УкрРус

Для противника это будет ад

89.5т

Пока в акватории Тихого океана ВМФ США тестируют новейший авианосец USS Gerald R. Ford (CVN-78), мы вернемся к проблеме, которую обозначил именно этот новейший корабль. Как известно, Форд изначально разрабатывался под новые летательные аппараты, которые должны были сформировать его авиакрыло. В первую очередь, речь идет о палубной версии многоцелевого самолета F-35 Lightning II. Это – важная особенность, ибо в отличие от авианосцев предыдущего класса, он оборудован электромагнитными катапультами и финишерами нового поколения, которые способны оперировать с летательными аппаратами, в половину тяжелее, нежели нынешние F/A-18E/F Super Hornet, EA-18G Growler, E-2D Hawkeye и C-2 Greyhound. Это – важная, но далеко не единственная особенность нового авианосца. Дело в том, что и сам F-35, по-настоящему – новое поколение самолетов.

Дело не только, и не столько, в технологиях "стелс", но в том новом функционале, которым снабжена эта машина. А это – возможность задействования не только бортовых вооружений, но и того, что имеют ближайшие боевые платформы, будь то самолеты, корабли или наземные силы. F-35 – не просто атакующая машина, но и элемент, формирующий оперативный рисунок боя. Так еще не действует ни один боевой комплекс ни у союзников, ни у противников. Разве что F-22 может превзойти по некоторым именно таким параметрам, но не противник.

Так что новый авианосец проектировался и под новые возможности своего авиакрыла, а не просто адаптировался к более тяжелой машине. Это действительно – новое поколение боевой среды. Но еще до того, как Gerald R. Ford вышел в море, была обнаружена его способность применять некоторые виды бортового оружия, которые просто не успели к этому моменту. Например, изначально имелось в виду, что на борту будут установлены лазерные пушки, которые станут элементом системы ПВО, обеспечивающие последнюю линию обороны, в том числе и от гиперзвуковых ракет. Как теперь видно, пока этого оружия на борту нет, и ожидать его придется еще пару лет.

Кроме того, возникла довольно интересная ситуация с первым палубным беспилотником, известным сейчас под названием MQ-25 Stingray. Сейчас речь идет о том, что такие беспилотники будут выполнять роль мобильных танкеров и прямо сейчас ведутся разговоры о том, что именно эти машины дадут возможность ударному авиакрылу увеличить дальность полетов, что даст возможность избегать угрозы авианосцу, не входящему в радиус поражения противокорабельных ракет Китая, которые способны поражать цель на удалении 1000 км. Танкер позволяет обеспечить плечо свыше этого расстояния и вопрос безопасности можно на время снять.

Но тут возникает масса вопросов у наблюдателей и даже у профильного комитета Конгресса США, справедливо задающих вопрос о том, зачем заниматься внедрением дронов-заправщиков, если этот вопрос легко решается наличными средствами. Там считают, что в первую очередь, беспилотники следует внедрять для осуществления ударных функций в районах, где опасность потери пилотируемых летательных аппаратов слишком высока или там, где требуется скорость реакции, заметно превышающая человеческую. Конгресс тягается с флотом по этой теме, вынуждая продвигать именно ударную версию дрона.

В этом есть здравый смысл, ибо разработка палубного дрона велась в рамках программы X-47B UCAS-D именно в ударном варианте. Сама конструкция аппарата адаптирована под требования технологии "стелс" и наработки по F-35 позволяли сделать его еще более незаметным, чем пилотируемый палубный истребитель. Возникла парадоксальная ситуация, когда изначально более функциональный и совершенный аппарат, низводится до роли обычной летающей бензоколонки. Будь такая задача поставлена изначально, то программа была бы отклонена еще на стадии концепции, ибо смысла в беспилотном заправщике – нет.

И тут мы возвращаемся к той своей гипотезе, на которой закончили один из предыдущих обзоров. Отсутствие бортового лазерного оружия – тоже выглядит несколько странно, ибо прототипов уже достаточно мощных боевых установок – достаточно много. Мало того, в профильной прессе и форумах, ведется речь об успешных разработках моделей лазеров для автомобильного шасси и даже боевых истребителей. Это говорит о том, что технологии уже созрели для того, чтобы создавать компактные лазерные пушки и соответствующие энергетические установки, питающие лазер. Из этого следует, что при всех допущениях того, что технологии еще не дошлифованы, габариты авианосца и его ядерная энергетическая установка, вполне позволяют разместить и запитать не маленькую игрушку для истребителя, а хорошую, мощную корабельную установку, достаточной мощности.

Короче говоря, уж на авианосце и новых эсминцах класса "Zumwalt", первые модели ударных лазерных установок уже обязаны были появиться. Технологии самого оружия уже достаточно развиты, места – достаточно, а энергии силовых установок хватает с запасом. И что самое интересное, именно лазерные пушки становятся эффективным противоядием против гиперсзвуковых ракет противника. Казалось бы, такое чудо-оружие просто обязано стоять на вооружении минимум год. Если бы оно уже стояло на USS Gerald R. Ford, то в этом случае уже не стало бы критичным оперировать на дистанции, недостижимой для противокорабельных ракет. А раз так, то и надобность в роботизированном танкере – отпадает и военным морякам можно спокойно согласиться с Конгрессом в плане доработки дрона до его ударной инкарнации.

В этом случае раскрывается максимум потенциала инновационного авианосца, ибо его палубные F-35, кроме всего прочего, заточены на работу с десятком ведомых дронов. Он прямо сейчас обладает интеллектуальной начинкой, которая может выводить рой крупных или мелких дронов в район боевых действий. В этом случае, картина боя должна кардинально отличаться от того, к чему привыкли все. Есть мнение, что именно для того, чтобы создать новый рисунок воздушного боя, и создавался новый класс авианосцев и на это были потрачены почти $5 млрд. НИОКР. Это позволяет оторваться от противника не только отдельными элементами новых технологий, но просто уйти в иную концепцию ведения боевых действий.

И вот оба этих не просто новых вида оружия, а прорывных элементов боя завтрашнего дня, одновременно вошли в режим "стоп", без каких-то вменяемых причин. Но один общий знаменатель у этого явления имеется. Известно, что сегодняшняя система ПВО/ПРО "Aegis", развернутая на ракетных крейсерах класса "Ticonderoga" и ракетных эсминцах "Arleigh Burke" уже обладает элементами искусственного интеллекта и в определенных случаях, работает без вмешательства человека. Это значит, что штатными средствами она сканирует воздушное, надводное и подводное пространство, а сопряженными средствами, контролирует верхние слои атмосферы и ближайший космос. Это позволяет идентифицировать и сопровождать цели и наводить на них соответствующее бортовое оружие. Вроде бы ничего нового, но в определенных случаях, система работает самостоятельно и тогда, именно машина выбирает цель и принимает решение на ее поражение.

Этот момент напоминает диалог двух главных героев классического фильма "Терминатор", где мальчик объясняет боевому роботу границы выбора цели. По сюжету видно, что у робота нет проблем с уничтожением целей, но у него есть проблемы с тем, кого и что можно относить к целям, а что нельзя. Если взять за аксиому, что американские военные уперлись именно в этот барьер, то возникает понимание как сложности правильного решения этой задачи так и то, насколько они далеко ушли от конкурентов, что вынуждены решать именно такого масштаба проблемы, которые предвидели футуристы и писатели фантасты. То есть, уровень развития военных технологий достиг того, что недавно считалось отчаянной фантастикой.

Просто для сравнения. Россияне носятся со своей Арматой или с тем долбаным ФАК-ПА, которыми достали уже всех. Грубо говоря, эти изделия обвешиваются дорогостоящими игрушками и наделяются свойствами, которые должны их выгодно отличать от предшественников. Например, Армате ставят в невыносимые плюсы четыре улучшения: более толстая (почти в метр) и более многослойная броня, активная защита, мешающая или разрушающая боеприпасы, бронекапсула для экипажа и способность наводиться на цели, аж на километр дальше предшественников.

ФАК-ПА бьётся со своей отвратительной электроникой, которая стала критическим элементом, ибо геометрия самолета уже требует автоматических систем стабилизации на различных режимах полета и с двигателями, которые обещают выпустить к 2025 году, когда они уже никому и нужны-то не будут. Ну и ко всему прочему, пытаются сделать так, чтобы на локаторах самолет смотрелся пусть не таким маленьким, как у американцев, но и не таким сараем, как их самолеты поколения 4++++++++++. Вот, собственно и все.

А теперь закончим сравнением на том уровне, на котором оказались американцы. Они стали перед необходимостью полностью отдать машинам выбор целей и их уничтожение без собственного участия. Причем, в случае борьбы с гиперзвуковыми боеприпасами или объектами, иного выбора уже не остается, ибо подлетное время таково, что человек просто не способен успеть среагировать. Если с воздушными целями еще как-то можно разобраться быстро и без ошибок, ибо машина легко отсеет свои аэропланы и гражданские, на которых установлены транспондеры и которые движутся по определенным коридорам с предсказуемой скоростью и высотой, а все остальное можно брать на прицел, то с наземными целями дело обстоит иначе. Вот там и проходит основное осмысление того, что и как можно отдать на ответственность искусственного интеллекта. Грубо говоря, американцам уже не очень интересна метровая броня и бронекапсулы, им уже не интересно, какой движок и когда россияне прикрутят к своему летающему самовару. У них стоит задача вообще убрать людей из танков и самолетов. Кстати, от лазерных пушек – в том числе.

В этом смысле, упомянутый выше палубный штурмовик-стелс X-47B UCAS-D должен был стать не заправщиком, а аппаратом прорыва обороны. С помощью пилота палубного F-35 стая этих дронов достигает операционного района, среди них распределяются задачи, а дальше они действуют самостоятельно. Роль пилота уже сводится не так к ведению собственно боя, как к наиболее эффективной расстановке беспилотных бойцов и их взаимодействию с другими доступными платформами.

То есть, там нет стремления переплюнуть Армату и повесить полутораметровую броню, вместо метровой у изделия уральского вагонного завода, там четверть века назад разработали двигатели для самолетов пятого поколения и штампуют их как пирожки. Там нет с эти никаких проблем. Они уже строят прототипы самолетов шестого поколения, но военные опять уперлись в ту же стену, либо делать аэропланы беспилотными, либо отдать машине максимум функций, а роль пилота свести только к наблюдению за системами. То, что ставит россиян в тупик сегодня, там успешно решили пару десятков лет назад и уже забыли об этом.

Чтобы не быть голословным, просто следует посмотреть на то, какой спектр воздушных дронов создается прямо сейчас, не дожидаясь того, как люди решат реализовать расширенные возможности искусственного интеллекта на поле боя. Так в прошлом году была утверждена как базовая, модель фронтового дрона-штурмовика XQ-222, который может стать массовым оружием в тысячах экземпляров. При стоимости не выше $3 млн. в партиях из 99 штук, он может стать могильщиком всей наличной бронетехники противника. При этом, концепция применения стай таких беспилотников уже сейчас реализована в самолетах пятого поколения. Учитывая довольно низкую стоимость и возможность различных вариантов запуска, эта машинка может свести на нет очень многие программы, в которые противник вкладывает огромные средства.

Кроме того, есть и более продвинутая и дорогая птичка, которая разрабатывается по программе LCAA, которая уже вышла на стадию изготовления прототипа. В отличие от первой машины, которая может стать одноразовой, эта модель не только не одноразовая, но и готовится под выдающиеся характеристики. Так, по техническим условиям, она будет иметь радиус действия около 2 тыс. километров и иметь вооружение массой около 250 кг. Но самое главное – скорость. Предполагаемая скорость этой машины – свыше Mach 9. То есть, пока некоторые сваяли гиперзвуковые ракеты, тут уже строят гиперзвуковой беспилотник.

Все это говорит о том, что прямо сейчас Штаты насыщают свою оборону беспилотными комплексами. Лучше всего это заметно на летательных аппаратах, но известны успешные разработки по надводным, подводным и наземным беспилотным комплексам. Все это доходит до стадии запуска в серию и останавливается.

Таким образом, все указывает на то, что Штаты пока не решились сделать принципиальный шаг – дать дронам воевать самостоятельно, без вмешательства человека. Причем, уже сейчас имеется технологическая готовность запустить все это в серию и завтра на поле боя, с американской стороны, вообще не будет людей, а значит – не будет и потерь. Но для противника это будет ад, ибо машины имеют куда большую живучесть, чем человек, более быструю реакцию и им не нужно обитаемое пространство внутри самолета, корабля или танка. Поэтому, они могут иметь меньшие размеры или при тех же габаритах иметь большую полезную нагрузку.

Те, кто усиленно размахивает перед Штатами красной тряпкой с надписями: "Кузя", "Армата" или "ФАК-ПА", таки доиграются и увидят нечто совсем новое и смертельное. Они просто подстегивает технологический прогресс, в котором Штатам вряд ли кто-то сможет составить конкуренцию до тех пор, пока не найдут себе проблемы.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, следите за обновлениями!

Автор:
Наши блоги