Дмитрий Выдрин. О природе предательства

2,9 т.
Дмитрий Выдрин. О природе предательства

О природе предательства

Сейчас я работаю над теорией предательства и благодарен жизни, которая предоставила мне замечательный, а может быть, самый лучший полигон для изучения данной темы — участие в политической жизни. Я думаю, что ни в личной жизни, ни в быту, ни в бизнесе, ни в каких других сферах предательство не становится столь значимым, даже знаковым, я бы сказал, сакральным, инструментом, каким оно является в политике. Мне хочется понять, сколько раз одному политическому субъекту нужно предавать другого политического субъекта для того, чтобы предаваемый окончательно утратил доверие к тому, кто его предает. Существует старая сказка о мальчике, который кричал: “Волки!”. Оказывается, существуют разные версии этой сказки. Есть европейская версия, в которой мальчик мог только два раза крикнуть это слово. Есть мусульманская версия, там мальчик успел один раз крикнуть: “Волки!”, и когда оказалось, что это шутка, мальчику сделали немного “секир башка”. В славянских сказаниях мальчик кричал трижды, и трижды селяне убегали… Так вот, в украинском парламенте не работает даже славянская версия упомянутой сказки. У нас можно и пять, и шесть раз кричать: “Волки!”, “Караул!”, “Объединимся!” либо “Вместе поможем кому-то строить государство!” — и каждый раз все будут выбегать, слушать и каждый раз недоумевать, почему их так легко “развели”, несмотря на предыдущий негативный опыт.

фото PHL

О количестве предательства

Строить структуру изучения такого явления, как политическое предательство в Украине, следует с учетом вышесказанного. На мой взгляд, вначале нужно провести количественный анализ статистики предательства. Это позволит найти ответ на вопрос, сколько раз у нас оптимально предавать, чтобы чрезмерно не напрягать возможных оппонентов. Может, четыре раза, может, пять, а может, и шесть. Я знаю случаи, возвращаясь к первой главе, когда люди трижды предавали, а потом опять возвращались к партнерству с теми, кого они предавали.

Об эстетике предательства

После количественного анализа следует остановиться на эстетике предательства. Последнее не становится механизмом, не становится инструментом, если не имеет определенного куража. Когда я стал достаточно взрослым и начал покупать дорогие вещи, с удивлением обнаружил, что дорогие вещи по качеству ничем не отличаются от дешевых. Условно говоря, шариковая ручка за $1 тыс. пишет так же, как шариковая ручка за 50 грн., поскольку стержень у них фактически один и тот же. Тем не менее на дорогих ручках делается большой бизнес, а на “копеечных” его сделать сложнее. То же самое касается предательства. Есть настолько красивые, настолько пафосные предательства, что они становятся способом достижения целей, а предательство, похожее на “лохотрон”, на простой “развод”, на какое-то селянское колдовство или действо, не позволяет достичь результата. Наверное, лучшей книгой по теории предательства является “Тарас Бульба” Николая Гоголя. Недаром сегодня сразу три крупных кинорежиссера — украинский, российский (но с украинскими корнями) и американский — пытаются экранизировать это бессмертное произведение. На мой взгляд, главное в этой книге — не батальные сцены. Лично для меня кульминацией книги является появление предателя Андрея в невероятно красивых польских одеждах, в позолоченном шлеме и т.д. В этом внешнем блеске красоты ощущается глубокий внутренний подтекст — эстетика предательства, которая своей красотой как бы оттеняет суть происходящего. И если предательство обличено красивой речью, красивыми обещаниями, если предательство делается чистыми руками, то оно как бы уже и не предательство.

О гедонизме предательства

Ко всему прочему, следует еще внимательно изучить такой важный аспект, как гедонизм предательства. Все думают, что предательство — это шок для человека, который предает. Соглашаясь на акт предательства своих друзей, своих партнеров, своих коллег, своей истории, в конце концов, он идет через колоссальные мучения. Я же с удивлением обнаружил, что для многих людей сам акт предательства — это колоссальное удовольствие. Распространенное мнение: чтобы человек пошел на предательство, ему нужно предложить либо большие деньги, либо высокую должность. Мои наблюдения за отечественными политиками показывают — люди часто идут на предательство ради самого предательства, им нравится предавать. Перечитав заново “Тараса Бульбу”, я понял, что Андрей на каком-то этапе получал удовольствие, а прекрасную польскую пани он использовал только как предлог. Я задумался, почему люди получают кайф от предательства? Знаете, почему? Потому, что предательство как бы обнуляет предыдущую жизнь, обрезает корни, отсекает связи и создает у человека, особенно у политического субъекта, ощущение легкости полета. Его уже ничего не держит, никакие обязательства, никакие привязанности, никакие симпатии. Прямо-таки невыносимая легкость бытия. Понимание того, что предательство может быть удовольствием и даже кайфом, может со временем перевернуть представление о политике, где все считают, что предательство есть некий натужный акт насилия над собой ради конкретных выгод. Когда-то на глаза мне попался опрос, проведенный одним бульварным изданием среди “путан”. Я с удивлением обнаружил, что 70% “путан” занимаются своим “ремеслом” не ради денег, а ради удовольствия. С экранов телевизора не раз приходится слышать истории “путан” о недокормленных детях, больных матерях и т.д., а получается намного проще — большинство получают удовольствие. Думаю, то же самое касается политиков. Я уверен, что 70% из них на путь предательства толкают не репрессии каких-то ужасных врагов и не “золотые горы”, которые заносятся в чемоданах, их главная мотивация — политический “путанизм”.

О несгораемых мостах

В то время, когда было модно говорить, что Украина — не Россия, и все пытались найти аргументы, почему это так, я сделал своего рода открытие, которое очень четко показывало различия между названными государствами. Оказалось, что в России не горят рукописи, а в Украине не горят мосты. Многие мои друзья и знакомые много раз пытались сжечь за собой мосты, говорили: “Ну, я все… Я иду на телевидение или на популярный интернет-чат. Расскажу все, что знаю, сожгу за собой мосты”. Люди ходили, говорили, писали... А мосты не горят... Почему? Видимо, процесс возгорания хорошо проходит в атмосфере, обогащенной кислородом. В нашей же, достаточно затхлой атмосфере, в атмосфере не проветриваемых политических помещений и политических офисов слишком много за 15 лет “надышано” углекислого газа, в котором не горят даже мосты. Предательство — это способ сжигания мостов… но, как видим, мосты не горят. Значит, у нас не бывает расплаты за предательство. Честно говоря, я не помню ни одного случая в Украине, когда предавший был подвергнут какому-либо административному наказанию или моральному осуждению со стороны общества. Наше общество прощает все. Такое у нас общество. Как говорится, какое есть.

О будущем

Если мы идем в Европу, то должны смириться с тем, что там только два раза кричат: “Волки!”. Если же мы будем постоянно апеллировать к нашему “уникальному” опыту, постоянно говорить, что мы хотим создать собственный проект, то плюрализация предательства будет исчисляться уже не единицами — цифрами иных порядков. Важно понять, что старая политическая элита уже никогда не сможет избавиться от инфекции предательства. Эта элита с этим родилась, с этим она умрет. Что будет с новой элитой, зависит от очень многих факторов. Думаю, главным из них будет степень эффективности достижения необходимого результата с помощью предательства. Если общество сможет морально осудить отечественных политиков, сделавших карьеру на предательстве, тогда, возможно, новое поколение задумается, является ли предательство таким уж универсальным способом достижения и удовольствия, и денег, и блага, и ухода от наказания. Новой элите необходимо создать историю успеха, достигнутого не ценой предательства.