Главная Блоги

/ Общество

"Русский мир" хочет присвоить христианские киевские корни – глава УГКЦ

Украинская греко-католическая церковь сегодня активно ведет диалог с другими церквями украинского христианства ради "общего пути к единству и правде".

Возможно ли создать в Украине единый "мегапатриархат" с участием УГКЦ, почему греко-католики хотят проводить богослужения в Софийском соборе Киева, что грозит христианским ценностям в Украине и как церковь может бороться за честные выборы - рассказал в эфире ObozTV глава УГКЦ Блаженнейший Святослав Шевчук.

- Недавно у вас была встреча с главой Православной церкви Украины и президентом, на которой обсуждались перспективы объединения этих церквей...

- Это не первая встреча, которая состоялась. Очень важно, что мы встречаемся и общаемся. Хотя сразу скажу, что об объединении речи не шло, речь шла о сотрудничестве ради украинского народа, сотрудничестве во всех сферах нашей жизни – там, где это сейчас возможно. Диалог, который мы начали, мы назвали дорожной картой, которую мы хотим заключить, чтобы понять, как дальше двигаться вперед. Для нас, греко-католиков, дорожная карта сотрудничества с ПЦУ или с другими церквями украинского христианства заключается в первую очередь в том, что нас уже объединяет.

- И что это?

- У нас есть общие корни. Мы являемся наследниками некогда единой, а сегодня, к сожалению, разделенной Киевской церкви. Мы все родом из крещения святого князя Владимира, нашим материнским храмом является собор Святой Софии. Совместное открытие своих собственных корней является дорожной картой сближения между нашими церквями.

- Скажите, эта дорожная карта имеет какой-то выписанный вид, имеет какие-то промежуточные этапы?

- Мы пока сегодня говорим о главных идеях, о ключевых моментах всего того, что сегодня может быть предметом нашего общего действия. Если мы в определенный момент сможем говорить об определенных направлениях этой деятельности, шагах, то эта идея сотрудничества выльется в какой-то документ, в какой-то текст. Тогда можно об этом говорить. Сегодня этого нет, но это общение является хорошим началом.

- Договорились ли вы о следующих встречах? Кто должен заниматься этой дорожной картой?

- Мы договорились иметь регулярные встречи. Посмотрим, как нам это удастся. Думаю, сам ритм нашей церковной-общественной жизни будет побуждать к этому. Когда речь идет об определенных структурных моментах в наших церквях, которые должны быть инструментами для выработки этой дорожной карты, то сам владыка Епифаний говорил о том, что их церковь сегодня находится в состоянии внутренней организации, создаются новые синодальные структуры, новые отделы. Недавно был создан, как нас проинформировали, отдел внешних церковных отношений – структура, которая должна не только нарабатывать механизмы и шаги, но потом и отвечать за их воплощение.

Со стороны нашей церкви мы имеем развитые структуры, мы имеем даже отдельную комиссию по делам экуменизма, которая занимается делами межцерковных отношений, в частности в Украине. И если, скажем, на уровне наших структур мы сможем понять, как нам общаться, думаю, это и будет следующий шаг в разработке этой дорожной карты.

- Я правильно понимаю, что сначала в ПЦУ должны быть сформированы эти структуры, затем между УГКЦ и ПЦУ будет происходить сотрудничество, а на финальном этапе будет рассматриваться объявление о сотрудничестве, или представление дорожной карты?

- Я думаю, что мы, то есть УГКЦ, должны подождать, пока пройдут внутренние процессы в ПЦУ, чтобы мы увидели, как это институциональное общение будет развиваться. Наша церковь уже имеет разработанную экуменическое концепцию. Мы уже имеем позицию, определенное направление межцерковной деятельности, утвержденной на определенный срок. Все общение с представителями других церквей происходит в рамках нашей дорожной карты. Очевидно, что эта дорожная карта после определенного периода пересматривается, переосмысливается, осовременивается. Так же мы будем действовать, когда будет происходить поиск следующих шагов для сотрудничества с ПЦУ.

- То есть, это будет сотрудничество или объединение равных, как было объявлено в Томосе ПЦУ?

- Мы пока об объединении не говорим, говорим о сотрудничестве и экуменическом диалоге. Сегодня, к сожалению, такого диалога еще нет в Украине, этот диалог имеет много различных уровней. Прежде всего, должен пройти процесс общения, диалог примирения, установление определенных позиций, чтобы мы не делали шагов, которые бы могли взаимно друг друга оскорблять. Это в нашей экуменической концепции прописано, а тогда увидим, как двигаться дальше.

- Вы не раз сказали в этом интервью, что идет единение в сотрудничестве но не объединение. Я об этом спрашиваю, потому что для рядовых граждан это звучит довольно тождественно. Давайте объясним.

- Когда речь идет об объединении, речь идет о слиянии структур. Мы были свидетелями объединительного собора украинского православия. Такие структуры, как Киевский патриархат или Украинская автокефальная церковь, перестают существовать. Они создают новую структуру, новую религиозную организацию со своим уставом - ПЦУ. Когда речь идет об отношениях между ПЦУ и нашей церковью, то такого типа шагов мы не предусматриваем – по меньшей мере, на далекое будущее. Мы должны еще очень много этапов пройти для того, чтобы наш диалог был плодотворным и привел к глубоким изменениям в наших отношениях.

Если речь идет о направлении, в котором движется диалог во вселенском измерении, речь не идет о создании новых мегаструктур, речь идет об общении, то есть о восстановлении евхаристического общения, евхаристического единства. Чтобы мы могли вместе совершать божественную литургию за одним престолом.

- Плечом к плечу?

- Да. Это цель, которую в свое время высветил святой Папа Иоанн Павел II для экуменического диалога. Так, как это было в первом тысячелетии – существовали различные патриархаты, различные локальные церкви были фактически оформлены в различные локальные структуры, но единство церкви в первую очередь выражалась в их евхаристическом общении. Это способность быть причастным к тем же таинствам, которыми живет Христова Церковь.

- Вернемся к встрече, которая была 7 марта при участии Владыки Епифания и президента Украины. Там прозвучало заявление, что общая цель греко-католиков и ПЦУ – создать единый Киевский патриархат. Объясните пожалуйста, что это?

- Опять же – это цель на далекое будущее. Мы должны ставить перед собой амбициозные цели

- На десятки лет?

- Не знаю, посмотрим. Речь идет о том, что каждая восточная церковь – католическая церковь, как наша, или та церковь, которая себя конфессионально определяет как православная – развивается и ее развитие стремится к патриаршему устройству. Патриархат – это, опять же, не какая-то структура с мегаполномочиями, это признак зрелости той или иной поместной церкви. Поэтому наша церковь с самого начала своего развития, реорганизации, своего возрождения говорила, что мы созреваем, движемся в направлении патриаршего устройства.

- Именно УГКЦ?

- Да. Стоит вспомнить такую фигуру, как Иосиф Слепой. Это он во времена безгосударственности украинского народа и уничтожения УГКЦ провозгласил своей целью достижение патриаршего устройства. Сегодня сказать, что мы не хотим строить патриархат – это сказать, что мы не хотим жить и развиваться. Это было бы совершенно недопустимо для живого церковного организма.

Подобного типа рассуждения я встречал и с православной стороны. Речь идет об определенном развитии, завершении объединительных процессов и очевидной определенной зрелости церковного бытия. Потому что мы сейчас часто можем услышать, что для обычных людей не так важна смена вывески. Или это будет автокефалия, или это будет патриархат – важно качество церковной жизни, насколько глубоким в той или иной христианской общине является общение с Богом, молитва, насколько мы являемся зрелыми христианами, насколько наша вера является определяющим фактором для наших поступков, для нашей личной, жизненной позиции, каким образом развивается богословие, каким образом происходит пасторское богослужения, евангелизация, проповедь для тех, кто сегодня еще не знает Христа, не является христианином. Есть очень много факторов, которые определяют зрелость и качество церковной жизни – и это мы хотим сегодня ставить на первое место.

Я бы сказал, что патриархат – это зрелость УГКЦ в ее глобальном измерении. В отличие от ПЦУ, мы не только локальная церковь, наша структура объединяет церкви Украины и наши общины, епархии во всем мире.

- ПЦУ – это церковь Украины, которая географически ограничена территорией нашего государства. Филарет говорит о том, что она должна выйти за рамки Украины и стать Украинской православной церковью. Можем ли мы тогда говорить, что УГКЦ при патриархате тоже изменит свое название и будет иначе позиционироваться?

- Я не могу комментировать определенные планы-проекты, которые вызревают в лоне ПЦУ. Я могу только утверждать, что УГКЦ действительно сегодня и как поместная, и как глобальная церковь, де-факто имеет построенные структуры патриаршего управления. Мы сегодня хотим, чтобы эти структуры были эффективны, чтобы они могли помочь мне, как главе церкви, послужить нашим верным там, где они есть. Видим, что сейчас перед нами есть новая огромная волна эмиграции украинцев, выезжающих со своей родины.

Пока каких-то консолидированных решений по изменению названия нашей церкви среди нашего епископата и верующих не ведется. Есть определенные мысли, есть определенные предложения, как объяснить, кто такие сегодня греко-католики в Украине. Но о каких-то планах ближайших структурных и терминологических изменений речь не идет.

- Возвращаясь к теме киевского патриархата – поскольку это прозвучало в присутствии президента, при вашем присутствии и представителей ПЦУ... Еще раз, чтобы наши зрители поняли – киевский патриархат будет не объединением церквей, речь о киевском патриархат УГКЦ?

- Чтобы всем было понятно – никаких разговоров о создании киевского мегапатриархата на встрече с президентом не было. Так же не было никакого разговора о каком-то объединении в мегаструктуру с ПЦУ.

- Но звучали слова о едином киевском патриархате?

- Не звувчали. Возможно, вы имеете немного неправильную информацию о том, что произошло. На встрече мы говорили о том, как мы можем сотрудничать для того, чтобы совместно служить на благо украинского народа – об этом шла речь. О каких-либо патриархатах и объединении ни на одной из встреч речи не было.

- По поводу Софийского собора. Вы говорили, что 7 апреля состоится богослужение в Софии Киевской, а 18 марта появилась информация о реставрации собора. Если служба 7 апреля переносится, куда тогда?

- 7 апреля – это праздник Благовещения, и мы все будем молиться. Если речь идет обо всей этой дискуссии вокруг собора святой Софии в Киеве, о возможности для различных церквей совершать там богослужения – я вам скажу, что мне эта дискуссия очень не понравилась, и она приобрела нецерковный характер.

Очевидно, в этой дискуссии надо понять, что для нас, греко-католиков, речь не идет о каких-то претензиях на церковную недвижимость. Для нас важны две вещи. В частности, когда мы говорим о наших киевских христианских корнях – речь идет о ценностях и об отношениях.

Когда мы говорим о соборе Святой Софии, мы говорим об определенных ценностях, корнях украинской, европейской цивилизации. Не о храме, не о каком-то новом месте для богослужения. Речь идет о наших христианских киевских корнях. И очень важно об этом говорить, потому что наше святософийское наследие, которое является общим для всех наследников киевского христианства, сегодня по-разному интерпретируется.

Вопрос христианских корней европейского цивилизационного пространства сегодня в прямой опасности. Софийский собор является совместной площадкой, где могут все наследники Киевской церкви встречаться, присутствовать – эта дискуссия должна сегодня перерасти в открытие нашего общего корня. Это о том, что мы недавно говорили – о единстве.

Если мы говорим о ценностях и христианских корнях, сегодня очень важно понять, что Святая София – это не только храм, а цивилизационная матрица киевского христианства, это божественная мудрость, которая отразилась, как в иконе, в киевском христианстве. Жить этими мудростями, жить теми ценностями, которые и божья мудрость заложила в нашу культуру, в наш народ, в нашу государственность – это сегодня, прежде всего, наша святая София.

Почему я говорю, что сегодня эти ценности находятся под определенной угрозой? Потому что, с одной стороны, мы видим, что присвоить себе такого типа корни хочет идеологема "русского мира", которая по своему интерпретирует содержание христианских принципов в современном культурном цивилизационном пространстве. С другой стороны мы видим, что некоторые представления о европейскости, которые к сожалению сегодня достаточно распространены в Украине, говорят вообще об отказе от христианских корней и ценностей – мол, это является брендом Европы сегодня в Украине. По моему глубокому убеждению, и то и другое неверно. И поэтому, когда мы говорим о святософийских ценностях, мы говорим о нашем бытии, и это нам нужно оживлять и воплощать в сегодняшнюю жизнь.

К сожалению, сегодня звучат такие мысли – кто занимает Софию, то занимает Украину. Я думаю, это опасный тезис для оживления христианских ценностей и корней в современной украинской культуре. Потому что это утилитарная идеология, которая сводит дискуссию вокруг Софийского собора к дискуссии о недвижимости, имуществе и других вещах, которые являются не Божьими, но чисто человеческими.

- Возвращаясь к вашему запросу, давайте напомним, что сначала происходило так: от вашей церкви было письмо в Министерство культуры с просьбой проводить службы трижды в год – 7 апреля, 16 июня и 21 сентября. Там согласовали это, но потом выяснилось, что с 18 марта начнется реставрация Софии Киевской. Вы уже перенесли службу, на которую всех звали. Вы сами сказали, что диалог вокруг Софии перешел в тот формат, который вам лично не нравится.

- Я не могу комментировать шаги и решения органов государственной власти, хотя сейчас себе надо честно сказать, что Святософийский собор является собственностью украинского народа – это наше общенациональное сокровище. В частности, когда мы говорим о всех наследниках христианства, это наш материнский храм, из которого мы родом. Поэтому естественным является желание всех детей этой церкви, в частности украинских греко-католиков, иметь возможность в этом храме побывать, помолиться, уважая его сегодняшний статус. Я помню, меня еще с детства воспитывали в таком сознании, что каждый украинец, каждый греко-католик имеет моральный долг хотя бы раз в жизни совершить паломничество в Софийский собор, стать перед лицом киевской Оранты.

Это здоровое желание. Сегодня мы должны понять, что это стремление, которое есть у наших верных, само по себе является стремлением жить как христиане в соответствии с нашей традицией. Поэтому это стремление опять же побывать в Софийском соборе. Это стремление иметь доступ к своим истокам и очевидно, что мы, учитывая кем мы есть, откуда мы родом, просили там побывать.

Хотя мы уважаем то, что со стороны органов государственной власти могут быть приняты те или иные решения, которые мы еще сами до конца не понимаем. Этим было мотивировано наше стремление сделать нашим верным возможность осуществить эту мечту. Мы уважаем позицию нашего государства, мы уважаем позицию наших православных братьев. Надеемся, что во всех наших рассуждениях и общении на первое место будет подниматься то, что нас объединяет, а не разъединяет. И Святософийский собор, который сегодня является символом, призывом, будет нам сегодня говорить о необходимости объединяться.

Мы очень часто говорим о межцерковных отношениях. Это как раз вторая тема о которой я хотел говорить – отношения между церквями должны переживать коренное перерождение, трансформацию. Мы не можем себя трактовать как конкурентов, как полностью чужих, не можем говорить о себе как о взаимоисключающих сообществах, одно из которых претендует на другое.

Мы должны видеть друг друга не как конкуренты, а как братья, которые не только уважают корни друг друга, не только понимают себя, как единокровные, вышедшие из одной купели, дети одной матери Киевской церкви, а как те, что могут и должны вместе работать. У нас есть много общих задач, и поэтому мы должны выйти из той парадигмы, которая еще существовала в советских временах церковного эксклюзивизма. Мы должны выйти из парадигмы общения между церквями Украины, основанной на конкуренции – желании захватить какие-то сферы влияния. Мы как греко-католическая церковь этого совершенно не хотим. Мы ищем возможности сотрудничества, мы ищем возможности, открывающие нашу тождественность, видеть в лице наших православных братьев своих сотрудников.

- Скажите, и поэтому вы выбрали три дня в году возможность служить в Софии Киевской?

- Мы хотели начать диалог с нашими органами государственной власти о том, как наши верные могут совершить это паломничество в собор Святой Софии. Мы хотели показать, что тоже считаем себя наследниками этой традиции, Софийский собор также важен и для нашей церкви – это было причиной, почему мы такую просьбу составили.

- А почему именно эти даты, именно эти три праздника?

- Это три больших христианских праздника. Праздник Рождества Богородицы – это был праздник престольного храма Софийского собора, и мы это отмечали в Софийском соборе в свое время. Праздник сошествия Святого Духа – это праздник рождения церкви, это праздник, когда мы чувствуем, что именно божественная составляющая церкви является глубинным мистическим смыслом ее служения и существования. Праздник Благовещения – это начало нашего спасения. И вот когда мы хотим коснуться начала истоков нашей христианской, киевской цивилизации, праздник Благовещения является хорошей возможностью.

- Скажите, а есть ли у вас надежда, что 16 июня там состоится служба, поскольку 7 апреля вы ее уже перенесли?

- Если будем иметь какую-то информацию, то мы дополнительно ее подадим

- А сейчас нет?

- Нет.

- И вы не знаете, сколько продлится реставрация?

- Здесь надо спрашивать у нашего Министерства культуры.

- Вы общались с Филаретом или Епифанием по поводу просьбы к вам отказаться от проведения литургии в Софийском соборе?

- Нет, мы такого общения не имели, потому что когда речь идет о проведении тех или иных мероприятий в Софии Киевской, мы общаемся с органами государственной власти. Кстати, мы уже имели много событий в Софии Киевской. Последнее событие, которое мы переживали в этом соборе – это была презентация Галицкого Евангелия 1144 года. Я тогда имел честь посетить и подарить это Евангелие патриарху Филарету и тогдашнему главе Украинской автокефальной церкви митрополиту Макарию. Так что это не первые мероприятия, которые мы в Софийском соборе проводим.

- Филарет призвал воздержаться от служб там. Он это объяснил тем, что это может привести к противостоянию между православными и греко-католиками и нарушить межконфессиональный диалог в Украине.

- Честно говоря, мне трудно понять эту аргументацию. Такая реакция была для нас странной и болезненной, потому что, как я сказал, открытие общих корней – это путь к сближению, а не к конфронтации. Вот это является нашей целью.

- По поводу детей Киевской церкви. Можно ли считать УПЦ Московского патриархата, или, как они сейчас должны быть переименованы в РПЦ в Украине, тоже детьми Киевской церкви?

- Московская церковь является дочерней церковью киевского христианства. Московская церковь имеет свою личную историю. Как они чувствуют связь с Киевом, как Московская церковь строит отношения с Киевской и считает ли она ее материнской – это уже наверное надо спрашивать у них. Зато, когда речь идет о детях Киевской церкви, речь идет о тех христианских общинах, которые считают своей материнской церковью церковь Константинополя, потому что мы приняли крещение из Константинополя. Но в Киеве мы стали свидетелями какого-то особого проявления этой божественной мудрости. Киевское христианство было иным, чем христианство византийское, или московское, или латинское. Здесь есть что-то особенное наше – наш способ как воплощать божественную премудрость в тело церкви и украинского народа.

- Значит, РПЦ в Украине надо самой определяться, они дети Киевской церкви или нет?

- Очевидно, я от их имени ответить не могу.

- Хорошо, следующая тема: УГКЦ призывает украинцев принять участие в выборах и действовать осознанно и взвешенно. Вы выпустили памятку христианина для осознанного и взвешенного голосования. Там есть 10 пунктов, почему эти выборы важны для нас. С другой стороны, у нас церковь и политика должны быть разделены. Насколько эта памятка, по вашему мнению, повлиять на избирателей?

- Если посмотреть на это место, в этом декалоге 10 указаний для избирателей. Мы стараемся показать 10 ориентиров, как быть ответственным гражданином, как брать сознательно и по-христиански ответственность за свое государство. С другой стороны, эта памятка не связана с этими выборами. Это что-то универсальное, то, что можно всегда применить к любой ситуации, когда граждане призваны пережить один из ключевых элементов демократии – делегирование власти.

Как мы знаем, источником власти в Украине является народ – так записано в нашей Конституции. И вот, выборы – это определяющий момент, когда люди должны понять, кому они готовы делегировать власть, делегировать право от их имени осуществлять те или иные государственные функции.

В нашей жизни, чтобы сделать правильный выбор, мы прислушиваемся к 10 божьим заповедям – это основная заповедь всех религий, которые верят в Бога-творца. Мы пытались помочь сориентироваться нашим верным, как сделать правильный выбор, когда они собираются делегировать власть тем или иным политическим организациям. Мы не считаем, что таким декалогом церковь каким-нибудь способом вмешивается в политическую жизнь, потому что в этом декалоге нет указаний на политические партии или имена кандидатов. Мы не поддерживаем кандидатов, но определенные ценности, и таким образом мы хотим, чтобы наши верные сами сделали зрелый выбор на основе определенных критериев, которые они в этих указаниях смогут найти. Но, кроме того, мы издали другой декалог...

- Да, памятку для политика-христианина ...

- Те христиане, которые хотят прийти к власти, хотят быть избранными, должны иметь ориентир, что означает политическую ответственность, служение на благо своего народа. Мы сегодня видим, что есть очень разные представления о том, как должна действовать наша власть. Очень часто так бывает, что когда кто-то идет к власти, он даже не думает выполнять то, что обещал. Или мы видим, и не только в Украине, большой соблазн популизма, попытки подсиживать базовые инстинкты электората, а с другой стороны – обещать все, а потом не выполнить ничего. Также видим большую опасность применения насилия как инструмента политической борьбы.

Нашей памятнкой мы бы хотели указать на социальные основы учения церкви о политической власти в государстве. Это является частью нашего служения, частью евангелистичной миссии церкви и одним из способов, как воплотить свою веру в поступки.

- В памятке для избирателя-христианина есть пункт, который говорит, что "став свидетелем подкупа и манипуляционных схем, которые противоречат проведению честных и справедливых выборов, я не буду замалчивать их". Можно ли это расценивать, что УГКЦ призывает своих прихожан контролировать честность выборов, становиться наблюдателями, обращаться в правоохранительные органы?

- Я думаю, что любая коррупция и нечистота боится прозрачности.

- Давайте я тогда перефразирую – будет ли УГКЦ бороться с этой коррупцией на выборах?

- Очевидно, потому что мы это провозгласили. Церковь как структура не будет заниматься обвинениями тех или иных кандидатов или избирательных штабов. Мы никогда не будем заниматься оценкой тех или иных действий, но будем призывать наших верующих согласно своей совести контролировать избирательный процесс. Кроме того, один из очень важных способов как присоединиться к тому, чтобы наши выборы были честными – это молитва. Мы объявили еще год назад год молитв за справедливые и честные выборы в Украине. Каждое воскресенье и каждый праздник наши верные в течение всего года молятся за честные и справедливые выборы.

- Скажите, а много политиков среди прихожан вашей церкви, которые тоже молятся за честные выборы?

- Много таких политиков, которые себя декларируют греко-католиками, но ни за одного политика наша церковь не несет ответственности.

- Конечно не несет, но вы можете наставлять их.

- Очевидно. Надеемся, что те, кто себя декларируют как греко-католики, потрудятся проинформироваться, а что же их церковь говорит о политическом процессе, который мы называем выборами, какие ценности мы провозглашаем и согласно каким принципами будем потом оценивать деятельность таких политиков.

- Владыка, я не буду спрашивать, за кого вы будете голосовать, потому что есть тайна права голоса в Украине. Но что зависит в следующую президентскую каденцию от новоизбранного президента?

- Здесь надо в первую очередь отталкиваться от того, какие функции, какие задачи должен выполнять президент.

- Внешнеполитический курс, оборона...

- То есть лицо, которое мы позовем для осуществления этой функции, во-первых, должно быть способно осуществлять функции главнокомандующего в стране, которая находится в состоянии войны. Мы должны подумать, будет ли способно то или иное лицо осуществлять эти задачи. Так же мы говорили, что задача президента осуществлять внешнеполитическое направление развития нашего государства. Мы как народ провозгласили стратегическим желанием европейское направление. Мы сказали, что хотим быть членами европейского сообщества, строить демократию европейского образца. Мы должны подумать, осуществит ли то или иное лицо европейские устремления украинцев.

- Скажите, а если украинцы неосмотрительно изберут президента, который не будет соответствовать всем тем критериям, которые вы назвали? Сможет ли он кардинально изменить курс Украины, или все же народ не даст?

- Я верю в мудрость народа. Мы начинали наш разговор о Софии, мудрости Киевской церкви, которая является матерью нашего церковного бытия. Мы очень молимся, чтобы эта мудрость проявилась в мудрости избирателя в этот очень ответственный для нас период времени.

Подпишись на наш Telegram. Присылаем лишь "горящие" новости!

Читайте все новости по теме "Прямая трансляция" на OBOZREVATEL.

4
Комментарии
2
4
Смешно
27
Интересно
4
Печально
1
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Лесюк Степан
Лесюк Степан
Северг! Не знаю хто тебе виховував. Але ти напевно не прочитав жодної наукової книжки написаної без рецензії КГБ. Тому тобі трудно щось про це говорити. А язиком молоти-на мішки носити. Коли хрестилась Київська Русь, жоден екстрасенс ще не передбачав створення
Показать комментарий полностью
Sekeliv Zadroka
Sekeliv Zadroka
..як ще булы мы козакамы...а унийи,ще й блызько нэ було ..
Показать комментарий полностью
Северг Олег
Северг Олег
Всё вполне предсказуемо. Пока русские были на Украине, Украина хранила свои корни и святыни. Русские их хранили. Как русских заменил сброд и шваль (*украинцы") так пошло всё в разнос. Эти срази всё только по ветру пускать умеют и только вопрос времени когда они окончательно с католиками слипнутся.А то что слипнутся в один комок это уже всем понятно. Пококетничают ещё какое то время и превратятся в один кусок говён.
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel