Иосиф Винский: Надо четко понимать - Мороза сломали

Иосиф Винский: Надо четко понимать - Мороза сломали

Бывший первый секретарь политсовета СПУ уверен, что у партии пока нет будущего

Иосиф Винский первым из руководителей Соцпартии обвинил ее лидера, а теперь и председателя Верховной рады (ВР) Александра Мороза в предательстве. Сразу после этого Иосиф Винский заявил о своем выходе из политсовета партии. Теперь же он считает, что в случае роспуска ВР и объявления досрочных выборов СПУ как парламентская партия может прекратить свое существование. Об этом Иосиф Винский рассказал специальному корреспонденту Ъ Мустафе Найему.

Видео дня

– Сколько людей в политсовете разделяют вашу точку зрения о невозможности вхождения в антикризисную коалицию?

– Ну, скажем так, на политсовете 8 человек из 74 воздержались и 12 человек голосовали против нового формата коалиции. Думаю, их всех можно назвать моими сторонниками. Хотя, если бы правильно голосовали – а мы принимали решение даже без поднятия рук,– результаты были бы совсем другими. Ну, ладно, давайте начнем интервью. Значит так – тема Мороза не обсуждается, фамилию Мороза мы не упоминаем. Договорились?

– Давайте попробуем. В день, когда вы заявили, что покидаете пост первого секретаря СПУ, вы намекали на то, что некоторые члены Соцпартии были подкуплены Партией регионов...

– Нет. Я такого не говорил. Такого не было. Меня абсолютно не волнует мотивация того или иного члена партии, я никогда не говорил, что кого-то подкупили. У меня нет таких фактов.

– А к вам лично "регионалы" обращались с предложением поддержать их?

– Да.

– Что вам предлагали, деньги?

– Нет. Тогда никакого подкупа не было. Мне просто сказали, что идут переговоры и все вопросы уже решены. И вот остался только ты, и нам желательно было бы, чтобы и ты нас поддержал.

– И все же, вам обещали посты или деньги?

– Да, были посты и... были другие обещания, но не деньги.

– Откуда они узнали, что вы придерживаетесь другого мнения?

– Моя позиция известна всем еще с марта этого года.

– Переговоры с Партией регионов начались тогда?

– Переговоры между Рудьковским (Николай Рудьковский, член политсовета СПУ.–Ъ) и "Регионами" начались еще до 26 марта. Узнав об этом, я сказал Морозу: Сан Саныч, я знаю, что есть такие мысли войти в коалицию с Партией регионов. Для меня это неприемлемо, и я с этим никогда не соглашусь.

– И какова была реакция Александра Мороза?

– Он ответил, что все это не имеет никакого значения и это всего лишь переговоры.

– Как вы думаете, переговоры с "регионалами" были личной инициативой господина Рудьковского?

– Нет, безусловно, нет! Его переговоры были санкционированы Морозом, это однозначно.

– Но и вас обвиняют в сепаратизме, например, Юрий Луценко.

– Он сделал несколько заявлений, абсолютно нечестных и некорректных по отношению ко мне. Во-первых, я четко занимал позицию поддержки Виктора Ющенко и на первом, и на втором туре президентских выборов. Более того, я и Мороз, а не Луценко были членами Комитета национального спасения. Но я признаю, что был против вхождения в то правительство! Когда Луценко с Баранивским за спиной у Мороза и руководства партии договорились о своих должностях и потом поставили Мороза и нас перед фактом.

– Некоторые социалисты утверждают, что голосование по спикеру было абсолютно спонтанным и "регионалы" просто сориентировались на месте...

– Ну перестаньте, мы же не дети! Чтоб вы понимали: это был сценарий. Я почему тогда пошел на пресс-конференцию? Потому что знал, что этот сценарий будет реализован. Я прекрасно понимал, что если фракция на своем заседании голосует против кандидатуры Порошенко, значит, вопрос о другой коалиции уже решен.

– Насколько вероятно, что избрание спикером Александра Мороза будет обжаловано в суде?

– В процедурном плане были шероховатости. Сначала надо было публично выйти из коалиции, выдержать паузу десять дней и только потом создать новую коалицию.

– А к чему была такая поспешность?

– Я думаю, ключевая позиция была в том, чтобы использовать элемент неожиданности. Мороз хотел лишить "Регионы" возможности маневрировать и вести переговоры с "Нашей Украиной".

– Думаете, Мороз всем руководил?

– Надо было, чтобы "Регионы" не пошли к "Нашей Украине" и не договорились о коалиции в другом формате. И, естественно, позиция Мороза была "сделать все побыстрее".

– Кстати, Александр Мороз изначально утверждал, что "не голосовать за Порошенко" была не его позиция, а отдельных членов фракции.

– Я утверждаю, что, даже если бы не было двух или трех голосов от СПУ за Порошенко, остальные бы проголосовали, и 30 голосов были бы точно. А если бы Мороз захотел, было бы 33 голоса.

– То есть он был сразу против Порошенко?

– Вы ничего не поняли: Мороз хотел быть спикером, при чем тут Порошенко!

– Зачем же тогда Мороз предлагал "Нашей Украине" выдвинуть на пост спикера кого угодно, но не Петра Порошенко?

– Он знал, что никого другого не выдвинут.

– Насколько можно утверждать, что амбиции Мороза были подогреты Юлией Тимошенко?

– Это полная чепуха. Юлия Владимировна (Тимошенко.–Ъ) не была каким-то определяющим элементом. О том, что Мороз должен стать спикером, было даже принято специальное решение нашего политисполкома. Извините, какая партия будет против того, чтобы ее лидер возглавил парламент?

– Что будет дальше с СПУ?

– СПУ как идеологическая партия ликвидируется. Сейчас это партия номенклатуры, партия, представленная во власти, но как политической единицы ее нет. Почему я ушел? По одной причине: я понял – той партии, которую я строил, нет.

– Если сейчас будут перевыборы, какие перспективы у СПУ?

– Сегодня Соцпартия и трех процентов не наберет.

– Вы готовы возглавить в таких условиях СПУ?

– Я четко сказал, что если снизу будет инициатива и если члены партии смогут противостоять действиям верхушки, то это вопрос их выбора. Тогда я готов на это пойти. Но еще раз говорю, я не занимаюсь этим целенаправленно. Я не звоню в обкомы, райкомы. Мне звонков – масса. Кстати, не было ни одного осуждающего. Был только один звонок с угрозой.

– Кто звонил?

– Без фамилии. Я просто сказал: "Я тебя услышал" – и положил трубку. Это член нашей партии, мой друг в кавычках из киевского отделения. Каждый член партии должен понимать, в какую он партию вступал – Соцпартию или партию Александра Мороза. Причем сегодня Мороза сломали как лидера партии, он разменял эфемерные вещи на идеологию партии и поставил под угрозу перспективу страны.

– Но, может, как спикер он добьется большего?

– Как? Еще раз говорю: вопрос не в избрании Мороза спикером, никто против этого не возражает! Даже я не против этого. Я против того, что, садясь в это кресло, Мороз приводит к власти Партию регионов. А политика этой партии мне абсолютно понятна. И перспектива этой страны под ее руководством мне тоже ясна. Я не хочу поворота в Азию.

– Какова в таком случае судьба Александра Мороза?

– Я на фракции говорил и вам скажу, что в данном формате Мороз перечеркнул все свои достижения за последние 15 лет. И он, конечно же, теперь... Если он раньше всегда был политиком с позитивным имиджем, теперь будет с негативным имиджем. И я на 99 процентов убежден, что коалиция в том формате, который есть сейчас, долго не просуществует.

– Но до сих пор они довольно слаженно голосуют.

– Когда пойдут такие голосования по законам, их голоса станут бесполезны. Президент будет просто ветировать все эти законы. И я вполне допускаю, что вчера в секретариате президента "Регионам" поставили условия: отозвать кандидатуру Януковича на пост премьера и избавиться от коммунистов с социалистами. Партия регионов и "Наша Украина" – это 276 голосов, это устойчивое большинство, это формат коалиции, который будет иметь возможность работать с президентом. И, конечно, в таком формате социалисты и коммунисты никому не нужны.

– Вы были членом переговорной группы, как вы думаете, в "Нашей Украине" и БЮТ подозревали о готовящемся маневре Александра Мороза?

– Практически на каждой встрече с "Нашей Украиной" и БЮТ я предупреждал, что ситуация под угрозой. Об этом я говорил как при Морозе, так и в его отсутствие. Я предупреждал партнеров о готовящемся сценарии. Честно говоря, они ничего не сделали.

– Как вы думаете, Партия регионов использовала Мороза?

– Я думаю, что против партии и Мороза была проделана очень глубокая и серьезная работа. Для меня это очевидно, потому что сломать Мороза в такой ситуации и таким образом было очень сложно. Но его сломали. У меня есть предположения, более того, я знаю, кто это сделал, но говорить об этом не буду.

– Когда вы ответите на этот вопрос?

– Когда станут ясны все системные зависимости. Я думаю, что это случится где-то через полгода.

Мустафа Найем, «Коммерсантъ»

www.kommersant.ua