Самолет до налоговой

12

Как-то так уже сложилось, что мода на все необычные смертоубийства идет с Запада. В свое время ее пиком стали расстрелы людей в общественных местах. Школьниками – в школах. Взрослыми – в супермаркетах. С непременной смертью стрелявшего в конце.

Европа живо откликнулась на новые тенденции и поспешила внести в нее свой довольно весомый вклад. Новостные ленты запестрели десятками смертей. А потом перестали пестреть. Просто вышли из моды. Вот только неизвестно: то ли у резонансных самоубийц, то ли у средств массовой информации.

К счастью, Украина (как и в экономике), в этих новациях также безнадежно пасет задних. И школы мирно учат детей. А в супермаркетах только хозяев и кассиров убивают.

Но, может, просто тут имел место конфликт моды с пресловутым славянским менталитетом? А новые модные тенденции в данной сфере способны отозваться в Украине еще более резонансно, чем в Америке и Европе?

Как эта, к примеру, самая новенькая из тенденций.

Человеку 53 года. Взрослый и поэтому, предположительно, – разумный человек. Вдруг берет, сжигает свой дом, садится в самолет и, избрав целью налоговую службу, повторяет маневр Гастелло.

Зачем? Почему? У нас это возможно?

А, если возможно, то – зачем, почему?..

Уверен, что в свое время о таком поступке подумывало множество украинцев. Особенно – в возрасте за 50.

Конечно, в отличие от американской – злокозненной – налоговой службы, нипочем сажающей не только своих, но и досточтимых (вплоть до чина экс-Премьера) иностранных граждан, налоговая служба Украины борется только с настоящими преступниками.

И совместно с входящей в нее (и уже однажды пребывавшей под угрозой роспуска) налоговой милицией очень в этом преуспевает. Статистические данные и сводки периодики ГНАУ то и дело информируют о фактах раскрытия жутчайших уклонений от налогов. И, почти каждый раз, – миллионных.

Безакцизная торговля. Конфискат. Занижение налоговых обязательств. Минимизация налогообложения через кружева связанных хозяйствующих субъектов. Фиктивные фирмы. Незаконное возмещение налога на добавочную стоимость…

И, также каждый раз, виновные найдены и наказаны. А меры по восполнению бюджетных потерь ведутся…

Но неужели же преступный элемент в Украине столь низок в интеллектуальном развитии, чтобы наступать на те же грабли тысячи и тысячи раз?

Даже с учетом давно отжившей свое легенды о его непременном неоконченном среднем образовании, вериться с трудом.

Так что же тогда происходит на самом деле?

Один из двух вариантов. С образованием юридического лица либо регистрацией физлица субъектом предпринимательской деятельности.

До 2010 года предпочтительным для создаваемых с «нехорошей» целью юридических лиц был статус частного предприятия. Для этой формы предпринимательства в Украине к уставному капиталу не предъявляется никаких требований (да хоть 1 гривна!), однако ответственность по его обязательствам ограничивается собственностью предприятия и не касается имущества его учредителей (собственников).

Можно не сомневаться, что с этого года список популярных форм пополнит также общество с ограниченной ответственностью, минимум уставного капитала которого снижен в 100 раз до уровня минимальной зарплаты.

А когда всю собственность предприятия составляет 1 гривна / мин. зарплата уставного капитала, плюс (в лучшем случае) сломанный матричный принтер и авторучка без стержня, то ее вроде бы и бомжу потерять не жалко…

Впрочем, даже при таком раскладе светиться в собственниках не особо приятно. Ведь кроме гражданской (имущественной) ответственности придумана еще и уголовная…

Поэтому истинные собственники и учредители из скромности остаются в тени. Разыгрывая классический случай зиц-председательства, существовавший еще задолго до треста «Рога и копыта», но освещенный в массах стараниями именно Ильфа и Петрова.

Только из-за реалий не НЭПа, а более жестких современных рыночных условий с зиц-председателями не церемонятся.

Тех же бомжей со сломанной ручкой охотно берут в директора. Но только из тех, у кого вместе с квартирой не отобрали паспорт. Отсутствие у данной категории регистрации препятствует привлечению их в качестве собственников (учредителей). Однако, при желании их и прописать всегда можно у кого-то из «председательских» же собутыльников с углом.

В дальнейшем все предельно просто. За бутылку директор осуществляет оптовую подпись необходимых хозяйственно-финансовых документов. За две – становится директором еще нескольких фирм.

Подпись документов периодична. Продолжительность – до проверки налоговой. После которой директора ждет закономерная расплата. В том числе и конфискация денежных средств (ха-ха!), и имущества (ха-ха-ха-ха!) в доход государственного бюджета.

Вот только не надо предполагать летальных развязок для зиц-председателей и зиц-учредителей. Времена преступников недальновидных, с концепцией «нет человека – нет проблемы» давно прошли. Уж лучше пусть подсадная утка сядет на скамью подсудимых и станет в уголовном деле живою точкой, чем ляжет во сыру землю и станет там же запятой.

А тюрьма бомжу не кажется ни ужасом, ни кошмаром. Еда. Постель. И все – бесперебойно.

Практически – довольны все.

Да ведь пополняются стройные зиц-ряды не только бомжами.

Туда же вплетаются и простые выпывохи независимо от возраста. И лакомые на любой дополнительный к пенсии кусочек сыра старики. Забывающие, что бесплатным он бывает в одном единственном месте…

С этой категорией сложнее. Эти в тюрьму хотят не очень. И после проверки сразу же начинают всемерно способствовать следствию, со временем таки выводя на «теневиков». Которые давно усвоили прописную истину демократического государства о том, что народ милиции (в т.ч. и налоговой) бояться не должен. Потому что милиция призвана в осуществлении своих высоких целей с народом взаимодействовать.

И милиция начинает с ними взаимодействовать. В пределах оговоренной суммы. Но не долго, и прекращает взаимодействие тотчас по ее получению. И забывает о тех, с кем только что повзаимодействовала, сразу же и навсегда. А бесповоротно возвращается к взаимодействию с зиц-рядами.

И если зиц-ряды также способны к взаимодействию на заданном ценовом уровне (что крайне редко), то дело и вовсе закрывается за недоказанностью. Потому что, действительно, невозможно что-то доказать, если никто ничего не доказывает…

Если же нет… Хотелось бы сказать: «а на нет и суда нет», но тут – наоборот, суд. Впрочем, суд, также после «активного взаимодействия» закрывающий глаза на недочеты следствия, обычно довольно гуманен к «искренне раскаивающимся преступникам».

Может сложиться впечатление, что нехорошие налоговики работают только в налоговой милиции. А налоговая служба в лице инспекций и администраций ни при чем.

Однако! Проверки-то осуществляется инспекторами. Суды ведутся с их участием. И это если дело доходит до суда. Ведь принятые по результатам проверки решения можно обжаловать в ту же инспекцию/администрацию и (после активного взаимодействия) тут же их отменить. Или получить решение о дальнейшей нецелесообразности обжалования купленного решения суда первой инстанции. И тем самым сэкономить на суде апелляционной инстанции, чьи расценки гораздо выше.

А в отношении второго варианта (т.е. зиц-рядов из физлиц, оформленных «теневиками» в качестве самостоятельных субъектов предпринимательской деятельности) инспекциям/администрациям и вовсе милицейская подмога не нужна. Физлица априори отвечают всем своим имуществом. И процедура конфискации здесь как рыбе зонтик. Поэтому уголовных дела (несмотря на необходимость таковых из-за миллионных налоговых неуплат) либо не возбуждаются, либо закрываются сразу после возбуждения.

А вот имущество в счет долга перед бюджетом взыскивается через суд (конечно же, если «закоренелый преступник» на «активное взаимодействие» не идет). А после приобретается на аукционе по бросовым ценам совсем не случайными людьми…

В то время как «должник» продать имущество сам и по выгодной цене, дабы погасить из вырученных средств недоимку перед бюджетом не может. Имущество – в налоговом залоге. И никакая смена собственности в его отношении невозможна. Кроме, разумеется, указанной выше.

И никуда не пожалуешься. Точнее: пожалуешься, но без толку.

Каждый новый орган в цепи вызовет разве что только потребность нового «активного взаимодействия». Всего-то.

И в этом случае «закоренелый преступник» оказывается бомжом. Но несудимым. И – с паспортом. И может спокойно идти на сотрудничество со своими старыми знакомыми «теневиками» в директора’. А как? Надо же ему после всего на что-то жить… Если, конечно, желание жить в условиях такой преступной круговой поруки еще остается.

В Украине людей, прошедших зиц-ряды, не единицы. И не сотни. И не тысячи. Возможно, впрочем, и не сотни тысяч, но – около того.

Поэтому, если бы предложение в самолетах на украинском рынке было широко и соответствовало покупательной способности этих загнанных в угол людей, то можно не сомневаться, что законодателями мод в ново-Гастелловском пилотаже стала бы именно Украина.

И запылали бы налоговые. Где по одиночке, а где – серийно. В новых стеклянно-бетонных высотках – ярко, а в вечно сырых переоборудованных помещениях детских садов – тлея и чадя.

А только от этого все равно бы ничего не изменилось. Поскольку мало кто из «взаимодействующих активно» при этом пострадал бы. Их не нашли бы средь развалин. Ведь присутствовать на рабочих местах у них не в обычае…

А пострадали бы одни девочки и мальчики, сменяющиеся в кадровом составе каждые 3-4 года. И мало разбирающиеся во «взаимодействиях» наверху. И в то время, когда все нормальные люди, развертывая зарплатные «ленточки» на чем свет клянут налоговую – молча стоящие с открытым ртом. Потому что формально получается, что кроме себя им клясть и некого…

Нет, все-таки хорошо, что самолеты в нашей стране не каждому по карману.

Наши блоги