Литературный конкурс. Прекрасная дева по имени смерть

698
Литературный конкурс. Прекрасная дева по имени смерть

1.

К концу приближался тяжёлый рабочий день. Глеб сидел за столом, иногда поглядывая на часы, пил энную  чашку крепкого чёрного кофе. Работы непочатый край, но делать что-либо было лень. Скоро стрелки на часах образуют одну линию, показывая шесть часов, и он сможет спокойно по улице согретой ранней осенью пойти домой.

Вечером Глеб ляжет на диван, прижав к себе покрепче молодую жену, посмотрит телевизор и под колыбельную вечерних новостей уснёт до следующего утра. Утром обратно в путь – на войну. У него так много планов…  Кому такая жизнь завтрашним днём доставляет удовольствие?   Но это пока всё, что есть.

Видео дня

За окном начал моросить мелкий дождик, а в пустом кабинете тепло и скучно.

Раздался лёгкий скрип двери, в комнату вошла красивая девушка в розовом лёгком платье (явно не по сезону). У неё были блестящие бирюзовые глаза, с какой-то непонятной и манящей глубиной, такие большие добрые, излучающие счастье да радость. Волосы… вились, падая на плечи, переливаясь в светло-русых оттенках. Словом она была юна и прекрасна. Повернувши слегка пугливое лицо с мягкой улыбкой в сторону Глеба, проговорила:

– Ну, здравствуй милый.

– А почему без приглашения, – с иронией проговорил Глеб, пытаясь найти тему для разговора.

– У меня принято так, без приглашения заходить, – с явным удивлением девушка произносила эти слова.

– По какому же Вы вопросу? – решил поинтересоваться наш уставший герой.

– Вот пришла за тобой, пора стать свободным.

– Да ну и кто же ты?

– Я Путь к свету, Дорога к пристани для уставших, я Освобождение для узников, я Источник для жаждущих, я… Смерть!

– Бред!

– Успокойся и посмотри под ноги, – прошептала юная дева.

Глеб опустил взгляд вниз и отскочил в сторону от ужаса. На полу, корчась в конвульсиях, лежало его заметно побледневшее тело.

– Боже! Неправда!

Тяжело описать ужас, который охватил Глеба, но Смерть подошла к нему заглянула в глаза, прикоснулась рукой к сердцу, и страх ушёл, наступил небывалый покой, умиротворённость. 

– Что же со мной?

– Так сердечный приступ, но это только средство, пропуск, и ты покидаешь тело, мучившее душу болью, голодом, холодом… долго можно продолжать.

– А почему сегодня, я ведь молод, у меня молодая жена, мне нужно жить?

– Извини брат, не я решаю, – сказала Смерть, – пойдём нам пора.

Девушка взяла Глеба за руку, ладонь Смерти была очень тёплой, и повела за собой к двери.

– Мы куда?

– Мы домой! Мы навсегда домой! Ты вернёшься  после долгого пути в мир, где нет предательства, нет мести, страха, лжи, унижения. Помнишь свою юность? Помнишь поиски смысла, помнишь борьбу с несправедливостью, ведь помнишь разочарование в этом мире, помнишь поиски идеала? Я подарю тебе его! Подарю вечную молодость, вечный покой, не будет страданий – тебя нет.

Глеб почувствовал лёгкость, от него ушли все болезни и страх  перед завтрашним днём, он превращался в беспечного ребёнка, ни тебе ответственности, ни гнетущих мыслей. Нет больше злого начальства, нет государственной власти, нет закона, морали, религии. Нет шоуиндустрии и телевиденья, нет фальши, которая окутала, как  паук паутиной наш мир, а значит не нужно быть лицемером, лгуном, хорошим и плохим, вот новая форма нормального существования…

2.

– Извините, что перебиваю, – прохрипел чей-то голос, – что-то спешишь, подруга молодого человека уводить, рановато, у него здесь кое-какие дела остались!

Возле окна стояла мерзкая и костлявая старуха в чёрном балахоне, а в руке была коса. От старухи веяло холодом и пахло плесенью.

–  Вот расхозяйничалась, молодых уводить, рано-рано, не нужно прерывать цепь, а то всё пойдёт не так! – не унималась старуха.

 – Кто же ты? – интересовался Глеб.

– Я… ЖИЗНЬ! – радостно заявила старуха, – на мне отпечаток нашего Мира, я тоже Путь, но к старости, к горю утрат, к болезням и маразму. Я накапливаю жадность. Никто не хочет менять дряхлую старуху на юную деву, поэтому человеческое сознание поменяло понятия.

Жизнь взмахнула рукой, и неведомая сила протянула Глеба обратно в тело. Вот оно – чувство тяжести земного притяжения и ужасная боль в груди возвращает обратно в сознание…

***

На небритое лицо упал лучик света, который сквозь мутноватое стекло окна забежал в тёмную комнату и разорвал мрак. Над улицой, под пение гимна птицами, воспламенялся рассвет, а значит, погибала ночь.

Глеб поднялся с кровати, ощутил необыкновенною бодрость, поэтому кофе пить не хотелось.  Подошёл к окну, распахнул его и стал дышать утренним хрустальным воздухом.

Солнце тем временем всё больше освещало сад, от ночи не осталось и следа. С ветки на ветку, чирикая, перелетали птицы, жужжали насекомые, дерево играло листьями под дуновение тёплого ветра. Осень, тёплая осень, разметала по саду жёлтые, красные, бурые, оранжевые… листья. Мотыльки чувствуют скорое похолодание, но не обращают на него внимания просто и беззаботно порхают над садом.

Глебу стало легко-легко, такое ощущение к нему не приходило уже много лет, с юношеской поры, когда встречали рассвет ходя в турпоходы. Это ощущение молодости, чистоты, радости что дышишь, смеёшься, видишь солнце да СОЛНЦЕ, которое миллиарды лет согревает землю, которое дарит новый день, а значит и новую жизнь. Его нельзя отнять у нас, приватизировать, продать, украсть – оно наше, всем достанется частичка его тепла, просто нужно захотеть.

Думая об этом Глеб посмотрел на холмик, где укрывшись в тени клёна стояла нарядная старушка, прищурив глаза она смотрела в сторону Глеба и улыбалась, Глеб улыбнулся в ответ…