Голосуй, не голосуй, все равно получишь…

Голосуй, не голосуй, все  равно получишь…

В России вышел на экраны фильм «Все могут короли». Такой своеобразный «петербургский римейк» легендарного голливудского фильма «Римские каникулы». То есть сюжет и ситуации те же самые, только действие происходит не в пятидесятых годах в Риме, а в «нулевых», как их теперь двусмысленно называют, и Санкт-Петербурге. Только Гоша Куценко, увы, не Грегори Пек, да и героиня российской ленты – далеко не Одри Хепберн.

Эта ассоциация приходит мне на ум, когда я наблюдаю за выборами на постсоветском пространстве...

Вообще, я уже писал в «Обозревателе», что теперь демократические процедуры во многих странах несколько видоизменились. То есть раньше на выборах был первый тур, в случае необходимости второй, а потом – инаугурация.

Теперь чуть ли не обязательным элементом выборов становится их непризнание проигравшими, обвинения в жульничестве и подтасовке результатов с последующим выводом своих сторонников на улицы и переиграть результат силой «народного давления». Демонстрации и «майданы» вместо второго тура стали уже традицией. Впору их предусматривать законами о выборах... (Мрачная шутка).

Видео дня

Очень соблазнительно считать пионерами подобного демократического процесса украинцев с «эталонной» «оранжевой революцией», по образу и подобию которой стали якобы выстраиваться прочие «цветные» революции. Однако, полагаю, что открытие подобного политического стиля было сделано задолго до киевского «майдана».

В январе и феврале в двух республиках СНГ – Грузии и Армении - прошли президентские выборы. И армянский вариант был похож на грузинский примерно так же, как петербургские каникулы на римские...

В Грузии Михаил Саакашвили в первом туре набрал 53,5% голосов, а его основной соперник Леван Гачечиладзе – 25,7%. Сразу же после выборов наблюдатели из ОБСЕ признали выборы честными, прошедшими без значительных нарушений. Правда, некоторые другие наблюдатели, в частности из Международного экспертного центра избирательных систем, наоборот, обнаружили много нарушений, отметили использование действующим президентом Саакашвили административного ресурса и просто фальсификаций с целью обеспечения победы уже в первом туре. Казалось бы, разрыв в голосах между Саакашвили и Гачечиладзе был более чем в два раза. Ну, какое принципиальное значение имеют каких-то три-четыре процента, если ясно, что Михаила Саакашвили грузинский народ по-прежнему любит, хоть и не так пылко, как несколько лет до этого, когда за молодого президента голосовали как за «кандидатов блока коммунистов и беспартийных» в давние советские времена – 97% населения? Но это впечатление обманчиво. Многие эксперты полагают, что будь в Грузии второй тур, в котором участвовали бы только два кандидата, с очень большой долей вероятности мог победить Гачечиладзе.

Как бы там ни было, Саакашвили объявили президентом. Оппозиция по новой политической моде вывела народ на улицы. Но поскольку за спиной оппозиционеров не стояли ни особо мощные зарубежные интересанты, ни щедрые спонсоры, бурный протест быстро выдохся, дело ограничилось легкой потасовкой с полицией, несколькими ранеными и торжественной инаугурацией с военным парадом на тбилисском проспекте Руставели.

Правда, спустя два месяца после выборов Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ в окончательном отчете подвергло критике выборы в Грузии, отметив, что «были зарегистрированы повторные голосования одних и тех же избирателей, подделка бюллетеней и избирательных протоколов». Но, с другой стороны, это такие «мелочи»! Стоит ли обращать на них внимание, когда избран президент, который устраивает главных иностранных «интересантов»: американцев – так сказать, «по определению», ибо Саакашвили изначально ориентировался на США, а Россию – как меньшее из возможных зол, к тому же - уже знакомое.

Прошло полтора месяца и наступило время армянских президентских выборов. И складывается впечатление, что грузинский сценарий переписали, привязав его к армянским реалиям. Опять на выборы пошел представитель нынешней администрации – премьер министр Серж Саркисян, и ему противостоял главный оппозиционер экс-президент страны Левон Тер-Петросян.

Ну, скажите, что, Саркисян себе враг, что ли, чтобы не использовать возможности, предоставляемые своей важной государственной должностью? И, естественно, результат первого тура оказался с точностью до одного процента соответствующим результатам грузинского образца. Серж Саркисян набрал 52,8% голосов (помните 53,5% Саакашвили?), а Левон Тер-Петросян – чуть меньше своего грузинского прототипа – 21,5%.

И естественно, оппозиция не признала результатов выборов. И на этот раз ОБСЕ признала выборы «в целом соответствующими международным стандартам». Но кто его знает, может быть именно в «частностях», о которых тоже упомянуто наблюдателями, и кроются те самые 2,8%, которые помогли избежать второго тура голосования?

Правда, в сценарий ереванского римейка, как и полагается, были внесены некоторые коррективы, скопированные уже со знаменитого украинского майдана. Оттуда - палатки и костры на Театральной площади, бессрочный митинг, концерты и танцы, в которых активное участие принял и лидер оппозиции Тер-Петросян.

Но развязка получилась с поправкой на армянский колорит: действующий президент Роберт Кочарян, сторонник ставленника «карабахского клана» Сержа Саркисяна, объявил чрезвычайное положение, после которого последовал разгон митинга со стрельбой, погромы магазинов... Хэппенинг окончился трагедией – восемь человек погибли, более 120 ранены...

Такова цена демократии по-армянски...

А сходство армянских выборов с грузинскими заключаются в том, что их результат опять же устроил всех основных мировых «игроков». Россия предпочла Саркисяна, памятуя о черных для российско-армянских отношений временах предыдущего президентства Тер-Петросяна и в надежде на преемственность ориентированного на Россию курса президента Роберта Кочаряна. А США и ЕС тоже предпочитают прагматичного Сержа Саркисяна импульсивному Тер-Петросяну, времена правления которого были самыми мрачными в современной истории страны.

А самое главное - демократия торжествует!