Примите участие
в розыгрыше
планшета Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

/Другие виды спорта

Андрей Шевченко: звезда с востока

30

Результатом огромной работы, проделанной коллегой, стал большой 12-страничный, иллюстрированный массой интересных фотографий материал, опубликованный изданием на прошлой неделе. Думается, сотрудник журнала Stern справился с заданием на "отлично", а нашим читателям будет небезынтересно узнать, каким увидели немцы Шевченко, что думают они об Украине. Публикуем перевод этой статьи с небольшими сокращениями.

Его родина стала независимым государством лишь несколько лет назад. Люди, живущие там, надеялись получить свободу, но получили лишь хаос. Реактивный суперфорвард из Киева впервые вывел свою страну на чемпионат мира - и это добавило украинцам веры в собственные силы. Но он давно покинул Украину. Его новый мир в Милане уже не ограничен только лишь футболом - в нем есть место и для моды, и для шикарной жизни. У него всегда были друзья из числа очень влиятельных людей, и в тяжелые времена они помогали ему выбрать верную дорогу.

Правильный путь

Эта заставленная всевозможными кубками комната таит в себе множество занимательных историй. Его мама сидит на диване, рядом с ней - старенький телевизор, который Андрюша подарил когда-то родителям со своей первой зарплаты. Позже он купил им квартиру, и мама обустроила здесь эту комнатку - тут хранятся его старые награды, а на стенах висят новые постеры из Италии. На одном из плакатов Шева поднял над головой мяч, сделанный из золота. Это - награда лучшему футболисту года. Рассказ об этом призе тоже был бы очень интересен. Но история о том, как Андрюша подарил папе новую жизнь, - самая трогательная. Любовь Николаевна Шевченко не может говорить об этом без слез.

"Я стояла у окна на девятом этаже гостиницы. У Андрюши очень доброе сердце. Он подарил нам тогда путевку на Кипр. Сын посмотрел наверх, помахал мне рукой и исчез в недрах этой чужой страны. И тут с папой случилось несчастье, стало плохо с сердцем - инфаркт! Мы сами не могли улететь домой, а Андрюша уехал в тренировочный лагерь "Милана". Он звонил нам каждый день, но я знала, что не должна ничего рассказывать, чтобы не отвлекать его. Он сам почувствовал, что что-то не так. Приехал без предупреждения, увидел, в каком состоянии находится папа. Андрюша попросил у Сильвио Берлускони личный самолет, они отвезли его в Италию - там наш папа получил новое сердце. Вот такой у меня сыночек".

Любовь Шевченко вытирает слезы. Не трудно догадаться, от кого Андрюше досталось такое доброе сердце. Она дома одна - муж поехал на рыбалку на старом "Мерседесе" Андрея. Конечно, можно было бы сказать, что, собственно говоря, подарил отцу новую жизнь и Сильвио Берлускони. И что хозяин "Милана" и экс-премьер Италии обладает огромной властью, может все, а его любимый футболист Андрей Шевченко уже тогда, в 2001-м, претендовал на "Золотой мяч". Но в жизни бывают разные правды. Мама говорит:

"Андрюше повезло, что он все время встречал людей, наставлявших его на путь истинный".

Правильный путь - это значит для нее много. И для ее страны, бывшей когда-то частью огромного Советского Союза - тоже. Там у всех и на все был план - неважно, работал он или нет. После развала того государства Украина надеялась получить свободу - а в действительности просто осталась без жизненных ориентиров.

Об этом заслуженном футболисте можно складывать легенды. О том, как простой украинский парень стал "звездой" на Западе. Как он впервые вывел свою, лишь несколько лет назад получившую независимость страну, на чемпионат мира. Как он стал символом целого народа. Но Украина уже пережила романтическую фазу своей истории. И Андрей Шевченко тоже - реалист.

"Я - футболист, и не говорю о политике", - произносит он, находясь в тысячах километров от Киева. Мы - в Миланелло, в тренировочном центре "Милана", в комнате для занятий, в которой обычно игроки берут уроки английского. Здесь тоже полно всевозможных кубков, они стоят даже на шкафах, в которых хранится копировальная бумага. Порой все эти знаки отличия уже просто не знают, куда девать... И вновь - его очередь. Шева, как его тут все называют, сидит за столом в помещении для пресс-конференций. Немного подался вперед, руки сложены на коленях - как ученик, которому предстоит читать реферат. Рядом - обернутый в бархат золотой отпечаток ноги. Нынешний обладатель трофея должен объявить о начале новых выборов. Он произносит:

"Это очень ценный приз, потому что его обладателя определяют фанаты". Шевченко знает, что от него хотят услышать, ведь он давно уже живет в этом мире...

Шева одет в бежевую куртку и джинсы. Конечно же, все - от Армани. Это еще одна, отдельная история.

"Если я вообще являюсь представителем кого-либо, то в лучшем случае просто представляю наш футбол", - заявляет он. Но позже Андрей все-таки начнет говорить о своей стране. Чувствуется - эта тема окрыляет его, потому что он всегда помнит о своих корнях. И неважно, куда занесла его судьба на этот раз.

Несостоявшийся офицер

Оболонь. Стройные ряды панельных домов. В этот район Киева семья Шевченко переехала, когда ему было три года. Здесь все выглядит так же, как и тогда. В парадной - запах залежалой картошки и вяленой рыбы. Напротив - школа, где учился Андрей. Рядом - футбольное поле, тогда на нем имелись двое ворот. Одни уже поломались - теперь дети вынуждены обозначать штанги своими куртками...

Далеко не каждый воспринимает всевозможные революции как свалившееся на него невесть откуда счастье. Хотя еще встречаются люди, готовые петь об этом песни.

Александр Шпаков к ним не относится. Конечно, говорит он, это ужасно, что после развала СССР многим хорошим тренерам пришлось поменять профессию. "Но - гляньте сюда", - он показывает на замок с куполом в виде земного шара. - Это - офис ФК "Динамо" (Киев). Динамовские владения находятся километрах в 30-ти от Оболони, а кажется, что расстояние между ними следует измерять в астрономических единицах. В модернизацию базы было вложено 30 миллионов долларов. Здесь расположены дюжина футбольных полей, залы и здание клуба с мраморными палами.

Шпаков - один из тех людей, кого имела в виду мать Шевченко, говоря о "счастье" и о "пути истинном". Он открыл талант Андрея, когда тому было девять лет. Маленький мальчик не находился в поле зрения большого "Динамо" - клуба, курировавшегося милицией, но Шпаков - детский тренер, посещал многие жэковские турниры. Государство присутствовало везде, и Шпаков - тоже. Он увидел мальчика на старой спортивной площадке рядом со школой. Где мяч - там и мальчик.

"Я никогда раньше не видел такой целеустремленности в борьбе за мяч у ребенка", - рассказывает Шпаков. У него добрые глаза. Шпаков и сейчас работает детским тренером в "Динамо". Он говорит тихо:

"Самое большое поражение тренера - если ребенок перестает приходить на тренировки из-за того, что игра в футбол ему больше не в радость".

Шел 1986-й год. Еще существовал Советский Союз. Отец Шевченко служил в Советской Армии. В мире - четкий порядок, все по правилам. Это было очень важно для семьи офицера. В тот год произошла авария в Чернобыле. Когда в сентябре дети вернулись в Киев из эвакуации, в команде Шпакова не хватало одного игрока. Им был Андрей Шевченко. Шпаков позвонил родителям.

"Андрей больше не хочет заниматься футболом", - отрезал отец. Шпаков не хотел в это верить, поехал на Оболонь. Дверь открыл Шевченко-старший. Андрей должен пойти в военное училище, стать солдатом, как и отец.

"Тренер должен уметь находить выход и из таких ситуации", - рассказывает Шпаков.

"Товарищ Шевченко, - сказал он, -

если Андрей должен стать офицером, то ему нужно быть сильным физически. Поэтому, пожалуйста, разрешите ему посещать тренировки".

"Наверное, это было неплохим решением", - говорит Шпаков и улыбается.

"Теперь мой муж говорит, что он рад, что так получилось", - говорит Любовь Шевченко. На балконе раскачивается на ветру белье.

"Хотя он всегда подчеркивает, что военное училище все равно не помешало бы". Андрей всегда был бойким мальчишкой. Когда семья приезжала к родственникам в село, он мгновенно выбегал на улицу, и другие дети были ему очень рады. В конце концов, городской мальчик был единственным, у кого имелся свой собственный мяч. Был разговорчивым, компанейским. Мать с удовольствием рассказывает еще одну историю - как он на пляже битых полчаса пытался разговорить грузинского мальчика, хотя тот ни слова не понимал по-русски.

"Андрюша всегда был очень открытым, он и сейчас такой. Он доверчив. И уже по этой причине нужно было беспокоиться о нем. Мы все же были рады, что он играл в футбол. Сын проводил по полдня на тренировках и не имел времени, чтобы попасть под плохое влияние. Вскоре настали тяжелые времена. Исчезли комсомол и пионерия, не стало течения, которое могло бы подхватить Андрея".

Давление -170 на 100

В Миланелло, где Сильвио Берлускони построил самую суперсовременную базу в мире, вечереет. Шева сидит наверху, в комнате для занятий, и улыбается.

"Ну-ну, мама и об этом рассказала? Но все это - правда. Мой путь был тяжел. Я был бойким ребенком, не знал куда девать свою энергию". У Андрея - лицо модели и взгляд искателя приключений.

"Потом все развалилось. Пятнадцатилетним мальчиком я вдруг понял, что моей страны больше не существует. Четыре, пять лет хаоса. Ничего стабильного, непоколебимого больше не было. Футбол стал моим спасением".

"Если бы мы за ним не присматривали, сегодняшнего Шевченко не было бы", - рассказывает Йожеф Сабо. Конечно, Сабо горд своим личным вкладом в это великое произведение. Но это и слова человека, знающего не понаслышке разницу: вот человек велик, а вот он уже забыт всеми. По происхождению Сабо - венгр. В 1958 году он переехал в Советский Союз, в киевское "Динамо".

"Я здесь жил, живу, в "Динамо" и умру", - говорит он. Он был игроком, затем тренером - в том числе и тренером сборной. Сейчас он - вице-президент клуба.

Сабо взял Шевченко в основу "Динамо" в 1994-м. Он высмотрел его сверху, с трибуны. Парень играл за "Динамо-2". У него был мощный, невероятный спурт с места, он был быстр, скаковая лошадь. Играл всегда на максимальной скорости, и, несмотря на это, никогда не отпускал от себя и не терял мяч. А если на пути встречался соперник, Андрей не замедлял темп, как это дела ли большинство партнеров.

Но и Шевченко был подвергнут искушениям нового свободного мира. Это была величина измеримая. Перед каждой тренировкой врачи проверяли кровяное давление игроков, чтобы проконтролировать, какой они ведут образ жизни. Иногда давление Шевченко "зашкаливало" - 170 на 100. Тогда он не имел права тренироваться. Кто его знает, чем он занимался вечером накануне? Сабо немногословен: "Он находился под влиянием плохих людей". Говорить о деталях не хочет. Но мать рассказывает, что ее сын был тогда просто слишком добродушным, любящим жизнь 18-летним парнем, а по сути - еще ребенком. И при этом единственным из сверстников, у кого водились деньги, - потому что он играл в футбол. Это притягивало друзей. Были деньги и возможности их потратить: это было в новинку в этом новом мире.

Сабо запретил ему встречаться с определенными игроками за пределами футбольного поля - с теми, кого он считал дурным примером для подражания. Однажды он забрал у него ключи от машины - после того как встретил Шевченко по пути на тренировку. Тот бешено промчался перед ним по ухабистой улице на огромной скорости. "В конце концов Андрей стал к нам прислушиваться. У него доброе сердце. Он - мягкий человек, как кусок хлеба. Его можно было вылепить. "Вылепить" - это слово из "его" времени.

Мы сидим с Сабо в ложе для почетных гостей стадиона им. Лобановского. Его кабинет слишком мал для того, чтобы давать интервью, - не больше, чем кладовка уборщицы.

"Но конечно, Андрей всего добился сам. Он готов учиться, он обладает огромной биоэнергетикой", - говорит Сабо. Это слово кажется изотерическим (известным лишь посвященным в некую тайну людям. - Прим. А.Ш.). Но киевское "Динамо" славится тем, что создало из непредсказуемой игры целую науку. Все можно изучить, исследовать и рассчитать. Принес это в клуб великий Валерий Лобановский. Он умер в 2002-м, получив удар "на тренерской скамье", - говорит Сабо и показывает вниз, на поле.

Игрок советской школы

Лобановский в конце 90-х вновь сделал "Динамо" знаменитым, а Шевченко - великим. В 1999-м в Лиге чемпионов киевляне дошли до полуфинала, по пути одолев мадридский "Реал". Команда играла как хорошо отлаженная машина. Футбол был прецизионно сконструирован. Они проводили на сборах по 300 дней в году. Лобановский организовал научную группу -десять человек, в чьи задачи входил анализ игры и тренировок. Каждый шаг был учтен. Работа на поле имела самый высокий приоритет. Это была школа, которую прошел Шевченко. И сегодня, даже когда он не в форме, пробегает на поле больше, чем многие другие.

"Андрей, - утверждает Сабо, -

игрок советской школы, динамовец - это видно до сих пор. Несмотря на то, что в "Милане" он делает только ювелирную работу - забивает". Этого, однако, оказывается достаточно для того, чтобы иметь на личном счету 28 голов в сезоне, зарплату 10 миллионов евро в год, виллу на озере Комер, напоминающую маленький замок, и два магазина Армани в Киеве. Ныне в столице Украины есть люди, готовые выложить 300 евро за пару джинсов. Мир идет вперед, и бывший ученик Сабо сейчас даже выходить на подиум в качестве модели, делая приятное своему другу Гиоргио Армани.

"Поймите меня правильно, - просит Сабо. -

Андрей - прекрасный человек. Но я не понимаю эти вещи. Реклама, приемы... Ведь все это не имеет ничего общего с футболом!" Раньше, говорит Сабо, Андрей был доволен тем, что как игрок "Динамо" получал бесплатные контрамарки на спектакли в театр.

"Сейчас даже юные футболисты зарабатывают у нас по 100 000 долларов! И они думают, что им уже не надо тренироваться, потому что они богаты. Очень тяжело объяснить людям, почему проработавший всю жизнь пенсионер теперь так беден, а парень в 21 год ездит на "Мерседесе" только потому, что он играет в футбол. Зависть в этом обществе переходит все границы".

В этой стране идет борьба: нужно уметь использовать новые шансы, имея старые связи. Но одновременно приходится мириться и с тем, что несправедливость прошлого смягчается новыми порядками, которые можно также признать несправедливыми. Раньше были люди, обладавшие властью, и люди, ее не имевшие. Сегодня есть победители и проигравшие.

"Андрею пришлось побороться с самим собой, - говорит президент киевского "Динамо" Игорь Суркис, -

и он выиграл этот поединок". Андрей идет своим путем до самого конца - пока не достигнет цели. Он полностью отдается своей работе.

"Конечно, и у него были трудности - как и у всего его поколения. Он был продуктом Советского Союза - и вдруг появились дискотеки, бары, казино. Но из-за того, что в юности он довел до конца эту борьбу с самим собой, позже, когда он попал на Запад, у него не возникло проблем со стилем жизни, как у других игроков с Востока. Андрей прислушался к нам. Он - как губка, впитывает все, - продолжает Суркис.

Сейчас он оценил наше влияние. Андрей - человек слова. Он дорожит дружбой и никогда не предаст".

Правильный клуб для Шевченко

В 2004-м, перед выборами в Украине, Шевченко обратился к народу с призывом: победа стоявших тогда у власти людей пошла бы, мол, на пользу футболу. Когда стало известно, что итоги выборов - сфальсифицированы, началась Оранжевая революция. На повторных выборах Янукович - кандидат, в поддержку которого выступал Шевченко, - проиграл. С тех пор Андрей больше не говорит о политике.

"Андрея тогда неправильно поняли", - рассказывает Игорь Суркис. Другие говорят, что этот добрый парень просто позволил сделать из себя инструмент. Его слова все равно изменили немногое. Люди в этой стране давно уже никому не доверяют. На последних выборах международные наблюдатели обмана не обнаружили, и все равно в народе говорят о подтасовках. А что же спортивные идолы? Виталий Кличко, экс-чемпион мира по боксу, проиграл на выборах мэра Киева. Спорт ассоциируется с коррупцией - как и все в этой стране.

"Но поэтому Андрей так важен для нашей страны. Он - настоящий посол, лучше любого дипломата. Правительство говорит, что мы хотим в Европу. Андрей давно уже там".

Дорогу в Европу ему проложили братья Суркисы. Контракт с "Миланом" был скреплен рукопожатием Берлускони и Григория Суркиса в 1999-м. "Манчестер" и "Ювентус" предлагали большие суммы, но все были уверены, что "Милан" - "правильный" клуб для Шевченко. Берлускони и Суркисы стали хорошими друзьями.

"Милан" - это одна семья, такая же, как и мы", - завершает свой рассказ Игорь Суркис.

"Милан" был не самым плохим выбором для Шевченко, хотя слово "семья" каждый волен понимать по-своему. Этот клуб сделал его звездой мировой величины. И он знает об этом. Сейчас, по всей видимости, предстоит новый виток его карьеры, и скоро Андрей покинет "Милан". На прошлой неделе он впервые публично высказал мысль об уходе. Говорил, почти извиняясь, о своей любви к "Милану" и о том, что теперь ему нужны новые ориентиры. Шева - честный, преданный Шева. Его следующим клубом может стать "Челси". Еще одна "семья" с властным патриархом во главе - русским миллиардером Романом Абрамовичем. Ему там будет хорошо, а в кассу "Милана" этот переход может принести 38 миллионов евро.

В "Милане" никогда не раскаивались в том, что взяли его. А тогда эта история длилась довольно долго. Решение было принято далеко не сразу. Они наблюдали за игроком почти три года, рассказывает Резо Чохонелидзе - молчаливый грузин, серьезный мужчина с аккуратным косым пробором. Он работает в "Милане" в качестве скаута. В спортивных возможностях Шевченко никто не сомневался. Его тренер Лобановский -отнюдь не пустомеля, уже тогда утверждал, что Шевченко лучше, чем Роналдо. Чохонелидзе вскакивает со стула и чертит на доске футбольное поле. Ставит в штрафной площади на одном уровне несколько звездочек. "Это - Роналдо". Потом он чертит звездочку в центре поля. Оттуда - стрелки: назад, вперед, прямо к воротам, к угловому флажку - во всех возможных направлениях. "Это - Шевченко". Он улыбается: "Ты видишь его еще у центральной линии, на мгновение отворачиваешься - а он уже находится в штрафной и забивает гол".

Но у Чохонелидзе была тяжелая задача. Шевченко стоил 25 миллионов долларов - до сих пор этот трансфер является рекордным для Восточной Европы. Чохонелидзе проверил все: говорил с тренерами, семьей, друзьями. Это была работа для хорошего детектива. "Милан" не имел права на ошибку, Шевченко не должен был стать очередным выходцем с Востока, чья звезда благополучно закатится на Западе. Они пять месяцев готовили Андрея. "Психологически", - говорит Чохонелидзе. Занятия языком, привыкание к стилю жизни. Посылали его вместе с Мальдини, Костакуртой и Амброзини в ресторан - есть спагетти. Ни один клуб в Западной Европе не организован строже, чем "Милан". Парень учился жить как итальянец. Но при этом и дальше тренировался как динамовец. После тренировки - специальные упражнения, Семь раз 50-метровый спринт: туда и обратно, меньше чем за минуту. Партнеры только качали головой. Когда перед началом сезона Шевченко представили Берлускони, тот сказал:

"Не беспокойся. Забьешь за сезон 10-12 голов, и достаточно. А если будет 18-я подарю тебе яхту.

"Шевченко забил 24 - еще никогда ни один иностранец не забивал в своем дебютном сезоне в Италии столько голов. Вместо яхты было морское путешествие, но это не испортило отношений с Берлускони. Его наставили "на путь истинный", как говорит мама.

Терпение - и все получится

В Миланелло вечереет. Здание клуба напоминает мексиканскую фазенду. Там есть комната с камином, родственники Кларенса Зеедорфа поджидают, когда тот придет с тренировки. И в самом деле - здесь есть что-то семейное. А наверху Шевченко все еще говорит о родине. На чемпионате мира он выведет на поле команду Украины с капитанской повязкой на руке - несмотря на травму колена, которую ему еще предстоит залечить. Это будет событием, способным отвлечь людей от политики.

"Конечно, в моей стране царит полнейший хаос, - говорит он. -

Но истинная проблема заключается в том, что нужно просто набраться терпения. Потому что нельзя в одно мгновение изменить все. Правовая основа, конституция, создание рабочих мест, обеспечение пенсии - все это тяжело. После 70-ти лет коммунизма - вполне нормальные проблемы". Он смотрит задумчиво. Его решительный взгляд исполнителя приговора может быть очень нежным.

Шева осторожен, выбирает слова. Он не хочет выглядеть этаким наглецом, судящим из далекой Италии о своей стране. Он знает, что не является видным политиком или мыслителем. Он - футболист. Человек, который с удовольствием окончил бы школу в 15-летнем возрасте, который не любит читать газеты. Ему все равно, какую политику проводят или какими делами занимаются Берлускони и Суркис. Он просто благодарен этим людям - за многое благодарен.

Но ему совсем не все равно, что происходит в его стране. Он помогает трем детским домам в Украине. И те, кто хорошо его знает, рассказывают, что он делает это от чистого сердца.

"Только не говорите с ним о страдающих детях, - просит мать, -

а то Андрюша заплачет". Но многие говорят также, что он просто слишком далек от Украины. Этот человек, летающий на матчи сборной на личном самолете Берлускони. Футболист, в чьем распоряжении личный массажер-японец. Парень, женившийся на красавице-модели.

Шева говорит нежным, светлым голосом.

"Это правда - конечно, я очень далек от людей, живущих на моей родине. Я уже семь лет в Италии, моя жена Кристен - американка. Мой базис изменился, хотя я все равно чувствую себя украинцем". Он смотрит из окна на поляну с искусственной травой - это посадочная площадка вертолета Берлускони. Сильвио Берлускони - крестный отец его сына Джордана. "Милан" - большая семья. Как весел был во время крестин тогдашний премьер-министр Италии, как он пел и шутил - об этом поведала в Киеве мать Шевченко.

"Вы можете называть Андрюшу "звездой" - если вам так нравится. Но он все еще мой маленький, любимый, близкий мальчик". Она рассказала, как была рада вновь вернуться в Киев. Там на выходные можно поехать в Двиркивщину - маленькое село, откуда происходит их семья. У них есть домик - с садом и цветами. Сначала Андрей забрал родителей и сестру в Милан, поселил на Виа Марина. Там, где вокруг домов стоят метровой высоты заборы и на табличках у звонков есть только номера, потому что богатеи и здесь неохотно называют свое имя. Андрюше не хватает родной деревни, не хватает мамы. Она знает об этом. Но захочет ли он когда-нибудь вернуться в свой старый мир, где царят хаос и беспорядок? Этот вопрос она ему никогда не задавала.

Наши блоги