Примите участие
в розыгрыше
LTE планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Новости бокса

Виталий КЛИЧКО: "Надеюсь, до суда дело не дойдет"

35

Настал момент получить информацию из самых первых рук, и ваш покорный слуга позвонил Виталию, который приехал в тренировочный лагерь к своему брату Владимиру, тоже чемпиону мира в тяжелом весе, но по версии IВF, который готовится сейчас к бою с американцем Рэем Остином. Напомню, что этот поединок состоится 10 марта в немецком городе Мангейм, но об этом бое речь пойдет позже, а пока было о чем поговорить и так, особенно учитывая то, что поединок Олега Маскаева и Виталия Кличко планируется провести в Москве.

- По поводу вашего предстоящего или непредстоящего боя с Маскаевым все время поступает очень противоречивая информация. Так будет он или нет? Вы могли бы как-нибудь прояснить ситуацию?

- Сейчас идут переговоры. Надеюсь, что мы наконец дошли до заключительной стадии и что где-нибудь на следующей неделе будут подписаны контракты. Если же этого не случится, а такой возможности я тоже не исключаю, то нас ждет Высший спортивный арбитраж в Страсбурге. Суд должен будет вынести решение либо в мою пользу, либо в пользу Сэмьюэла Питера. Наши адвокаты рассматривают мои шансы выиграть этот процесс как весьма неплохие.

- Насколько я понимаю, в сложившейся ситуации никто не виноват. Просто и у вас, и у Питера имеются приоритетные права на бой с чемпионом мира. Ведь он - официальный претендент на титул, а вы - почетный чемпион, покинувший ринг непобежденным.

- Да, сложился своего рода юридический казус. По идее выход из этого положения должно было найти руководство WBC, но оно не хочет рисковать, так как у него уже есть отрицательный опыт по поводу дел такого рода. Если помните, несколько лет назад немецкий боксер Грациано Рокиджани, которому сначала дали чемпионский титул в связи с уходом Роя Джонса, а потом этот же титул отобрали, так как Джонс вернулся, выиграл по суду 30 миллионов. Больше так рисковать WBC не хочет, а потому и занял нейтральную позицию, предложив нам либо урегулировать вопрос самим, либо решить дело в Страсбургском суде.

- Давайте на секунду отвлечемся от боя с Маскаевым. О вашем предполагаемом возвращении в бокс разговоры ходили давно, но что же вас все-таки окончательно подвигло к такому решению?

- Окончательно? Мое здоровье. Если быть совсем откровенным, то еще осенью прошлого года я стал по-настоящему "нагружаться" на тренировках и готовиться к возвращению. Но тогда была велика вероятность того, что с Маскаевым в бою за объединение титулов будет драться Владимир, и мне, естественно, не хотелось вставать на пути у брата. Однако со временем выяснилось, что ни WBC, ни IBF в этом бое не заинтересованы, и Владимиру было предписано драться с Рэем Остином, к бою с которым он сейчас и готовится. Учитывая изменение ситуации, а также то, что я уже давно приступил к тренировкам в полном объеме, я обратился к руководству WBC с тем, чтобы оно подтвердило мое звание почетного чемпиона. Напомню, что я получил его, когда год с небольшим назад покидал ринг. Этот титул давал мне приоритетное право на бой с действующим чемпионом мира по версии WBC, каковым сейчас является Олег Маскаев. Руководство WBC подтвердило, что все остается в силе, хотя потом и возникли осложнения.

- Вас больше не беспокоят ваши травмы и прежде всего колена, из-за которой вам пришлось так внезапно покинуть ринг прямо перед боем с Хасимом Рахманом?

- Весь прошлый год занимался реабилитацией. Само собой ничего не делалось. На полное восстановление колена в общей сложности ушло примерно девять месяцев. Я не покидал спортзал ни на неделю, тренировался постоянно, но, увы, колено то и дело давало о себе знать. Все время чувствовал какую-то нестабильность. Потом, к счастью, это ощущение стало проходить, и я понял, что смогу вернуться.

- Победа в Страсбургском суде вам тем не менее не гарантирована. Что будете делать, если он примет решение в пользу Сэмьюэла Питера? Станете ли драться с победителем поединка Маскаев - Питер?

- У меня есть основания надеяться, что до суда дело все-таки не дойдет. Мы должны найти компромисс с лагерем Сэмьюэла Питера.

- Только что чуть ли не все интернет-сайты, начиная с fightnews.com, обошла информация: мол, вы с Маскаевым предлагали Питеру 2,5 миллиона долларов за то, чтобы он отошел в сторону и не мешал проведению вашего боя. Потом появились цифры 2,5 миллиона евро и 3 миллиона долларов. Насколько я понимаю, это была организованная "утечка" информации из лагеря Питера, дополненная слухами и домыслами. Может быть, он хотел таким образом показать, как высоко его ценят?

- Я не буду комментировать сумму, пусть Питер комментирует, если ему это интересно, но скажу, что отступные предлагались. Вы сами знаете, что это самая обычная процедура в таких случаях.

- Кстати, вы наверняка видели последний бой Питера с Джеймсом Тоуни. Вам не показалось, что он прибавил с тех пор, как дрался с вашим братом и с тем же Тоуни в первый раз?

- Он и так был одним из самых трудных и опасных соперников в тяжелом весе. Но я никогда за всю свою карьеру не искал легких путей и не уклонялся ни от каких боев. Питер исключением не станет.

- Когда прошла информация о вашем возвращении, Питер, скажем так, довольно неприязненно выразился в ваш адрес, а заодно и вашего брата, которому проиграл. Что-то вроде того, что он разделает обоих Кличко чуть ли не в один день. Честно говоря, мне после этого захотелось, чтобы ему досталось и от второго брата тоже.

- По-человечески могу его понять. Мы с братом для него как кость в горле. Он был в одном шаге от боя за звание чемпиона мира, но тогда Владимир остановил его. Теперь он опять на шаг от боя за чемпионский титул - и тут я у него на пути встал. Так что ему нас любить не за что. А я на него зла не держу.

- Получается так, что у нас все-таки есть шанс увидеть двух Кличко на разных чемпионских тронах.

- Для меня это самая сильная мотивация. Всегда хочется сделать то, чего никто до тебя не делал, а два брата еще никогда одновременно не владели разными чемпионскими поясами в тяжелом весе. Я живу этим. У меня в пороховницах остался в приличных количествах неиспользованный сухой порох. Хочу его использовать. Кроме того, хочу доделать то, чего не доделал из-за травмы. Как тогда Рахман по мне "ездил", чего только не говорил в мой адрес! Очень мне хотелось с ним рассчитаться. И я искренне рад, что Маскаев его победил, Олег просто молодец, но, честно говоря, мне жаль, что я теперь, скорее всего, не смогу встретиться с Рахманом. Более того, во время их боя я временами даже болел за Рахмана. Только потому, что надеялся, что тогда он достанется мне.

- Если бой с Маскаевым состоится, есть ли шанс, что он пройдет в Москве, как об этом говорят?

- Конечно, я больше всего хотел бы, чтобы бой с Маскаевым прошел в Киеве, но там просто нет для этого подходящей арены. Ну а раз это невозможно, то хочу, чтобы наш бой прошел в Москве.

- Это не ударит вам по кошельку? Ведь до сих пор бои такого уровня не проходили в Москве в том числе и потому, что из-за большой разницы во времени с Америкой они становятся не слишком интересны для заокеанского телевидения.

- Интерес к нашему бою настолько большой, что у нас уже есть предварительные договоренности и с американским телевидением, и с европейским. Так что разница во времени препятствием не станет. Еще мне хочется выйти на ринг в Москве просто потому, что там я ни разу не боксировал. При этом считаю необходимым добавить, что в Москве сейчас нет людей, представляющих бизнес-интересы братьев Кличко. На этот счет я никого ни на что не уполномочивал.

- Очень многие считают вас в бою с Маскаевым заведомым фаворитом. Что вы скажете по этому поводу?

- Я высокого мнения о Маскаеве как о боксере и как о человеке. Просто так чемпионами мира не становятся, а ему еще очень долго не везло с менеджерами и промоутерами. Поэтому хочу подчеркнуть, что победа над ним никому не гарантирована, в том числе и мне, и я буду готовиться к поединку с ним именно так, как всегда готовился к боям с самыми тяжелыми противниками.

- Интересно, как вас встретит московская публика? К примеру, в Германии за любого из братьев Кличко немцы болели громче, чем, скажем, мексиканцы за своего национального героя Хулио Сесара Чавеса...

- Мне трудно сравнивать. К сожалению, никогда не был на боях Чавеса, но в Германии нас действительно очень любят. Ну а в Москве есть кому поддержать и Маскаева, и меня. Так что, думаю, сама атмосфера боя с Олегом будет никак не хуже, чем во время наших с Володей поединков в Германии.

- Атмосфера там, конечно, будет хоть куда, но я, например, никогда не скрывал, что не хочу вашего боя с Маскаевым. Слишком давно знаю и вас, и Олега, и мне будет тяжело за кого-то одного болеть. Скорее всего, буду просто болеть за проигравшего, потому что его будет жалко, хотя это, может быть, не самое уместное здесь слово.

- Знаете, во время боя Маскаева и Охелло я сидел рядом с Иосифом Кобзоном и сказал ему, что, возможно, буду в скором времени драться с Олегом. Он жутко расстроился чисто по-человечески. Говорит: "Ребята, что вам - американцев мало? Зачем вам драться друг с другом?" Ну а что тут поделаешь, если мы стали чемпионами? Значит, будем драться друг с другом. Так уж вышло.

Наши блоги