Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Шатерникова: "Мне удавалось просовывать свой кулачек сквозь ручища Кличко"

393

Сегодня она – известный телекомментатор и вице-президент Национальной лиги профессионального бокса Украины. У нее свой кабинет и полно функционерских обязанностей. До недавних пор Шатерникова считалась лицом женского бокса в Украине. На ее примере скептики убеждались, что, оказывается, это не так страшно, когда две женщины бьют по лицу друг друга.

- Алина, с недавних пор вы представляете интересы Украины в Европейском боксерском союзе (EBU)…

- Это лишь работа функционера. Чем выше в EBU будут наше представители, тем больше возможности принести пользы нашему виду спорта в Украине. Сейчас появилась возможность продвигать украинских боксеров в европейском, мировом рейтинге. Также удается более тесно налаживать те международные контакты, благодаря которым проводятся большие поединки как в Украине с участием зарубежных боксеров, так и за рубежом с участием наших ребят. Иными словами, я вхожа в мир бокса, мир промоутеров, менеджеров, федераций, версий.

Версия – просто официальная международная организация, которая имеет определенный статус. Этот мир достаточно закрытый, чужаков туда не пускают. Получить там влияние возможно лишь тогда, когда тебя узнают как профессионала, как человека, глубоко разбирающегося в деле. Здесь невозможно научиться и подвиснуть. Нужно постоянно развиваться, учиться чему-то новому. Скажем, WBC, WBA придумали бриллиантовые пояса, титулы суперчемпиона. Необходимо разбираться во всех этих нюансах, быть в курсе событий, происходящих в мире профессионального бокса.

- Вам не кажется, что хорошего спортсмена не нужно продвигать в рейтинге, что он в нем продвинется и сам?

-Сужу по себе. Меня в бытность спортсменом очень сильно продвигал мой теперешний руководитель Михаил Завьялов. В частности, он помог мне подписать первый профессиональный контракт со швейцарской промоутерской компанией. Для того, чтобы убедить швейцарцев взять на контракт украинку, нужно было, грубо говоря, долго «ездить по ушам», привезти меня на сборы, показать, что я могу на тренировках. Потом провести мне поединок. Все это – договоренности менеджеров. Уговорили швейцарского промоутера провести пробный бой с сильнейшей в Швейцарии девочкой топ-уровня Сабиной Риттер. Я у нее выиграла. И только таким образом меня взяли на контракт. Иначе сидела бы в Украине и никто бы меня не знал.

Или взять братьев Кличко. Был период, когда они уже были относительно успешными в Германии, в клубе UniversumBox-Promotion, зрители ходили на бои, но здесь в Украине пиар-менеджер Кличко ходила с трудом упрашивала газеты, телеканалы рассказать о Виталии и Владимире хоть что-то, дескать, это будущие звезды. Понимаете, пока о бойце не будешь рассказывать, толкать его, продвигать, он может быть мегаталантливым, но жить в своей Одесской области и никто не будет о нем слышать.

- Вы намекаете на Василия Ломаченко?

- Ломаченко стал известным широкому кругу населенияпосле победы на Олимпиаде и добытого там Кубка Вэла Баркера. До этого только боксерская общественность знала о таланте этого молодого парня и следила за его успехами. Ломаченко успешно выступил на чемпионате мира, заняв в 2007 году второе место. Но опять же, везде, где бы ни появлялись функционеры Федерации бокса Украины, все старались говорить о Ломаченко. То чествование, которое было организовано для Васи в Киеве – опять же инициатива функционеров. Такие праздники нужны с с точки зрения пиара.

- Хорошо, вы представитель женского бокса, вам тяжелее. Но действительно талантливых боксеров, как Дзинзирук, Котельник, Сидоренко, крути – не крути, а чемпионами мира они все равно стали...

- Да, стали. Но такой популярности, как хотелось бы, у того же Котельника в Украине нет. Есть спортсмены, которые хотят быть узнаваемыми, приглашаемыми на различные программы, шоу. Например, Узелков без этого не может, у многих моих коллег складывается впечатление, что для Славы бокс давно на втором или третьем месте, ему нужно быть в центре внимания, раздавать автографы. Но есть спортсмены не то чтобы скромные – у них приоритеты другие. Например, высококласному боксеру и чудесному человеку Сереже Дзинзируку я всегда говорю, чтобы не отказывал журналистам, чтобы общался, потому что это не только твоя популярность, а популярность вида спорта.

- Котельник в одном из своих интервью сказал, что в Украине существует искусственное удержание, что братья Кличко специально не пускают на телевидение бойцов, которые не входят в их промоутерскую компанию...

-Это Андрюша преувеличил. Как только у меня была возможность, я всегда его приглашала на эфиры телеканалов «Спорт». Уверена, что Кличко не заинтересованы, чтобы в Украине уделяли внимание только их успехам. Другое дело, что ребята не всегда доступны. Это касалось и того же Андрюхи, когда он активно выступал и большую часть времени проводил в Германии. Во-вторых, не всегда чисто физически и по времени у меня была возможность добиваться трансляций. Да это и не является моей функциональной обязанностью.

Тем не менее, я при любой возможности максимально говорю не о Кличко, потому что о них и так все говорят и знают. Хотя рейтинги поднимаются только тогда, когда в своем интервью ты говоришь о братьях. Я стараюсь во всех интервью говорить о том же Вячеславе Сенченко, который к слову явялется чемпионом мира по версии WBA, о Максе Бурсаке, занимающий вторую позицию мирового рейтинга, о талантливом тяжеловесе Дмитрие Кучере. И список можно продолжать. Не все высококлассные украинские боксеры живут в столице, соответственно им тяжело регулярно общаться журналистам из топовых телеканалов и медиа Киева. Эти ребята своим трудом, успехами заслуживают, чтобы им уделяли внимание, говорили об их соревнованиях или сборах.

- Реалии таковы, что действительно лучшие представители нашего бокса среди профи раскрылись за границей и в Украине их успехи в большинстве своем прошли незаметно. Вот Сенченко проводил чемпионский бой на «Донбасс-Арене», при пустых трибунах. Искусственно сделать человека популярным тяжело. Взять того же Узелкова. За выше упомянутых бойцов говорили их любительские титулы, за Котельника – зрелищные бои…

- Эти вещи должны сочетаться. Если боксер ничего из себя не представляет, то смысла его раскручивать нет. Я не являюсь пиар-менеджером какого-то одного боксера, который мне симпатичен или с которым я дружу. Я стараюсь популяризировать вид спорта благодаря определенным успехам. Никогда не было намерений кого-то раскручивать искусственно. Но пиар является неотъемлемой частью успеха спорта. От этого никуда не уйдешь.

- Национальная лига профессионального бокса (НЛПБУ) способна что-то сделать, чтобы лучшие украинские бойцы не уезжали в США и Германию? Взять один из последних ярких примеров – Исмаила Силлаха…

- Сейчас у нас достаточно богатые промоутерские компании, они проделывают огромную работу практически без поддержки государства, просто на собственном энтузиазме и заключают контракты. Что касается Силлаха, то его семья, родители давно уехали в Штаты. Это желание было ментально заложено в семье и он рвался туда. Какой бы ему контракт здесь ни предложили украинские промоутеры, он все равно хотел уехать в Америку.

Недавно я вернулась из Мюнхена. Я общалась с близким товарищем Тимощука, его «правой рукой» в Германии. Ему предлагает суперусловия дагестанский «Анжи». Но Анатолий говорит, что чуть ли не с рождения мечтал играть в «Баварии». «Я хочу здесь играть, здесь жить и остаться тут, мне тут хорошо и комфортно» - это слова Тимощука.

То же самое Силлах. В США он кайфует. Исмаил говорит, что ему там очень комфортно жить и тренироваться. Человек всегда ищет, где ему лучше. А у боксеров, которые хотят тренироваться и выступать дома, сейчас такие возможности есть. Мало того, три ведущие промоутерские компании – Union Box Promotion, К2 Promotion и Elit Boxing Promotion – везде, где только возможно, проводят акции калибра «Украина ищет таланты». Боксерам предлагают показать себя, провести сборы. Если боец действительно талантлив, ему создают все условия, арендуют квартиру, платят зарплату, организовываем бои.

Но, к сожалению, сейчас бокс не только в Украине, но и в России, на спаде. Я говорю о массовости. В 80-е года уровень был очень высокий. В 80-е выиграть чемпионат СССР было гораздо сложнее, чем чемпионат мира и Европы. Конкуренция была бешенная, потому что был массовый спорт, много детей занималось и оттуда выстреливали эти таланты. Сейчас из-за того, что массовости нет, таланты найти очень сложно. У любителей ситуация аналогичная. Вот наша сборная блестяще выступила на чемпионате мира. Но что будет дальше, почле того, как эти ребята выступят на Олимпиаде? Если в любительском боксе талантов не много, то говорить что говорить о профессиональном?

- До Олимпиады-2012 остается менее года. После Игр в Лондоне наш сильнейший боксер-олимпиец Василий Ломаченко почти наверняка будет переходить в профессионалы. Делает ли что-то НЛПБУ для того, чтобы Василий был лицом профессионального бокса в Украине, а не уехал за рубеж?

- Если на будущей Олимпиаде ему предложат такие же деньги, как предложила компания Golden Boy Promotion Оскара де Ла Хойи, то удержать Васю мы не сможем. По слухам, на прошлой Олимпиаде какой-то американский промоутер готов был предложить Васе только подъемных цифра с шестью нулями. На сегодняшний день Украина не та страна, которая может предложить такие подъемные. Таких возможностей ни у НЛПБУ, ни у украинских промоутеров нет. Такой талант, который есть у Ломаченко, украинский профессиональный бокс не потянет.

- Получается, украинский профессиональный бокс в Украине и в дальнейшем будут олицетворять чеченец Байсангуров и грузин Хурцидзе?

- Кличко, которые сейчас сами выступают как промоутеры, до того были в немецком Universum Box Promotion. Но братья всегда выступали по украинской лицензии. То есть они всегда были нашими боксерами, а не немецкими. Глазков тоже выступает от нашей федерации, несмотря на то, что контракт у него в российской промоутерской компании. Поэтому если Ломаченко решит переходить в профессиональный бокс, наша работа убедить его, что он может выступать за другой клуб, но выходить под флагом Украины.

- На территории Украины было два боя за титулы чемпиона мира по ведущим версиям. Но ни во Львове, ни в Донецке особого ажиотажа они не вызвали. По-вашему, в Украине бои могут продаваться?

- Продаваться не могут, потому что наше телевидение еще не готово платить деньги за трансляцию. Для телеканала главное – показатель рейтинга. Скажем, бои Кличко на «Интере» получили самый высокий рейтинг тогда, когда мы начали придумывать студию, показ документальных фильмов. Рейтинги начали зашкаливать, руководство канала этим очень довольно и хочет это продолжать сотрудничество. Другие боксеры у телеканалов пока что не вызывают такого интереса. Соответственно, бои не окупаемые. В этом ничего страшного нет, потому что профессиональному боксу в Украине всего 20 лет. В США конкуренты – ShowTime, HBO, появляются новые спортивные каналы. В Англии Sky после кризиса находится в упадке, они стали платить гораздо меньше денег Hatton Promotion за покупку телевизионных прав. Думаю, что со временем покупаемым бокс станет и в Украине. Если лет десять назад мы платили деньги каналу, чтобы он показал тот или иной бой, то сейчас нам уже удается договариваться и транслировать бои бесплатно. Это уже прогресс.

- По вашему мнению, о том, что бой Владимира с Хэем мог проводиться в Украине, Виталий сказал для красного словца?

- Думаю, да.

- Ходят разговоры, что в программу Олимпийских игр будут допускать профессиональных бойцов…

-Но даже близкое окружение президента AIBA до сих пор не может сложить пазлы, как это все может реализоваться. Пока что это только громкие заявления. Думаю, в аматорском боксе вскоре откажутся от шлемов. Любительский бокс благодаря этому станет более зрелищным. Но насчет того, чтобы в олимпийских играх были профессиональный бойцы, у меня большие сомнения.

- Бойцы не захотят?

-Дело все в том, что тогда будет полный хаос.

- Запущенный AIBA проект World Boxig Series способен в будущем стать альтернативой профессиональному боксу?

- С того времени, как этот проект запущен, прошел уже год. Пока для AIBA коммерческого успеха, такого, чтобы ведущие телеканалы мира гонялись за трансляцией того или иного этапа WBS, нет. У локальных федераций по людительскому боксу тоже есть свое мнение. Их беспокоит абсолютное несовпадение подготовки сборной команды и индивидуальной подготовки того или иного боксера, который выступает под эгидой WBS. Получается даже техническая несостыковка по подготовке к турнирам. Скажем, у нас проводится чемпионат Украины, а Сергей Деревянченко участвовать не может, потому что он выступает на одном из этапов WBS.

- Должность вице-президента НЛПБУ вы занимаете уже шесть лет. Почему после вас на профессиональном ринге не появилось ни одной украинской женщины?

- Этот вопрос очень сложный и одновременно очень простой. Никто из современных действующих промоутеров в Украине, какая бы девочка не была талантливая, как бы хорошо себя не показывала на любительских рингах, категорически не хочет брать ее на контракт. Мужчины есть мужчины, стереотип еще остался. У девчонок есть только один шанс: добиваться золота в тех трех весовых категориях, которые включены в программу Олимпиад.

- Вам не кажется, что вы смогли пробиться на вершину, потому что взяли не только харизмой, но и женственностью?

- В любительской сборной у девчонок есть женственные и неженственные. Два года назад я присутствовала на чемпионате Европы по женскому боксу в Николаеве. Была поражена, настолько много женственных, милых, приятных девчонок в составе сборной России. И при этом в ринге они показывают класс не хуже, чем Ломаченко среди мужчин. Но в России ситуация аналогичная с нашей. Из девочек в профи там пробилась только Наташа Рогозина. Наверное, тоже своей настойчивостью. И тем, что ее изначально взяли немцы, у них было сопромоутерство с российскими промоутерами. В свое весовой категории она лучшая в мире, всех перебила, драться уже не с кем. По другим девчонкам такая же ситуация. Дискриминация продолжает существовать, от этого никуда не деться.

- Известный комментатор Владимир Гендлин прямо заявил, что сознательно не пускает женский бокс на НТВ-плюс…

-У Sauerland Promotion есть прекрасная девчонка Сесилия Брекхаус из Норвегии, она мне очень нравится. В свое время телеканал «Спорт4» регулярно закупал трансляции этой промоутэрской компании, Сесилия там регулярно выступала. На одном из конгрессов я предложила главному менеджеру Sauerland Promotion очень талантливую девчонку из Украины. Он мне объяснил, что Сесилия Брекхаус на контракте только потому, что ее страна, ее телевидение очень хорошо покупает трансляции ее боев и она, как боксер, очень хорошо продает билеты на свои бои. В Европе существует такая практика. Это у нас боксеры разбалованные – подай им, принеси.

Например, в Англии, на родине бокса, где очень много боксеров и боксерских соревнований, для каждого промоутера является показателем то, какое количество боксер продал билетов на свои бои. Чем больше боец продает билетов, тем чаще промоутер организовывает ему бои. Этот менеджер мне прямо сказал: «Если мы возьмем девчонку и ты добьешься того, что ваше телевидение будет покупать ее бои, тогда мы готовы взять». Я ответила, что спортсменка вначале должна показать себя. Потом мы будем раскручивать ее в Украине. Но немцы так не хотят.

- Возможно, вашему успеху благоприятствовал тот факт, что тогда, в середине 90-х профессиональный бокс для Украины был в новинку?

- Не исключаю, что мне просто повезло. Михаил Завьялов меня долго проталкивал везде, мой тренер изначально долго убеждал Завьялова в том, что на меня нужно обратить внимание, приводил его на тренировки, показывал, как я стою в парах с ребятами. Мы всегда были готовы рисковать. Современные боксеры, когда предлагаешь им хороший бой за границей, думают, а вдруг их там засудят. У меня таких мыслей, когда я боксировала, никогда не было. Если такой шанс предоставляется, его нельзя упускать. Саша Гуров пять раз стать чемпионом Европы, хотя никакого промоутера за ним не было. Это хороший показатель, тем более, что чемпионом он становился на выезде. Так сложилось и у меня. Я добилась того, чего хотела.

- Вы когда-то говорили, что обижались на мальчиков, что они слабо вас бьют во время спаррингов. Но если бы они действительно сильно били?

-Такое бывало, что мы заводились так, что тренер нас останавливал и менял спарринг-партнера. Пока со мной играются, я начинаю заводиться, бить жестко. Мой партнер начинает пропускать, мне удается то или иное, тогда он начинает заводиться. Дескать, как это так, с девчонкой боксирую и пропускаю такие удары. Было такое, что мы заводились и был очень сильный фул-контакт.

- На ринге вы никогда не падали даже в нокдаун. А на тренировках?

- Нокдауны были. После ударов по печени. Это очень болезненное состояние. После ударов по голове вроде не падала. Но так, что звездочки по ходу боя в глазах появлялись, бывало. В спаррингах я в основном с ребятами работала. Это сейчас в любительском боксе есть много девчонок, с которыми можно спарринговать. В мое время с этим были проблемы. И даже когда я готовилась к боям за звание чемпиона мира, то хотя бы оду девчонку в моем весе удавалось найти с большим трудом. Платили деньги, чтобы она приходила и помогала мне готовиться. Было такое, что для проведения спаррингов перед титульными боями мы ездили на поезде то в Запорожье, то в Днепропетровск, где есть кто-либо из девчонок в моем весе приблизительно моего уровня. Ребята – это другие скорости, мышление.

- А от вас ребята падали?

-Вирчис падал. Телевизионный канал снимал сюжет о нем или обо мне – уже точно не помню. Мы с Вовой разыграли сцену. Причем упал он настолько естественно от пропущенного удара, что в зале наступила тишина, у операторов чуть ли не камеры попадали с рук. Они не понимали, что произошло. Мы с Вовой это умеем делать. А не наигранно никого из ребят не валила.

- Вы начинали заниматься боксом в одном зале с Кличко у Владимира Золотарева. Стояли с братьями в спаррингах?

- Часто. Это когда они работали исключительно на защиту. Они в глухой защите, а мне нужно было обмануть, чтобы он опустил руку и я бы пробила по голове или, наоборот, заставить его поднять руку, чтобы я пробила в «солнышко» или по печени. Мы смеялись, но работали. И попадала нередко. Мне удавалось между большими руками просовывать маленький кулачек.

- Рефлекторно никто из братьев не отвечал?

- Так, чтобы били рукой – нет. Толкали, мешали, раздражали, я их сбивала. Вовка или Виталик держали меня на передней руке, не били, а просто держали, а моя задача так обхитрить, уклониться, выйти из под руки, чтобы выйти на свою ударную дистанцию и пробить.

- Братья на себе почувствовали, что девушки могут бить. Но Володя тем не менее продолжает относиться к женскому боксу, как к чему-то дикому…

- У Кличко категорическая позиция. Еще когда мы тренировались, постоянно зудели, дескать, что ты тут шею качаешь. Потом привыкли и воспринимали меня как члена команды. Привыкли к тому, что разговоры их бесполезны и меня от бокса не отучишь.

- Вы часто вспоминаете бои за титул чемпиона мира с немкой Региной Хальмих, когда судьи в неоднозначной ситуации дважды отдали победу сопернице?

- Не часто. Вспоминаю только тогда, когда мы с ней встречаемся в Германии, когда общаемся на больших боях или когда встречаемся на конгрессах с судьями, которые судили наши бои.

- Кто-то из действующих лиц извинялся?

-По-разному. Там были судьи, которые отдали победу мне. Скажем, француз Жан-Луи Легран всегда с гордостью вспоминает, что он тогда назвал победительницей меня.

- Чем сейчас занимается Регина?

- Она сделала пластическую операцию на нос, потому что нос у нее был очень разбитый. Работает на телевидении, со спортом не связана. Год назад судьи из Германии рассказывали мне, что Регина долгое время искала себя. Она считала, что благодаря своей мега-популярности она должна быть такой же мега-популярной звездой на телевидении. Но для того, чтобы стать звездой не в качестве спортсмена, а в качестве ведущей, нужно много знать и уметь. Изначально у Регины были конфликты, но потом она опустилась на тот свой уровень и сейчас у нее все нормально.

- Вы пересматривали уже сейчас глазом профессионала эти бои?

-Я никогда не вспоминаю того, что было, а думаю о том, что будет. Мне хватает того количества бокса, которое я еженедельно просматриваю. Много боев из США. Приходится просыпаться в четыре часа утра. Трансляции боксерских вечеров из Германии или Англии растягиваются до двух ночи. Этого бокса мне достаточно, чтобы не возвращаться к тому, что было у меня в карьере.

- Но было бы интересно, если бы Алина Шатерникова-комментатор прокомментировала Шатерникову-бойца...

- Алина Шатерникова: Если когда-нибудь такая возможность возникнет, то, конечно же, прокомментирую. Но пока таких идей нет.

- Вы засветились в качестве ведущей в одном из телешоу. Не планируете последовать примеру Регина Хальмих...

- Нет. Бокс – моя жизнь и я себя не представляю вне его. Никакие перспективы стать популярной телеведущей, вести вечеринки или быть мега-звездой на телевидении меня не прельщают. Я человек из этого вида спорта, достаточно нетусовочный. Предпочитаю много трудиться как вице-президент Федерации для того. Я – стопроцентный менеджер, организатор. На телевидении я работаю только там, где есть бокс, не лезу в другие виды спорта. Тем более, не лезу на что-то другое.

- Какие-то пластические корректировки лица после завершения карьеры делали?

-Бокс на моем лице ничего не оставил, мне повезло. Но к «пластике» отношусь абсолютно нормально. Та же Регина Хальмиг все правильно сделала. Еще когда активно выступала, говорила в интервью, что если у меня от бокса останутся какие-то издержки, то готова по заверении карьеры пойти на какую-то операцию, чтобы что-то изменить в своей внешности и убрать воспоминания о боксе.

- Когда вы пошли в бокс, вы были девушкой со двора?

-Нет, я была девочкой-отличницей. Я хорошо училась, любила читать, никогда не была хулиганистой. Был один поход в милицию. Я встречалась с местным хулиганом. Эта история абсолютно не связана со мной. В единоборство попала, потому что не получилось в «женских» видах спорта, а я хотела спортивной карьеры.

- Это были бурные 90-е, вы жили на Нивках...

-Район, прямо скажем, не самый благополучный. Но у меня была большая шотландская овчарка колли. Порода не боевая, но она была обучена защитно-караульной службе, прекрасно выполняла команду «фас», по характеру была серьезным бойцом, дралась с овчарками. С ней я себя всегда чувствовала достаточно уверенно. Я никогда не занималась единоборствами для самообороны, а только для спорта. Мне хотелось выступать на соревнованиях.

Тренеры, с которыми я работала, всегда внушали своим ученикам, что то, что вы умеете ни в коем случае нельзя применять на улице. Потому что все это может закончиться плачевно. Таких случаев с нашими боксерами было много.

- Потому вы всюду ходили с собакой?

-Всюду, кроме школы и тренировок. По вечерам я постоянно находилась на улице, потому что нужно было собаку выгуливать. Нивки – такой район, где постоянно существовали группировки, я всегда проходила мимо группировок и у меня никогда не возникало конфликтов. Я была обычной девочкой.

А собак я в самом деле люблю. После колли у меня была бультерьерша, но она умерла от старости. Новой пока что не завожу, потому что живу на Подоле, а там с собаками гулять негде. Со своей колли я много занималась собаководством, изначально прошла общий курс дрессировки. Она у меня работала «сидеть», «лежать», «стоять», «ко мне» – жестами, даже не словами. Мы успешно закончили эти курсы, а потом пошли на защитно-караульную службу. От нее у собаки вырабатывается умение защитить своего хозяина, свою вещь, себя. Поскольку на защитно-караульной службе таких добрых пород как колли не было, он крутился постоянно с немецкими овчарками, боксерами, доберманами, и стал таким бойцом.

- Дома не кусал?

-Нет. А моя бультерьерша на улице так и вовсе была самой ласковой собакой, никогда ни на кого даже не гавкнула. Я ее ничему не учила, она ничего не умела, потому что тогда уже активно выступала. Мне было уже не до походов на собачьи площадки. Добрейшее создание, мы ее взяли, когда ей уже три года было, абсолютно не бойцовский характер у бойцовской собаки.

- Ваш сын занимается хоккеем. Известно, в каких условиях тренируются наши хоккеисты. Вы сына отдали на такой вид спорта, чтобы ребенок сразу почувствовал, что в этой жизни надо бороться?

- В какой-то степени да. Когда Сергею исполнилось три года, возник вопрос, что с пяти лет уже надо чем-то заниматься. Мы долго думали, куда отдать. Вначале решили отвести на фигурное катание. Но он там обижал деток. Мы поняли, что ему не нравятся занятия по хореографии, а кататься на коньках ему нравилось. Потому и отвели на хоккей.

Правда, Сергей еще не осознает, нравится ли ему этот вид спорта. Еще не дорос. У сына есть друзья-одногодки, которые влюбились в хоккей, всюду таскают с собой клюшку, даже летом, выходя гулять во двор с клюшкой и мячиком. У Сергея хоккей пока не стал неотъемлемой составляющей жизни. Но при этом он понимает, что нужно много трудиться, чтобы чего-то достичь, чтобы забить гол. Он понимает, что ничего не дается просто так. То есть он уже проходит школу жизни, без которой в наших условиях выжить достаточно сложно. Не знаю, будет ли Сергей дальше заниматься хоккеем, выступать в большом спорте. Пока что по его характеру я этого не вижу, но все тренера детской спортивной юношеской школы «Крижинка» говорят, что это еще не тот возраст, где проявляется, создан ли ребенок для спорта.

- Сын научился драться на коньках?

-Да, у него был такой период, когда он еще не очень технично на общем уровне играл. Дети ездят на товарищеские встречи то в Коломыю, то в Ивано-Франковск, то в Луцк. Бывало такое, что тренер запускал Сергея с указанием «фас». Такой период был, что много дрался клюшкой. Если кто-то толкнул – шайба уже не интересует, есть только цель преследовать толкнувшего мальчика, догнать и ударить. Я понимала, что это не совсем правильно. Мы долго проводили теоретические занятия, объясняли, и сейчас, к счастью, избавились от этого недостатка. Теперь если Сергея кто-то толкнул, он поднимается и играет дальше, а не концентрируется на том, что должен отомстить. Сейчас мы уже поспокойнее, не деремся и работаем над улучшением игры.

- Но есть много хоккеистов, которые сделали себе имя тем, что дрались. Взять одного из лидеров нашей сборной Андрея Срюбко…

- Для того, чтобы драться, нужно еще и хорошо играть. Хочу, чтобы Сергей вначале научился хорошо играть, а потом уже где-то можно и драться.

- Удар сыну мама ставила?

-Нет, он как-то сам себе ставил. До девяти лет я его в этом плане не дергаю. Потом есть намерения поводить сына в зал бокса. Не для постановки удара, а просто чтобы дать хорошую общефизическую подготовку. На боксе есть много упражнений, не обязательно удары и спарринги, для того, чтобы закалить молодого человека.

- Сын знает каких-то хоккеистов, ходит на матчи наших профессиональных клубов?

- Весной, когда в Киеве проводились матчи чемпионата мира по хоккею, мы ходили на все игры. Сергею очень нравилось. Когда наши проигрывали, он там рыдал, его все зрители вокруг успокаивали. «Эти судьи гадкие не умеют судить, я бы дал им клюшкой по голове!» - говорил в сердцах. У него были большие эмоции, дескать, как это так, Украина проиграет. Но пока что мы не настолько грузим сына хоккеем. Он очень любит конструировать, собирать «лего». Это сейчас его самая большая любовь. Также Сергей любит космос, конструировать роботов, сам придумывает образы инопланетян из этого «лего». Строит не тот дом или полицейский участок, который нарисован на картинке, а сам что-то фантазирует.

- Вы когда-то сами ходили на фигурное катание, потом хотели отдать туда сына. Откуда такая любовь к этому виду спорта?

-Не знаю, возможно, повлияли успехи советских фигуристов, за которыми с открытым ртом наблюдала и я, и мои родители. За олимпийскими играми, чемпионатами мира, Европы по фигурному катанию. Раньше это все показывалось на первом центральном телевидении. У меня в фигурном катании было много любимцев – Наталья Бестемьянова, Андрей Букин, конечно, Марина Роднина, немка Катарина Витт. Я очень люблю лед, люблю виды спорта на льду.

- А сами катаетесь?

- Да, когда с малым ездим покататься. Он уже катается на таких скоростях, что мне догнать его сложно. Играем с Сергеем на коньках салочки играем, любим побеситься, но опять же зависит от того, сколько на льду людей. Если приходить днем, когда людей мало, можем побаловаться.

- Вашему мужу легко с двумя спортсменами в доме?

- Хоккеем у нас основном занимается муж, я вожу на тренировки сына по возможности. Отцу нравится весь этот процесс, он уже влился в хоккейный коллектив, постоянно смотрит матчи КХЛ, знает все новости. И мне заодно сообщает. Также сейчас мой хороший знакомый играет за «Компаньон-Нафтогаз». Хоккей у нас в семье стал очень популярным. Все им интересуемся, даже, не знаю, до чего доинтересуемся. Над столом у Сергея висит портрет и шайба, подаренные Русланом Федотенко, нам их подарил друг Руслана. Сын знает, что есть такой Руслан Федотенко. Теперь Сергей говорит: «Я буду хорошо играть для того, чтобы купить себе спортивную машину».

Наши блоги