О самураях и…

О самураях и…

В воскресенье, 4 октября, в СМИ появилась информация о том, что бывший министр финансов Японии Сеити Накагава обнаружен мертвым в своей квартире в Токио.

Обстоятельства гибели одной из известнейших политических фигур Страны Восходящего Солнца некоторое время не раскрывались, породив, по законам распространения информации, огромное количество слухов и домыслов весьма характерного толка. Так, все шире говорят о том, что Накагава мог наложить на себя руки. Когда же всё открылось – труп найден в ванной, следов насильственной смерти на теле не обнаружено, вероятная причина смерти – отравление… Открывшиеся подробности лишь подогрели уверенность сторонников версии о самоубийстве. Благо и до этого были серьезные основания полагать именно это.

Видео дня

Сеити Накагава, которого называют одним из «тяжеловесов» японской политики, сначала занимал пост министра экономики в правительстве Ясуо Фукуды, а в сентябре 2008 года, когда премьер-министром стал Таро Асо, Накагава возглавил Министерство финансов Японии. И менее через полгода оказался в центре скандала – довольно мелкого в формальном смысле, но огромного по влиянию на политическую ситуацию.

На саммите «Большой семерки», проходившем в феврале 2009 года в Риме, Сеити Накагава сперва сильно опоздал на одну из конференций, а затем не смог связно ответить на вопросы журналистов. Это поведение дало основания подозревать японского министра в том, что он был сильно пьян. Сам Накагава, позже, объяснил произошедшее сменой часовых поясов и побочным действием от принятых им лекарств от простуды. Он признал, что выпил лишь немного вина, отрицая таким образом версию об алкогольном опьянении.

Японская оппозиция потребовала отставки Накагавы. Премьер-министр Асо им навстречу не пошел, заявив, что не намерен увольнять министра финансов. Пошел сам Накагава: буквально через несколько дней после конференции в Риме было объявлено о том, что Сеити Накагава принял решение уйти в отставку по собственной инициативе, дабы не ронять авторитет партии да и, по большому счету, правительства.

А теперь вдумайтесь в ситуацию: министр финансов страны, даже в кризис являющейся одним из крупнейших финансовых доноров (!) для мирового сообщества, уходит в отставку после, в общем-то, безобидного инцидента: всего лишь опоздал и не смог связно ответить на вопросы прессы. Матом не ругался, песен не орал. Ничего не разбил и никого не побил, полицию привлекать не пришлось. Позже предоставил вполне достойное пояснение ситуации, а факт опьянения так и не был доказан. На основании чего Накагава вины так и не признал, с полным в общем-то на то правом. Мало того, глава японского правительства во время скандала прикрыл подчинённого, отказав удовлетворить требование оппозиции об отставке министра финансов.

Но вот – отставка. А затем – и смерть. Следов насильственной гибели нет, вероятная причина – отравление, наиболее обсуждаемая версия – самоубийство.

Сравнение, и явно не в нашу пользу, напрашивается само собой.

В мае 2009 года в инциденте, связанном с алкоголем, был замечен до сих успешно функционирующий на своем посту министр внутренних дел Украины Юрий Луценко. Так же, как и в случае с Накагавой, у окружающих возникли подозрения в алкогольной интоксикации министра. Так же, как и в случае с Накагавой, оппозиция стала требовать отставки министра. Так же за подчиненного вступился (в случае с Украиной – вступилась) глава правительство. Так же имело место заявление об отставке.

На этом сходство и оканчивается. Японский министр всего лишь «вел себя необычно». Говоря об инциденте с Луценко, наши СМИо не стесняются употреблять слово «дебош». Причем повально. Причем что-то ни сам министр, ни прикрывшая его Тимошенко не рвутся судиться за «недобросовестную антирекламу». Несмотря даже на перспективное решение Печерского суда.

Второй момент: заявление об отставке. Министр Накагава был уличен в пьянстве 14 февраля, а в отставку подал 16 числа того же месяца – едва успев вернуться с саммита. Министру Луценко для размышлений понадобилась целая неделя. А когда Тимошенко не изъявила особого желания давать заявлению ход, Юрий Витальевич застенчиво промолчал, не став настаивать. В итоге дело даже толком не дошло до рассмотрения прошения об отставке.

Третий момент – собственно реакция премьера. Таро Асо всего лишь заявил об отсутствии намерения увольнять подчиненного. Юлия Владимировна, кроме откровенного спуска на тормозах заявления об отставке, созвала аж целую кабминовскую комиссию, прекрасно сыгравшую роль стиральной машины для ценного в свете грядущих выборов силового министра. А в результате маємо те, що маємо: Юрий Витальевич, лишний раз пропиаренный на скандале, продолжает тяжкий труд на ниве борьбы с организованной и не очень преступностью, неустанно рапортуя о потрясающих успехах и судьбоносных достижениях.

Что называется, почувствуйте разницу. В Японии представитель полностью гражданской, мирной отрасли – финансовой – показал характер самурая если не в смерти (все-таки ее обстоятельства до конца не ясны, так что судить рано), то перед этим при жизни – несомненно. У нас же любой, пришедший к власти, считает себя вправе вести себя как пуп земли и плевать на какие-либо обязательства, кроме связанных с собственным шкурным интересом. Может быть, именно поэтому Япония – один из наибольших  кредиторов мирового сообщества, а Украина еле животеет на подачки этого самого сообщества?

Я не предлагаю Юрий Витальевичу совершить харакири. Хотя сходная традиция есть у офицеров почти всего мира, но «стулья ломать» в самом деле незачем. А то вдруг родная милиция, чего доброго, возьмется перенимать передовой опыт сыктывкарских коллег и придется менять псевдоним на «Терра Савентьев». Просто вспомню, что и упомянутые японцы, и многие за пределами Японии верят в законы кармы. И как показывает практика – скорее всего, не зря. Ибо элементарную порядочность и человеческую совесть ещё никто не отменял.

О самураях и…

О самураях и…

О самураях и…