крик души, прям как у Цоя – просто больше нет сил смотреть на дер*мо. Мой дед в нулевых постоянно критиковал российскую власть, писал во все инстанции о бедственном положении пенсионеров, добивался у муниципалитета социальных льгот. И уже после его смерти безо всякого участия моей семьи жители Сосногорска скинулись деньгами и на здании энергоучастка установили мемориальную доску в его память. И я молчать о катастрофическом застое в России не буду – гены не позволяют. А вы и дальше можете одобрять Путина и его правление, шарахаясь на дорогах от кавказских мажоров.

Я не прошу у вас россиян ни копейки – просто убирайтесь со всеми манатками и причиндалами с украинской земли. Двадцать пять лет вы кидали нам украинцам лишь жалкие гроши на всякие "Болдинские осени", где требовалось описать как плойкой завивал бакенбарды светоч эфиопского стихосложения. Естественно подобная безалаберная культурная политика и привела к той печальной ситуации, что сегодня сложилась между нашими странами. На снаряды для гаубиц, убивающих солдат-срочников из Черкасс у вас средства есть. На музей Бунина в Одессе у вас денег нет, хотя за суммы, потраченные вами на донбасскую войну, можно было возвести тысячи таких музеев!

А музей Бунина мы одесситы восстановим как-нибудь сами без вашей российской великодержавной помощи. Буду волонтерить на Пастера 44 бок о бок с кем- угодно – "Правым сектором", "Азовом", "Демальянсом", "Самопомощью", но только не с вами, неуважаемые мои россияне!

Читайте все новости по теме "Аннексия Крыма" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Наши блоги