Руслана стала депутатом

2,6 т.
Руслана стала депутатом

Певица рассказала, в чем собирается ходить в Верховную Раду, чтобы продвигать законы о меценатах, «пиратах» и студентах

Руслана никогда не могла вписаться в рамки какой-то одной стихии. Если река — то горная, если земля — то огненная. Ее энергии хватило бы на то, чтобы растопить айсберги в Ледовитом океане. Но она пошла другим путем. В политику.

Руслана, вы стали депутатом. Собираетесь ли посещать заседания Верховной Рады и участвовать в парламентской деятельности, или ваше депутатство будет номинальным?

— Я готова радикально изменить свой концертный и личный график для того, чтобы посещать все заседания. Могу даже приостановить свою карьеру.

Видео дня

Ради чего? У вас есть законопроекты, которые вы хотели бы вынести на рассмотрение депутатов?

— Когда я заявила о том, что иду на выборы, было очень много иронии по этому поводу. Говорили:

«Нам певцы и спортсмены в политике не нужны!» Но все свои меценатские и социальные инициативы я начала сама, без помощи или указаний политиков. Теперь у меня просто появится возможность осуществлять все на более высоком уровне.

Мне случается слышать такую украинскую музыку, которая, в сущности, гораздо качественнее, интереснее, глубже, чем то, что звучит в эфире. Чтобы поддержать талантливых молодых людей, я предлагаю ввести такие реформы, которые стимулировали бы предпринимателей вкладывать деньги в культурные проекты и благотворительность. Необходимо освобождать бизнесменов-меценатов от налогов, действовать по европейским схемам поддержки деятелей культуры. Законопроект о меценатстве — первое, что я представлю на рассмотрение в Верховную Раду.

А сами благотворительностью будете заниматься?

— Я ею занималась еще до того, как решила идти в депутаты. Просто не слишком это афишировала. В мае дала концерт, средства от которого пошли на приобретение реанимационных аппаратов для новорожденных. Когда была в Днепропетровске, зашла в отделение, а там стоит кроватка со всей аппаратурой. И лежит маленькая ляля, а рядом висит моя фотография. Ребеночку четыре дня! Его еще никак не назвали... 47 детей спасли при помощи этого аппарата. Я уверена: если бы в парламенте пара классных пацанов не поехала на Гавайи, удалось бы спасти больше.

Во время предвыборного тура вы много общались со студентами. Собираетесь представлять их интересы в парламенте?

— Со студентами мы обсуждали очень много вопросов. Но главное, это, безусловно, стипендия, на которую прожить невозможно. Я буду продвигать законопроект, который гарантирует молодежи стипендию на уровне прожиточного минимума, трудоустройство и решит их жилищные проблемы.

Как планируете решать проблемы культуры? Будете ли откликаться на обращения начинающих певцов, композиторов, писателей?..

— Если говорить о продюсировании конкретных проектов — меня на всех просто не хватит! Если же речь идет о том, что в нашей стране до сих пор используют такую плаху, как «формат», — это отдельная тема. Я до сих пор страдаю от этого. Каждый раз, когда перед «Евровидением» я несла на радио свою песню (я не хочу произносить название этой станции), мне говорили: «Это неформат! Формат — это

российская музыка, зарубежная, но не украинская». «Дикие танцы», по большому счету, стали ротировать даже не тогда, когда я потрясала в руке наградой, и не тогда, когда все новости от Лондона до ВВС кричали о моей победе. Меня поставили в плей-листы наших радиостанций лишь когда я в чатах Германии, Испании и Бельгии обогнала Робби Уильямса.

И все же, что будет с культурой?

— Культура — явление разноплановое. Говорить о ее проблемах можно бесконечно. Чем больше мы толкуем о том, что нет ни украинской литературы, ни украинского кино, ни, в конце концов, конфет и тракторов, тем больше сил мы расходуем в никуда. В Украине бесконечно много талантливых людей. Но чтобы реализовать себя, им приходится прилагать титанические усилия. Я выступала на «Евровидении» за те средства, которые мы с Сашей Ксенофонтовым (муж и продюсер. — Авт.) нашли сами. При этом мы привезли с собой 500 килограммов информационных материалов об Украине. И уже через несколько дней турки продавали на базаре желто-голубые знамена. Когда я вышла на сцену, половина зала подняла наши флаги. Мой пример может воодушевлять, но не каждый наберется смелости идти таким тяжелым путем. Потому государство должно поддерживать исполнителей и других деятелей культуры. Если поп-исполнители, рок-музыканты еще могут сами пробиться, то фольклор, классическая музыка нуждается в серьезной поддержке и инвестициях. Поэтому в ближайшее время я планирую разработать глобальный план создания фонда украинской культуры.

А с «пиратами» не хотите побороться?

— Очень даже хочу. Я лично страдаю от «пиратства». До сих пор мы с Сашей не имеем квартиры в Киеве, поскольку выручаем с продаж дисков ровно столько, сколько необходимо снова вкладывать в работу. Я выпускаю альбом, а зарабатывает на этом кто угодно, кроме меня. Очень хочется остановить эту цепную реакцию. Сейчас нам с Сашей удалось провести антипиратскую кампанию и сделать цену лицензионного диска близкой к подпольному, в пределах 17—19 гривен. И продали мы полмиллиона копий в Украине! Чтобы совершить такое сегодня в нашей стране, нужно быть просто ненормальным.

Защита авторского права, интеллектуальной собственности, закон о меценатстве — это то, чем я собираюсь заниматься в парламенте. Это позволит артистам не побираться по спонсорам, а иметь четкие схемы, при которых действуют уже только законы конкуренции. Чтобы было так: «Хороший продукт?» — «Поехали!» Недостаточно хороший?» — «Развивайся, работай дальше, и мы поможем!»

Если вы собираетесь так активно работать в Верховной Раде, сцену придется оставить. А как же миллионы ваших поклонников? Думаете, ваши речи с депутатской трибуны им понравятся больше, чем песни?

— Скоро выйдет мой новый проект. Это будет не клип, но вам должно понравиться. Это нечто необычное, но не противоречащее тому, что вы уже обо мне знаете. Сейчас работа над ним еще продолжается, поэтому секретов открывать не стану. Лишь скажу, что вместо гуцульской амазонки, женщины-воина, вы увидите персонаж из фэнтези. При этом все будет сказано прямо, без метафор. Моя мама, когда рассматривала фотографии со съемок, не узнала меня. Вы увидите нечто незабываемое, но... в мае.

По поводу зрелищ... В начале проекта «Дикие танцы» многие спецэффекты монтировались вами практически вручную. К кому планируете обратиться для воплощения новых образов?

— К зарубежным специалистам. Наши потребности в Украине реализовать еще не могут. В данный момент мы работаем с человеком, который ставил шоу Rammstein.

У вас довольно своеобразный гардероб: в повседневной жизни вы носите джинсы и майки, на сцене — кожаные и этнические ансамбли. В чем собираетесь ходить в Верховную Раду?

— У меня есть одежда на все случаи жизни. Я же не появлялась в джинсах на приемах у глав государств, как и положено, приходила в платье и классических лодочках на шпильке. Найду, что надеть и в парламент. К тому же у нас нет закона, который бы «говорил», как одеваться депутату. Внешность не главное, главное — работа.

Благодарим за помощь в создании материала Ирину Осеннюю.

Елена ШЕВЧЕНКО, Анна ЛЕОНТЬЕВА, «Сегодня»

http://today.viaduk.net