Размышления у европейского подъезда

Размышления у европейского подъезда

В самый канун «исторического» саммита Украина – ЕС совершенно очевидным стал имитационный характер отечественной евроинтеграции. Причем, имитационный с обеих сторон – как Киева, так и Брюсселя. То, что происходит, наиболее точно можно охарактеризовать понятием «бюрократическая инерция».

На момент написания материала существуют два варианта развития событий: парафирование 19 декабря документов про ассоциацию и Зону свободной торговли Украины с ЕС с дальнейшим отказом от их ратификации в дальнейшем некоторыми парламентами из 27 стран-членов ЕС. И не парафирование этих документов на киевском саммите Украина – ЕС.

С точки зрения практики международных отношений – это, разумеется, «две большие разницы». С точки зрения прагматичного «де-факто» – одно и то же.

Видео дня

А как же третий вариант – парафирование с дальнейшей ратификацией? Он, разумеется, существует, но только в другой политической реальности. В той реальности, в которой члены Евросоюза, наконец, сами себе дадут однозначные ответы на многочисленные накопившиеся вопросы – от будущего еврозоны до оптимальных механизмов принятия решений. Эта политическая реальность находится, на сегодня, за рамками временных горизонтов лидеров всех ведущих стран ЕС, состав которых радикально обновится за 5 ближайших лет (при этом первые изменения начнутся в результате президентских либо парламентских выборов в 2012/13 годах).

Так что «дело Тимошенко» – это не более чем повод приостановить процесс имитации (или имитацию процесса) украинской евроинтеграции. Ни у Брюсселя, ни у Киева нет (даже в проекте) никакой «дорожной карты» сближения. И очень важный, хотя и косвенный, признак имитационности – отсутствие какой бы то ни было агитационно-пропагандистской кампании в поддержку евроинтеграции со стороны ЕС. А такая кампания – неотъемлемая составляющая реального процесса сближения. Ведь ЕС – это, прежде всего, бюрократическая структура, действующая по стандартным отработанным схемам, и было бы излишне патриотично надеяться на то, что для Украины будет использована особая программа либо процедура.

В отсутствие интеллектуальной и, прежде всего, финансовой подпитки, проевропейская агитация отечественных еврофреников выродилась в рекламирование средних по ЕС показателей качества жизни. С объяснением, что вступление Украины в ЕС и обеспечит украинским гражданам достижение этих самых показателей.

Трудно сказать, на кого рассчитана подобная пропаганда, ведь миллионы украинцев собственными глазами видели «достижения» стран Восточной Европы после вступления в ЕС, особенно в нынешний период экономического кризиса. И уже ни для кого не секрет, что первыми на европейские стандарты «переходят» цены и тарифы. А вот с зарплатами и пенсиями – «каждому – свое!»

Но геополитическое (или просто – географическое) положение Украины таково, что торможение одного вектора интеграции неизбежно вызывает, как минимум, размышления о противоположном векторе. Именно такие размышления высокого уровня состоялись 15 декабря в Киеве – в этот день с утра в Верховной Раде Украины состоялась конференция «Перспективы евразийской интеграции Украины». Организатором выступила Депутатская группа Верховной Рады Украины по межпарламентским связям с Российской Федерацией. А вечером в Украинском Доме в менее официальной обстановке украинские и российские эксперты встретились на заседании Центра социально-консервативной политики, посвященное теме «Украина в глобальном мире: выбор накануне саммитов Украина — ЕС и ЕврАзЭС».

С основным докладом выступил доктор экономических наук, академик РАН, ответственный секретарь Комиссии Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана Сергей Глазьев. Докладчиком с украинской стороны выступил профессор, академик НАНУ директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий Геец.

Оба выступления опирались на фундаментальное исследование, проведенное Институтом экономики и прогнозирования НАНУ и Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН (см. СПРАВКУ). И чтобы оптимистические выводы по поводу выгод для Украины от вступления в Таможенный Союз, озвученные Сергеем Глазьевым не показались кому-то «московской пропагандой», сошлюсь на мнение Валерия Гееца. Директор Института экономики и прогнозирования НАНУ, чей научный авторитет и отсутствие политической ангажированности никем не подвергается сомнению, заявил: «При присоединении Украины к зоне свободной торговли с Евросоюзом страна получает отрицательный рост ВВП. При развитии сотрудничества Украины с РФ возможны разные сценарии, но все они в большей или меньшей степени дают положительный рост ВВП. Годовой прирост ВВП составит от $10 до $20 млрд.»

Так что паузу, которая неизбежно возникнет после саммита Украина – ЕС 19 декабря, официальному Киеву стоит посвятить изучению альтернативных векторов экономической интеграции.

СПРАВКА

По результатам исследования, проведенного Институтом экономики и прогнозирования Национальной Академии Наук Украины и Институтом народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии Наук, были сделаны следующие выводы:

Углубление интеграции внутри Единого экономического пространства России, Казахстана и Белоруссии (ЕЭП) за счет развития торговых связей, кооперации производств и выравнивания технологического уровня создает условия для дополнительного в среднем 2,5%-го ежегодного прироста совокупного ВВП этих стран до 2030 г.

Суммарный накопленный эффект от создания ЕЭП без присоединения к нему Украины за период 2011-2030 г.г. оценивается в $900 млрд. (в ценах 2010 г.);

При участии Украины в формирующемся Евразийском экономическом союзе (ЕЭС) с общей стратегией развития, сближением технологических уровней и наращиванием кооперационных связей оценка накопленного к 2030 г. эффекта в части масштабов ВВП может быть повышена до 6-7%.

При этом доля машиностроительных видов деятельности в ВВП Украины увеличивается с 6 до 9%. В том числе, доля машин и оборудования в совокупном выпуске украинской продукции достигнет 6% к 2030 г., а ее доля в экспорте Украины в ЕЭП – 20%. В частности, развитие кооперационных связей в авиастроении будет способствовать росту товарооборота в данной отрасли. В структуре суммарного экспорта Украины в ЕЭП доля авиационной техники увеличивается к 2030 г. до 7%. Доля продукции судостроения в структуре экспорта Украины в страны ЕЭП возрастает к 2030 г. до 1,2%.

Суммарный положительный эффект этого варианта интеграции для украинской экономики оценивается за период 2011-2030 г.г. в $219 млрд. в ценах 2010 г.;

Неучастие Украины в интеграционных процессах в рамках ЕврАзЭС ведет к консервации отраслевой структуры ее экономики и, как следствие, замедлению темпов экономического роста в условиях невозможности наращивания объемов экспортных поставок. Создание зоны свободной торговли (ЗСТ) СНГ не окажет существенного влияния ни на объемы внешней торговли, ни на темпы роста украинской экономики, ни на ее структуру. По сути, ЗСТ СНГ может рассматриваться как сохранение «status quo» с незначительными положительными эффектами для украинской экономики (дополнительный прирост ВВП в среднем на 0,5% в год);

Вступление Украины с ЗСТ c ЕС повлечет ухудшение условий торговли с государствами-членами ЕЭС на 2,5%. При этом последние имеют возможность смягчения негативных последствий такого шага Украины посредством изъятий из отношений свободной торговли с Украиной, введения защитных мер, а также мер технического регулирования. В результате этих мер и увеличения объемов импорта из стран ЕС (15%), который не компенсирует некоторое увеличение объемов экспорта (10%), Украина будет терять ежегодно до 1,5% ВВП.