Эта бесцветная цветная революция

Эта бесцветная цветная революция

фото ЕРАНо, с другой стороны... Что касается России, Украины, да и всего постсоветского пространства, то где, извините, Пакистан, а где пусть маленькая, но такая родная Грузия с Вахтангом Кикабидзе и Тамарой Гверцители?

Однако и писать о Грузии несравненно сложнее. Ведь у каждого читателя этой статьи, наверняка, есть знакомый грузин, который разъяснил ему суть происходящего в Тбилиси. Причем, разумеется, со своей точки зрения. Да плюс у каждого есть и свое мнение по этому поводу. Чтобы составить объективную картину, надо выслушать все завязанные в конфликте стороны, но даже и после этого ясность не наступит. Старожилы, которые, как правило, ничего «не упомнят», возможно, все-таки помнят французский фильм «Супружеская жизнь», где в первой серии эту жизнь мы наблюдали глазами мужа, а во второй – глазами жены. И это были два разных фильма.

Видео дня

Поэтому я ни в коем случае не претендую на истину в последней инстанции и даже в предпоследней, а просто опишу, как это представляется мне.

фото ЕРАНынешняя ситуация в Грузии, с точки зрения обывателя из-за границы, - парадоксальна. Действительно – идеологический расклад во всех подобных оранжевых, розовых, шафрановых и прочих цветных (да и черно-белых) революциях обычно прост, как характеры в комиксах: хорошие – плохие, левые – правые, консерваторы – либералы, капиталисты – социалисты, демократы – тиран, монархисты- республиканцы, светские – фундаменталисты... А вот и свежие примеры. В Пакистане – диктатор-президент против демократов, с одной стороны, и исламистов – с другой. В Турции – светские против исламистов. В Украине... Ну, не мне вам рассказывать, кто здесь против кого и почему.

А вот в Грузии и не поймешь. Никаких идеологических разногласий не наблюдается. И оппозиция, и Саакашвили – придерживаются проатлантического курса, никаких революционных противоречий во внутренней политике тоже не наблюдается: никто землю крестьянам и заводы рабочим отдавать не собирается. Вся эта катавасия с разгоном демонстраций, многодневными митингами оппозиции – все это было ради переноса срока парламентских выборов?

Одной из моих любимых фраз в советском кино была не ставшая крылатой фраза из фильма «Твой современник», где старый ученый Ниточкин поучал чиновника: «Страстями надо жить, молодой человек. Страстями!»

Вот вся грузинская политика в постсоветский период живет «страстями». Три президента было в Грузии – все прошли путь от страстной любви до столь же страстной ненависти, между которыми, как известно, один шаг. В 1991 году - пламенный националист Звиад Гамсахурдия так «воспламенил» народ, что получил 87 процентов голосов на выборах. Ну и что? Оратор он был яркий, что и говорить – не зря писатель и потомок знатного рода... Но экономика Грузии пришла в полный упадок. И холодной зимой даже пламя его речей не грело. В итоге, последовало «предчувствие гражданской войны», и года не прошло, как Звиада свергли, он бежал в Чечню под крыло Дудаева, где и умер при загадочных обстоятельствах. Но мне даже вдали от Грузии встречались зомбированные звиадисты, точнее, звиадистки. Одна из них, довольно известная журналистка, однажды утром пришла в редакцию с горящими глазами и написанной статьей под заголовком: «Звиад жив!». На вопрос главного редактора, откуда она получила столь сенсационную информацию, дама с пафосом воскликнула: «Он явился мне сегодня во сне!» Тут вообще впору вызывать скорую психиатрическую помощь.

Вместо экзальтированного Звиада избрали рассудительного, но тоже харизматичного экс-коммуниста Эдуарда Шеварднадзе, которого одинаково любили (в смысле – терпели) и в США, и в России. Народ Грузии на абсолютно свободных выборах отдал за Эдуарда Амвросиевича аж 92% голосов – покруче, чем за Звиада. Трогательное единодушие...

Спустя одиннадцать лет миллион грузин вышли на улицы, требуя отставки Шеварднадзе. И «старый лис» ушел, благо, и возраст уже преклонный, и от власти он и впрямь подустал. А горячий народ возвел на престол красавца-парня – Михаила Саакашвили, едва преодолевшего минимальный президентский возраст – 35 лет. Поддержка Запада была полной. Одна грузинская телезвезда так популярно объяснила мне успех Саакашвили в Грузии и на Западе: грузинам надоело жить на Востоке, они рвались в Америку, даже страну переименовали по образцу и подобию американского штата – в Георгию («Джорджия») (правда, на английском она так и писалась издавна). А американцы подняли на щит Саакашвили, потому что он прекрасно говорит по-английски, и на этом языке говорил исключительно то, что американцы хотели услышать. А это всегда приятно.

фото ЕРАПопулярность Саакашвили вообще зашкаливала. В соревновании за процент голосов грузин он установил национальный рекорд, достойный Саддама Хусейна и Сапармурата Ниязова – 97%! И это – при полной демократии!

Один сторонник Саакашвили объяснял мне на днях, что оппозиция – это те, кого он отстранил и от кормила, и от кормушки. Дескать, Саакашвили объявил беспощадную борьбу коррупции, уволил все тамошнее ГАИ, погрязшее во взятках, набрал новую полицию, в общем, разворошил осиное гнездо коррупции, и Грузия теперь чиста, как наркоман после курса отвыкания от наркотиков. А оппозиция, мол, хочет вернуть старые порядки.

Вот уж это утверждение я точно не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Но в очищение как-то не верю. Скорее, произошла замена персоналий у кормушки.

Однако оппозиция, действительно, странная. Когда говорят о грузинской оппозиции, никакими эпитетами это определение не сопровождают. То есть она ни левая, ни правая, никакая. Оппозиция объединена единственным классическим вопросом: «Против кого дружим?» Вестимо, против кого.

Между прочим, в этом ее сходство с российской «антипутинской» оппозицией, где под разными знаменами, но плечом к плечу идут «буржуин» Касьянов, который еще недавно был путинским премьером, и которого его нынешние соратники окрестили «Мишей – два процента» (имеется в виду норма «отката»), заигравшийся в революцию мастер перфоманса национал-большевик Эдуард Лимонов и играющий в политику, как в шахматы, но с куда меньшим успехом, Гарри Каспаров. А также прочая и прочая...

Вот и в грузинской оппозиции - недавние ближайшие соратники Саакашвили, которые с ним что-то не поделили (интересно, что? Но уж точно - не демократию), и десять (!) оппозиционных партий. Поди, разберись в их программах! Поэтому программа одна, общая – свергнуть Саакашвили.

Сценарий подобных революций накатан в Грузии, как сценарий первомайских демонстраций в приснопамятном СССР. На улицу выходит народ, то ли в поисках острых ощущений, то ли в надежде на нового харизматического лидера, потому что старый уже немножко сник и позолота пообтерлась.

Кульминацией нынешнего противостояния (по крайней мере, на сегодняшний день) стал кровавый разгон митинга, который, как это всегда бывает, был главной «картинкой» дня на всех новостных телеканалах мира. Демократический имидж президента поблек даже в глазах американцев, а уж у европейцев и подавно. Попытка свалить все на «агентов Москвы» - дело, и впрямь, неумное. Хотя бы потому, что Россия не подпадает под известную формулу римского права «Кому это выгодно?» При всей нелюбви (читай – ненависти) к Саакашвили, российское руководство явно предпочитает «мириться лучше со знакомым злом, чем бегством к незнакомому стремиться». Ибо, в предстоящей президентской кампании карта возвращения Южной Осетии и Абхазии под крыло Тбилиси может стать козырной – ничто так не сплачивает народ, как поиск общего врага в лице России.

фото ЕРАНо, проиграв «качество» при разгоне митинга, грузинский президент неожиданно сделал великолепную жертву «ферзя» - он объявил о досрочных президентских выборах. И вот тут оппозиция растерялась. Потому что теперь надо бороться уже не «против», что всегда проще, а «за». За единого кандидата... А где его взять, да еще в такой короткий срок, да еще харизматичного, да еще, чтобы всех устраивал, да еще, чтобы имел юридическое право баллотироваться – по возрастному цензу, цензу оседлости и прочим закавыкам закона о выборах.

Готовой такой фигуры не было. Правда, немного оправившись от первого шока, оппозиция решила провести своеобразный «праймериз» и выбрала единого (опять же – почти единого) кандидата Левана Гачечиладзе. При этом, фактически единственный пункт политической программы кандидата... – самоликвидация в случае победы. То есть отмена института президентства и переход к парламентской республике. Нечасто в президенты идут под такой удивительной программой.

А теперь – самое безответственное, что только может делать обозреватель: мой прогноз. Внутренний голос (при отсутствии голосов внешних) подсказывает мне, что выборы выиграет... Саакашвили. И его «жертва ферзя», выражаясь языком шахмат, была «корректной». Хотя 97% поддержки народа ему уже никак не светит. И я думаю, что это положительный фактор. Теперь грузинский народ пойдет на выборы уже не опьяненный революцией какого бы то ни было цвета и не с похмелья после революционного угара, а на трезвую голову. И будет покупать кота, хоть и изрядно облезлого и ободранного, но уж точно не в мешке.