МедОбозГлавная

/ОБОЗ.TV

Сергій Яременко, Олег Соскін

139

22 червня на „Обозревателе” відбулась прес-конференція на тему: „Як врятувати економіку країни: термінові заходи”.

В прес-конференції взяли участь:

-екс-заступник глави Національного банку України Сергій Яременко;

-директор Інституту трансформації суспільства Олег Соскін.

Олег Соскін: Вже десять місяців ми перебуваємо у відкритій фазі навіть не кризи, а колапсу соціально-економічної системи України. Таке враження, що народ навіть в цих умовах пристосувався. Підтверджується аксіома, що український народ живе на базі однієї ідіоми: «аби не було гірше і аби не було війни».

Таке враження, що люди, які втратили свої заощадження, на 60% національна валюта втратила купівельну спроможність. Відбулось падіння металургійної галузі, будівельної, машинобудівництва, хімічної галузі, транспортної. Невиплати по заробітній платі на рівні 1,7 мільярди гривень, невиплати пенсій. Не видно світла в кінці тунелю, але «народ безмолствует».

20% банківської системи фактично збанкрутіло. У людей вкрали депозити, повністю порушені домовленості по кредитуванню. І тиша. І ніхто не хоче відповідати. Тоді виникає питання: чого ж чекати цій країні? Я мав надію, що в цій державі ще є сили громадянського суспільства, які не будуть з цим миритись і в червні врешті-решт вдасться зорганізувати людей на те, щоби дати відсіч цьому бандитському режиму, режиму кланової бандократії, режиму спадкоємців Кучми. Ми бачимо, що, на жаль, нічого не сталося. Не виникло незалежного профспілкового руху, не виникло солідарності людей, які працюють. Весь запал йде лише через Інтернет. А більше нічого немає.

Виникає питання: що робити з економічної точки зору?

Чи треба взагалі щось робити, чи потрібно просто нічого не робити, сісти на берегу річки і чекати, коли по ній пропливуть трупи ворогів? Може, воно само якось розсмокчеться? На жаль, не розсмокчеться, це точно. Все-таки ми рухаємось до відкритого внутрішнього дефолту. Чи можна його уникнути? Ще можна. Але для цього потрібно, по-перше, усунути тих, хто винен в тому, що сталась соціально-економічна криза, колапс в Україні. В першу чергу, це Тимошенко разом з її командою. Це нагальна необхідність. Кожен день перебування цієї особи при владі – наближення України і українського народу до повного краху. Тому що її кланово-корпоративна група настільки людожерська, що вона пожирає навколо себе все. Буквально на очах зникає жива матерія в економіці.

Друге, що треба зробити – негайно докорінно міняти керівництво Національного банку. Перебування Стельмаха, Савченка, Шаповала і інших людей на чолі НБУ – це така ж сама загроза для України, як і перебування Тимошенко при владі. Ми розуміємо, що Стельмах не є незалежною фігурою. Це фігура, яка утримується тільки завдяки сімейному клану Ющенка, який має аж 1,5% народної довіри. Тому потрібно, щоб Ющенко заявив, що він не буде знов претендувати на президентство, що він всі сили до закінчення президентського терміну покладе на те, щоби все-таки врятувати український народ і звільнить місце для того, щоби з’явилися реальні інші кандидати в президенти, які можуть допогти сьогодні Україні. Зрозуміло, не типу Яценюка. Треба шукати реальних серйозних менеджерів на рівні людей, які можуть керувати великими системами і мають великий життєвий досвід.

Потрібно також виконати Резолюцію ПАРЄ стосовно зміни виборчої системи в Україні і перейти до системи відкритих списків по виокремленим округам. Ця резолюція квітня 2007 року не була виконана.

Доведеться починати з кадрів. Як казав Джугашвілі (Сталін), «кадри вирішують все». Сьогодні це найболючіше питання. Що стосується завдань в економіці, потрібно негайно назвати тих, хто вкрав гроші в банківській сфері, власників банку «Родовід», власників банку «Надра», власників «Укрпромбанку», «Укргазбанку» і інших великих і невеликих банків. Необхідно це зробити негайно. Є заключення перевірки Контрольної палати України. Там чітко написано, що Національний банк фактично в змові з найбільшими шістьма банками здійснював злочинну діяльність по розкраданню грошей українського населення. Здійснювалось незаконне рефінансування, а потім гроші конвертувались і вивозились власниками за кордон. Отже, це було штучне банкрутство банків.

Наступний момент. Потрібно займатись малим бізнесом. Пинзеник разом з Тимошенко і Кужель угробили малий бізнес по повній програмі. В Польщі були залишені вільні економічні зони в містах, і це дало можливість малому бізнесу розвиватись в цих зонах, були залучені великі іноземні інвестиції з інших країн, причому, це були інвестиції в технологічних, інноваційний капітал. Це дало можливість Польщі, Чехії, Словаччині суттєво підняти свою економіку і зараз триматись на плаву. Це те, що було знищено в Україні Пинзеником, Тимошенко безпосередньо. На сьогоднішній день Кужель – це одна з тих осіб, яка нищить малий бізнес. Пинзеник також разом з Тимошенко причетний до того, що було зменшено річний обіг для малого бізнесу, коли він не стає платником ПДВ. Вже набило оскомину казати, що ПДВ – це найбільш кримінальний податок, на якому виросли майже всі банд-формування.

ПДВ – це податок, який не працює. Отже, необхідно підвищити річний обсяг згідно хоча б з декретом уряду, свого часу прийнятим Кучмою, що юридичні особи малого бізнесу повинні мати мінімальний обіг в 1 мільйон гривень, який дозволяє їм працювати на одному податку.

І останнє, що потрібно зробити – потрібно все-таки продовжувати політику по заміщенню імпорту і нарощуванню експорту. Це те, що не робиться сьогодні в цій державі. Хоч і падає у нас експорт, хоч і скорочується імпорт, але все одно залишається від’ємне сальдо і зовнішньоторговельного балансу, і платіжного балансу. Отже, механічне скорочення цих показників не дає нічого. Іде фактично деградація експортного сектора економіки, а в імпортному секторі у нас сьогодні продовжує залишатись величезна частина імпорту товарів, які могли б бути спокійно витіснені і заміщені національним виробником.

Сергей Яременко: Я хотел бы остановиться на более близкой мне теме – финансы, монетарная политика и банки. Я давно говорил, что именно в ней кроются причины всех тех экономических бед, которые у нас произошли. Подтверждение этому – то, что кризисные явления проявились у нас, прежде всего, в финансово-банковском секторе и только затем начал развиваться экономический кризис.

Именно в то время говорилось о неверной борьбе с финансовым кризисом, о смещении акцентов по спасению банковской системы – вместо ликвидности мы решали вопросы рекапитализации, но не приступали к ней. Прошло уже десять месяцев, и даже сейчас эти принципы размыты и неясны.

Почему молчат? Еще в октябре здесь я говорил, что власти удастся повесить лапшу на уши народу, что причина нашего состояния – мировой кризис. Отчасти это верно, никто этого не отрицает. Но сами вдумайтесь: мы ни одной акции, ни одного доллара или гривни на фондовом рынке не потеряли за рубежом. Поэтому корни нашего состояния совершенно в ином. Эти причины были глубоко вскрыты, высказывались и присутствующими, и экономической, научной оппозицией. Эти причины вскрывались давно. Но все то, что мы говорили на «Обозревателе» и на круглых столах, когда давались верные характеристики развития процессов, которые будут – с точностью до 90% прогнозы сбываются, но, тем не менее, власть остается совершенно безучастной, совершенно не реагирует на те кошмарные вещи, которые она проводит, не учитывает очевидных действий, которые необходимо производить. Таким образом, инакомыслие, даже самое здравое, становится никому не нужным, и поэтому возникает настроение пессимизма. Советуем мы не для того, чтобы занять кресло – можно оставаться и вне власти. Но делайте то, что необходимо делать, то, что подсказывает логика и здравый смысл. И тогда абсолютно спокойно мы будем наблюдать и подсказывать уже с точки зрения мирных рекомендаций. Здесь же возникает раздражение, отчаяние, потому что на самые очевидные вещи никакой реакции, и мы продолжаем уходить вниз.

Вы помните: от разговоров о том, что у нас нет кризиса, перешли к тому, что он мелкий. Затем, что он самый сложный, потому что мы с открытой экономикой. Теперь уже мы говорим о том, что экономика стабилизировалась и начинается очередное развитие тезисов, которые совершенно дезориентируют и бизнес, и в целом население. Я хотел бы сказать, что не происходит никакой стабилизации, а происходит отмирание некоторых вещей, которые присущи государству, в том числе и в курсовой политике. Мы сейчас находимся в состоянии глубокой стагфляции – при падении производства в 30-40% мы имеем и инфляцию. Темпы ее, может быть, замедлились, но, как уже неоднократно руководство объясняло, что это свершилось благодаря их усилиям. Получается, что они провоцировали инфляцию, когда платежный спрос населения в целом замирал и таким образом останавливалась инфляция на новых ценах – это выдавалось за победу. Точно так же развиваются события и сегодня.

Если говорить глобально, то никогда мы не выйдем из кризиса. То, что нужно делать, кроется в монетарной сфере. Я уже говорил в декабре, что у нас несопоставимо смещены акценты в вине правительства и вине Национального банка. Я не хочу приуменьшать вину тех или других, но я говорил о том, что кризис носит характер финансового. Т.е. лопнул некий пузырь, который прекратил внешнее финансирование нашей экономики. Отсюда резкий спад как в мире, так и у нас, поскольку и экспортная, и другие отрасли падали как естественное отражение тех внешних событий. Но с другой стороны, нехватку этого ресурса, который уже не мог быть получен извне, необходимо было компенсировать разумными методами внутри страны.

Этот тезис, когда прошло уже около восьми месяцев, проявляется в идеологии резервных валют. Резервные валюты возникают не потому, что кому-то хочется занять место доллара. Нет. Это поиск компенсации того отсутствующего источника в виде доллара, а также производных инструментов, которые намного уменьшились по объему. Таким образом, заполнить этот недостаток и призваны национальные и новые резервные валюты. Т.е. поддержать экономику собственной эмиссией, собственными деньгами, а также валютой тех стран, которые занимают доминирующее положение в торговле в некоторых регионах.

Но толчком к этому были огромные ресурсы, выделенные центральными банками и правительствами западных стран с целью компенсировать недостаток средств в долларовой валюте. Т.е. эти страны максимально противодействовали падению национальных экономик как всяческими льготами, так и финансированиями тех проектов, которые важны для экономики.

Это же должны были делать и мы. Но, увы, с первого же дня мы обратились к Международному валютному фонду, который не знает другого рецепта, который пришел с теми же процедурами, которые, собственно, и привели к мировому финансовому кризису.

Таким образом, только в Украине продолжается и насаждается денежный голод как борьба с теми процессами, которые происходят. И в первую очередь выдвинута задача борьбы с инфляцией. Неверный тезис инфляционного таргетирования, который проводился в 2005-2008 годах, характерный для переходных экономик, - это удавка, которая не дает развиваться экономике. Борьба с инфляцией проводится самым примитивным методом, который доступен Пинзенику и Стельмаху, - ограничением денежных инструментов, т.е. денежным голодом. Поэтому как началось с весны 2008 года, когда межбанк прекратил рефинансирование, ставки до 30%, но на волне внешнего финансирования это проглотили. Но все пошло в импорт и в замену национального продукта – т.е. мы ввезли огромное количество товара на те деньги, которые дали. Теперь же отсутствует внешний ресурс, внутренний, вместо того, чтобы давать, задирается, и мы на протяжении уже десяти месяцев осуществляем политику денежного голода.

Именно в то время говорилось о том, что необходимо было сделать «перезарядку системы» - впрыснуть деньги через банки, но не банкам, а экономике. Таким образом, мы бы сохранили здоровые активы, которые бы не дали умереть банкам.

Теперь банковская система попыталась выжить сама на основании этих денег, которые ей давались, но естественно, мы знаем, как это делается – они сразу же вывозятся через валютный рынок, денежная масса схлопывается и опять банки остаются без ресурса. Но самое главное, что сначала был мораторий не только на выдачу депозитов, а, что самое страшное, и активная часть была тоже заморожена. Таким образом, еще тогда я трубил о том, что это аукнется местью экономики. Вот она это и сделала. Совершенно бездарно, бессмысленно мы погубили финансовую систему.

Поэтому можно сказать: только курсовая политика Национального банка привела к коллапсу банковской системы и повлекла за собой дальнейшие изменения. Мы видим, что именно на протяжении этого периода, не кормя экономику, мы видим, что вместо поддержки национального производителя происходит его угасание, потому что кредит недоступен или под 40% он только провоцирует инфляцию. Отсюда еще больший зажим денежной массы, чтобы больше не было. Итого мы получаем абсолютно ничтожное количество товаров, произведенных под эти проценты, они закладываются в цену, и таким образом рост инфляции продолжался бы, но, увы, на фоне безработицы, социальных невыплат возросло чувство тревоги у населения, оно перестало тратить, начинается снижение покупательной активности, и таким образом, цены не растут, но не от здоровья, а от нездоровья.

Часто спрашивают: когда же начнется рост? Я не вижу никаких объективных экономических предпосылок для роста, потому что ничего не закладывается на будущее. Мы не видели транша дешевых длинных денег для той же промышленности. Почему она стоит? Потому что именно высокотехнологические отрасли в такие моменты и умирают. На Украине происходило несколько таких всплесков, и оставались все менее и менее технологические отрасли, которые требуют только коротких денег. Все то, что требует длинных, устойчивых, прогнозируемых денег, умирает, кроме легких подачек Запада для поддержания имиджа. Весь этот сектор вымирает.

Таким образом, к концу этого года мы будем иметь финансовую систему, состоящую исключительно из иностранных банков. И мы получаем классический мексиканско-аргентинский вариант, при котором финансовая система после кризиса становится полностью иностранной, она избирательно кредитует, но это всегда отсутствие кредитования отраслей-конкурентов, высокотехнологических отраслей. И таким образом у нас не остается инструментов поддержки национального производителя в том секторе, который действительно важен для нации как генерирующий интеллект, знания и дальнейшее производство.

О платежном балансе можно сказать, что мы доживемся до того, что нашего экспорта хватит на критический импорт. У нас потребление – константа. А экспорт у нас упадет. При таком развитии событий это не какое-то страшное мое предположение – это действительно возможность очень близкая. Уже начинают вдалбливаться в голову такие тезисы: а чем плохо быть аграрной страной? Никто не против, но при этом населения необходимо, наверное, миллионов пять-десять. Больше не нужно. Это уже социально-политические и другие последствия.

Труп утопленника тоже стабилизируется в некотором положении на дне. Поэтому говорить об этом, как об успехе, мы не можем. Я не вижу предпосылок для стабилизации экономики – не было дано денег в реальный сектор, который просит их. потому что импорт становится все дороже, а национальный производитель, который в эти моменты должен воспользоваться и инфляционной, и курсовой надбавкой, опять остается без денег, потому что собственная власть его и душит. Это относится и к мелкому, и к крупному бизнесу, и к технологическому.

Это огромная проблема, которую замалчивают: что делать с вкладами населения. Вы говорите: почему население молчит? У меня комментарий был такой: лапша на уши. Второе: поведение Национального банка при реальном положении, что он должен фиксировать, что эти банки банкроты, - он молчит. Это такая договоренность между обществом и Нацбанком. Люди продолжают верить, что оно еще возродится, а оно уже никогда не возродится. А Нацбанк молчит, готовя большой «подарок» следующей власти. Когда те придут и скажут: «Ой, так уже 80 банков банкроты! Вот при нас было хорошо, а вы пришли, и сразу 80 банков банкротов».

Это даже не прорабатывается.

Принцип: почему рекапитализируются те или иные банки? Можно или в мертвое вливать все то, что выделено из бюджета. Мы пропустили восемь месяцев, мы думали, что делать с банками. Пока мы думали, они дошли до ручки, и таким образом, мы породили системный кризис. Отсутствие собственного понимания процессов, отсутствие собственной воли, а только со ссылкой на некоего «гуру» - МВФ и т.д., что делать будем так, и то после выделения транша. 1,2 миллиарда – это позор для страны. Что это за деньги? Это разве те деньги, которые восполняют те потери, которые мы терпим из-за промедления, из-за ничегонеделанья?

Если не будут кардинально изменены методы – а они не будут изменены, потому что нельзя изменить ситуацию, если у власти остались те, кто завел их туда – это монетарная власть. Я не вижу, что это профессиональные проколы. Это чисто политическое издевательство над собственным народом – ради достижения каких-то политических целей, приносится в жертву собственный финансовый сектор.

Поэтому начинать необходимо с этой сферы. Только правильная монетарная политика, обновление «кровеносной» денежной системы может освежить ситуацию. Я не вижу пока разумных предпосылок для этого. Поэтому у меня очень пессимистический взгляд на будущее.

Читайте також:

Каждый день премьерства Тимошенко приближает страну к краху

Аграрной Украине не нужны лишние люди

Дивіться відеосюжети за результатами прес-конференції:

Яременко: Экономика не стабилизируется, а умирает

Яременко: Пирамида может рухнуть

Соскин: Правительство финансирует олигархов

Соскин: Тимошенко приведет Украину к краху

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы