УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Симоненко хочет второго ребенка с любимой. ФОТО

2,0 т.
Симоненко хочет второго ребенка с любимой. ФОТО

Не успели высохнуть чернила на свидетельстве о браке политика Петра Симоненко и журналистки Оксаны Ващенко, как разгорелся скандал. Представитель экс-супруги лидера КПУ Светланы Симоненко заявил «Новой»: вступать в новый брак Петр Николаевич не имел права, потому что незаконно расторгнут его предыдущий союз. Более того, Сергей Глазьев располагает информацией, что регистрации в субботу с молодой журналисткой не было! Правда, уточняет, что эти данные — непроверенные и их подлинность сейчас выясняется.

«Это был просто спектакль для прессы»

«Все видели, как они заходили в РАГС и через некоторое время выходили, но никто — что было в самом зале регистрации, — объясняет свои подозрения представитель Светланы Симоненко. — Мы располагаем сведениями, что Симоненко и Ващенко не стали мужем и женой. Это был просто спектакль для прессы. Сейчас наша информация проверяется».

Но даже если бракосочетание и состоялось, по словам Сергея Глазьева, оно может быть признано недействительным. «В частности, из-за того, что роспись прошла в обеденный перерыв, когда РАГС, по сути, должен был быть закрыт», — рассказал Глазьев одному из ежедневных изданий. А сама Светлана Симоненко заверила журналистов, что официально, по бумагам, ее развод с Петром Симоненко и вовсе еще не состоялся. Мол, ей, по крайней мере, об этом никто не сообщал, и соответствующего штампа в паспорте у нее нет. «К тому же у нас еще иск по бракоразводному процессу в Днепровском суде в связи с вновь выявленными обстоятельствами», — сказала она.

Что это за обстоятельства, разъяснил Сергей Глазьев. По его словам, Петр Симоненко прописан в Печерском районе столицы, а развод оформил в Днепровском, что якобы противозаконно. «Сначала суд должен был состояться и вовсе в Донецке. Сейчас есть заключение суда Днепровского района столицы, который не имел права выносить решения. Вероятный исход тяжбы таков: восстанавливается первичный брак Петра Николаевича, затем он проходит по новой всю процедуру развода. Но уже в Печерском суде. А затем можно и под венец с другой женщиной».

— Я не буду говорить о судебных разбирательствах, которые проходят сейчас, чтобы не создавать прецедентов для новых исков в суд со стороны Светланы Симоненко, — прокомментировала ситуацию «Новой» Оксана Ващенко. — Но могу сказать точно: в разводе Петра Николаевича поставлена точка. Печать у обоих супругов — это не обязательная процедура. Я тоже в свое время разводилась, но штамп о расторжении брака не стоял в моем паспорте три года.

— Все документы, которые необходимы для регистрации нового брака, были нами получены и предоставлены в РАГС, — говорит адвокат Ващенко Иван Шкрум. — Согласно закону, если кто-то из разводящихся не желает расторгать брак (в данном случае Светлана Владимировна), но он существует формально (есть печать, а семьи нет), тогда союз расторгается в суде принудительно. И не бывает так: я не имею печати в паспорте, значит, не разведена. Со времени вступления решения в силу можно считать, что все разорвано. Судебные заседания, которые проходят сейчас, никаким образом не касаются расторжения брака, там речь идет о других вещах — разделе имущества и пр.

Супруги уже задумываются о втором ребенке

— Мне жутко неприятна эта шумиха вокруг нас, все ведь можно решить цивилизованно, но не получается пока, — вздыхает Оксана Ващенко. — Эта свадьба была для нас, а не для всеобщего обозрения! Если бы хотели сделать из этого мероприятия шоу, то поверьте мне, это можно было так распиарить, пригласить огромное количество камер! Накануне к нам обращались из газет, светских журналов, но мы отвечали всем одинаково: свадьба будет, но прессу не приглашаем. Ажиотаж вокруг этого понятен. Если бы я выходила замуж не за известного политика, а простого человека, такого не было бы. И судебных дел тоже не было бы. Я подозревала, что камеры и папарацци таки появятся. Сама журналист, знаю, что достать информацию о дате регистрации можно было, обзвонив все РАГСы, да мы и не настаивали на том, чтобы нас засекречивали. Как мы могли такое требовать?! Но то, что я увидела на следующее утро в газетах, очень огорчило. Фотографы без спроса сняли нашу крохотную дочь!

— Но вы же видели, что вас и родных снимают?

— Когда мы вышли из РАГСа, я заметила направленные на нас объективы. Фотокорреспонденты стояли через дорогу, но мощности их аппаратуры позволяли и на солидном расстоянии запечатлеть все в мельчайших деталях. И что я должна была делать? Бежать к ним: «Не фотографируете ли вы нас случайно?» Или мои родители должны были это сделать, или родственники Петра Николаевича?

— О том, что родные Симоненко пришли вас поздравить, не сообщалось нигде….

— На свадьбе была сестра мужа, я впервые с ней увиделась, — уже поспокойней продолжает Оксана. — Очень приятная женщина, младше моего супруга на год-полтора. Приехала на торжество из Донецка, где живет с отцом Петра Николаевича. Он мужчина уже в годах, она ухаживает за ним… В воскресенье нас продолжали поздравлять. Заезжали домой близкие знакомые, поздравляли нас. А в понедельник Петр Николаевич уже был на работе.

— Вашим родителям свадьба понравилась?

— Говорят, что торжество удалось, в первую очередь с точки зрения царившей атмосферы уюта. Им понравилось, все прошло камерно, в узком кругу.

— Вы взяли фамилию мужа?

— Нет, осталась Оксаной Ващенко! У нас был разговор по этому поводу и не один. Петр Николаевич хотел, чтобы я взяла его фамилию. Но мне не двадцать лет, когда человек начинает свое становление. Я уже сформировалась как личность, как журналист. Потому есть Петр Симоненко, а есть Оксана Ващенко, а не Оксана Симоненко. Все и так знают, что мы муж и жена. Дети — это другое дело. Дочка носит фамилию папы.

— Вы говорите «дети». Еще задумываетесь о потомстве?

— Не буду скрывать: мы мечтаем о втором ребенке. Когда Маше исполнится год, будем думать об этом серьезно. Я бы не хотела, чтобы дочка росла единственным ребенком в семье. Петр Николаевич хочет, чтобы у Маши была сестричка.

— Вот мы сейчас с вами разговариваем уже четверть часа, а я все переживаю, не отвлекаю ли вас от родительских забот? Где сейчас малышка?

— На улице.

— С няней?

— Няни у нас нет, но мы к этому, наверное, придем. Я работаю уже четыре месяца, раз в неделю выхожу в радиоэфир. Занимаюсь своим интернет-агентством, а это тоже время. Когда надо уехать из дому, договариваюсь со своими родителями. Приезжают мама или папа. Почему вы так удивляетесь: папа мой может все! И супчик внучке приготовить, проблем не возникает. И муж может и покормить дочку, и понянчить. Если мне, к примеру, в выходные нужно отлучиться, то договариваюсь с Петром Николаевичем, он остается с Машей. А чего мне опасаться?! Это же ее родной отец, как он может не справиться?

— Отношения со взрослыми сыновьями мужа уже наладились?

— Скажу так: когда видимся — здороваемся. Я думаю, что должно пройти время, чтобы они поняли: если их папа хочет быть счастливым, то они должны это принять. В отношениях со Светланой Владимировной… Не знаю, как будет дальше развиваться ситуация, но надеюсь, что со временем все уляжется, и каждый из нас найдет свое место в жизни. Скандалы, прежде всего, неприятны их общим сыновьям. Вы знаете, он очень переживает, вся жизнь моего мужа посвящена детям. Он всегда говорил и говорит: «Мне надо поставить на ноги детей». С сыновьями Петр Николаевич общается, ездит к ним, поздравляет их с праздниками.

— Не было желания на время втроем уединиться от мира, пока улягутся сплетни и пересуды?

— Я знаю, что муж не сможет без работы. Потому мы будем жить в формате его жизни. Я и сама никогда не была домоседкой. Домик в лесу и воспоминания «как это было» — не для нас. Хотя о жилье в пригороде мечтаю, ведь мое детство прошло в частном секторе. Если у нас будет большая семья, то, возможно, решимся на расширение. Сейчас мы живем в моей квартире.

— Какими подарками на свадьбу вы порадовали друг друга?

— Петр Николаевич только в пятницу приехал из командировки, где был всю неделю, я занималась сама организацией торжества. Это мой ему подарок! Очень хотелось вызвать у него в душе максимум положительных эмоций и избежать пафоса. Какие еще подарки были? Ну, очень много снимков было сделано фотографом, которому мы доверяем… Мы вместе выбрали обручальные кольца из белого золота. Тоже, считай, подарок друг другу. От наших гостей презентов было много — вазы, столовые наборы, постельное белье, подушки даже есть…. Все прошло хорошо, а будет еще лучше! Только бы не омрачали жизнь несуществующими обвинениями. Вот смотрите, в чем даже упрекают: свадьбу, дескать, сыграли в обеденный перерыв! Наша роспись была назначена на 12:30. Предыдущие пары — каждый по чуть-чуть — задержали свои церемонии. Потому и наше время сдвинулось. Но все было по закону: и автографы в регистрационном журнале, и штампы в паспорте… Сейчас, если есть желание, даже ночью распишут! А выездные церемонии? Мы приехали сами, никого домой к себе не звали, чтобы нас расписали втихаря.

Тенденция, однако!

Свадьбы между политиками и журналистами — непроходящая мода. Как уже писала «Новая», регионал Юрий Мирошниченко женат на журналистке Софии Кардашинской. Нашеукраинец Владислав Каськив собирался повести под венец ведущую «5 канала» Татьяну Даниленко. У пары даже родился ребенок, но брак они так и не зарегистрировали. Супруга-журналистка и у Виктора Медведчука. Это телеведущая канала СТБ Оксана Марченко. Нашеукраинца Анатолия Гриценко «окольцевала» замредактора газеты «Зеркало недели» Юлия Мостовая. Регионал Анатолий Кинах женат на своем экс-пресс-секретаре Марине. Евгений Марчук счастлив в браке с главредом «Дня» Ларисой Ившиной. А лидер Украинской народной партии Юрий Костенко, как и Петр Симоненко, ради журналистской любви попросил развода у прежней супруги.

Читайте по теме:

Симоненко женился на своей любовнице. ФОТО

Симоненко женится в конце сентября

Главный коммунист страны Симоненко женится!

Любовница Симоненко рассказала об их взаимоотношениях

Развод! Симоненко удовлетворяла только любовница

Симоненко хочет второго ребенка с любимой. ФОТО
Симоненко хочет второго ребенка с любимой. ФОТО